2017-02-18 09:02:12
Тушите свет с Виктором КАЗЮЛИНЫМ

Нет, он не Крауч. Каким был Юрий Вергейчик на футбольном поле

Нет, он не Крауч. Каким был Юрий Вергейчик на футбольном полеДо того, как стать сначала тренером, а затем руководителем солигорского "Шахтера", Юрий Вергейчик был еще и неплохим футболистом.

Кадр тридцатый. Нет, он не Крауч, он другой...

Учеба в гандбольном спецклассе не то что не отвратила меня от первой спортивной любви — ни на градус не снизила ее искреннюю мальчишечью крепость. Тогда, когда деревья в столичном Заводском районе были большими и, как в лесу, густыми, а телевизоры и радиоприемники настроены на три-четыре канала, "живого" футбола в моей жизни было много. И не только дворового. Матчи родного по "автазовской" прописке и артельной принадлежности (батя — матерый МАЗовец) минского "Торпедо" в первенстве БССР — святое. Игры боготворимого с детсадовских шортиков минского "Динамо" в чемпионате доживавшего век, хоть и не подозревавшего об этом (а кто подозревал?) Советского Союза — святее некуда. Динамовский дубль в сфере моих стадионных пацанских интересов шел прицепом. Однако прицепом ладно груженым.

Там, на "Тракторе", в какой-то домашней дублерской заварушке, я впервые и увидел этого тощего долговязого нападающего по имени Юра. Юрий Васильич, без обид: теперь понимаю, что одно из своих прозвищ, Зубочистка, Вергейчик получил много позже — зубочистки в Союзе, как и многое другое, были дефицитом, для ковыряния в зубах народ на одной шестой части суши в лучшем случае использовал спички. Но если глянуть на того, двадцатилетнего, Юру глазами сегодняшними — Зубочистка и есть.

Чтобы было нагляднее и понятнее: англичанин Питер Крауч, который моложе героя этой зарисовки на чертову дюжину годков, в пору мужания и профессионального восхождения со своими 201 см роста и граничившей почти с дистрофией худобой выглядел бы на фоне минского динамовца Юры из конца 80-х едва ли не жирдяем. К слову, уже в бытность Юрия Вергейчика тренером, а потом клубным чиновником, его, случалось, на полном серьезе принимали за всамделишного Крауча. И даже пытались брать автографы. Ну, то есть, Юрий Васильевич думал, что расписывается на память как Вергейчик. А человек-то брал вензель у Крауча. И все были счастливы. И Вергейчик в отблесках славы, подмахивавший лист как Вергейчик. И болельщик, который, возможно, до сих пор поражается оригинальной, почему-то кирилличной подписи Крауча. И даже Крауч, пусть и не подозревавший о десятке сэкономленных секунд жизни...

В обойме резервистов "Динамо" он объявился в 1988-м. А уже в следующем сезоне громко выстрелил на дочернем (и, особенно с сегодняшней колокольни, поверьте, весьма солидном) уровне. В те переломные для огромной державы и ее спорта времена футбольный флагман БССР изрядно утратил высшелиговый лоск, промышляя редкими соревновательными проблесками и имея стойкую середняцкую репутацию: 1989-й — 9-е место, 1990-й — 12-е, 1991-й — 8-е. А вот минский дубль шумел, как тот камыш, деревьями гнул соперников и сулил спортивному достоянию республики светлое будущее.

Юрий Вергейчик

Не сказать, что болельщицкий интерес к турниру дублеров зашкаливал. Не сказать даже, что просто был прочным и высоким по стране. Однако бывало, что и матчи резервных составов собирали на трибунах неслабую зрительскую аудиторию. А уж если дела у второй команды спорились, как у минчан в 1989-м... Помню, как папа, на правах главы семьи первым завладевавший свежими номерами "Советского спорта" и "Физкультурника Белоруссии", нарочито медленно и торжественно конферансил: "А знаешь, как вчера наш дубль на выезде с "Араратом" сыграл? 1:0! Угадай, кто забил?"

В тот год я угадывал часто. Потому что вероятность попадания в точку ощутимо вырастала, когда называлась фамилия Вергейчик. В 89-м дублеры минского "Динамо" первый и единственный раз в истории завоевали золотые медали чемпионата СССР. А 21-летний Юрий Вергейчик с двенадцатью забитыми мячами стал лучшим бомбардиром минчан, всего пару голов уступив лидеру общего чемпионатного реестра снайперов.

Обычно такие добротные показатели да еще в уже вполне зрелом, по футбольным меркам, возрасте редко остаются без пристального внимания тренерского штаба головной команды. Но Вергейчик практически безвариантно проторчал в дубле до двадцати трех, едва не повторив с "бело-синим" молодняком золотой успех в 1991-м — в последнем союзном первенстве дублеры "Динамо" финишировали в серебре, вслед за днепропетровским "Днепром". Вот и вышло, что в период игроцкого становления Юрий сыграл за динамовскую основу всего один неполный матч...

Но Вергейчик не затерялся. С обретением Беларусью суверенитета почти не нарастивший на ребрах мясца, зато не расплескавший таланта, окрепший ментально и в мастерстве, он стал одним из заводил и застрельщиков сформированной на базе даровитого динамовского дубля "Беларуси", немногим позже прославившейся под наименованием "Динамо"-93. 35 голов в 105 встречах — статистика, креатив и созидательный кураж заточенного на атаку универсала, привлекавшегося в национальную сборную (1994-96, 7 поединков, 1 гол) впечатлили заморских зазывал. Так в биографии Вергейчика в 1995-м счастливо нарисовался бельгийский "Моленбек", где резвоногого белоруса реально помнят и сегодня. Далее — немецкий "Ален" из оберлиги. Тоже познавательные и полезные пару сезонов в имиджевой легионерской ипостаси. А потом пришел черед судьбоносной карьерной вехи...

Футболистом в Солигорске Вергейчик доиграл. В Солигорске же со светлой головой в 2001-м и окунулся в тренерство. У него была минимальная ассистентская раскачка — уже в 2002-м, после экстренной отставки Николая Костюкевича, 34-летний специалист возглавил "Шахтер". Чтобы стать его легендой и быть ею до сих пор. И дело не только в феерическом и пока единственном горняцком чемпионстве-2005. Всей широкой противоречивой душой прикипев к городу соляных копий и их суровых старателей, Вергейчик сделал для тамошнего футбола столько, сколько не сделал никто другой. Это он превратил Солигорск в по-настоящему футбольный город. И это подвижничество далеко не окончено.

Говорят, худые — злые. Вергейчик — злой, кто бы сомневался. Но злой избирательно — в части радения за справедливость, интересы белорусского футбола вообще и солигорского в частности. Если они, по его весомому и никогда пустопорожнему мнению, попраны — хавайцеся у бульбу, держите Васильича семеро.

Самое известное его прозвище, давнее и липучее, — Косой. Сам Юрий Васильевич объясняет "Косого" приблизительно такой простенькой и безобидной легендой: дескать, на первой тренировке в "Динамо" из десятка ударов на точность почти все запустил в "молоко". Тут же, мол, и приклеилось: Косой...

Может, и правда. Но вы видели Вергейчика, когда он не в духе? Во взрывоопасных, "от ножа" ситуациях? Ох, недобрый у него взгляд... Именно про таких говорят: косо смотрит. И это — очень мягко говоря...

Юрий Вергейчик

Так часто бывает: общительный, веселый, "душа нараспашку" человек, а на работе включает форменного "психа". Тренером Вергейчик был импульсивным. Фейерверк, лавина эмоций. На том и погорел. В конкретную дату — 10 мая 2009 года. Место действия — солигорский "Строитель". Событие — календарный матч чемпионата Беларуси с "Минском". Вот выписка из протокола заседания ДК: "Решением дисциплинарного комитета Белорусской федерации футбола главный тренер солигорского "Шахтера" Юрий Вергейчик дисквалифицирован на четыре матча чемпионата страны и оштрафован на 40 базовых величин (1,4 млн. рублей). Наказание вынесено за оскорбительное поведение, допущенное в адрес судейской бригады, обслуживавшей 10 мая матч “Шахтер” — “Минск”, который завершился поражением хозяев со счетом 0:5. В конце первого тайма Вергейчик вышел на поле, чтобы указать судье на ошибку. Тренер посчитал, что арбитр Анатолий Седнев должен был удалить вратаря гостей за фол последней надежды, а не ограничиться желтой карточкой".

"Вышел на поле" здесь — елейный эвфемизм. Вергейчик выскочил на мураву "Строителя", как инженер Тимофеев за транзисторами для Ивана Грозного. С конкретным намерением пустить по солигорским закоулочкам клочки рефери Анатолия Седнева (кстати, родного братца замечательного игрока и наставника Александра Седнева). Немаленький габаритами и силушкой помощник рулевого Алексей Вергеенко — и тот с трудом сцепил и удержал в объятьях наэлектризованный Вергейчиковский торс. Вот где демоническая худоба экспрессивного Юрия Васильевича сработала "в дугу" — стреноженный грубой силой инквизитор до арбитра не добрался...

Волею рока это оказался последний матч Юрия Вергейчика в тренерском статусе. Он сам подал в отставку. Руководство клуба ее не приняло и отправило главкома в отпуск — ненадолго, пока суд да дисквалификационное дело, успокоить нервишки. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Юрий Васильевич обрел душевное равновесие, а вместе с ним и непоколебимое доселе желание оставить выжигающее и без того горячее сердце тренерское поприще. В таких случаях принято философски изрекать: все, что ни делается, — к лучшему. Хотя я жутко не люблю этот размытый поповский постулат слабых. Но...

Вот вы говорите — Капский. Анатольич, конечно, глыба. А разве Вергейчик — не глыба? Погрузившись в 2010-м в должностное адское житие директора ФК "Шахтер", Васильич навоздвигал себе столько рукотворных и прочих памятников... Одна клубная база, мечту о которой он лелеял, как родное дитя, чего стоит! К 2012 году под чутким руководством и директорским напором Вергейчика здание профилактория "Жемчужина" из совковой общаги превратилось в отреставрированное комфортабельное "поместье" — его улучшают каждый год. Весь клуб вместе с офисом туда перебрался. В 2015 году открыты два шикарных естественных поля, со всей необходимой техникой для ухода за ними и с закрепленными за этим работниками. Имеются собственный пищеблок, кухня и повара (все готовят сами, вплоть до хлеба и булочек), тренажерка, современное медоборудование, нужное для восстановления и контроля за здоровьем игроков.

Благодаря базе огромный толчок получило клубное отделение молодежного футбола. 11 возрастов у "Шахтера"! Для иногородних выделен на базе целый этаж. Учеба в близлежащей школе номер 8, где, начиная с 6-го класса, действует футбольный спецкласс. Транспорт для детей, (клубный бус "мерс"), школа, пристанище, бассейн — все в наличии. На базе работают воспитатели — четыре человека по 12 часов. Контроль за режимом, уроками — серьезнейший. Все выезды пацанят на зарубежные (!) сборы (!) летом (в основном Болгария) — все за счет клуба! И вишенка на торте: за последние пять лет Солигорск делегировал в сборные различных возрастов, навскидку — Суворова, Василевского, Ковалева, Рапейко, Клемятича, Шибуна, Лисаковича, Сенько, Кривульца, Лебедева, Баля, Пилиповца, Тупалова, Золотова...

И это все о нем. Человеке, живущем "Шахтером" и сопряженным с ним проблемами и деяниями двадцать четыре часа в сутки. А если выпадает двадцать пятый, то: "Больше всего удовольствия сейчас мне приносит то, что в свободное время по вечерам в Солигорске помогаю тренировать семилетних детишек нашей школы. Потом прихожу в номер на базе настолько заряженным положительной энергией! Совершенно по-другому себя ощущаю, глядя на этих маленьких футболистов. С каким желанием они играют, как эмоционально переживают! Это моя отдушина — и настоящий эликсир, который позволяет с надеждой смотреть в футбольное будущее". Это из прошлогоднего, апрельского, интервью "Прессболу"...

Вы скажете, какой-то уж больно по концовке идеальный у нас персонаж получается. Как Гога, он же Гоша, он же Георгий Иванович. Нет, не идеальный. Потому что, хоть убейте меня, это преступление — зарывать в терриконы недюжинный тренерский талант в угоду, пусть и выдающемуся, таланту административному. И ведь Вергейчик тренера в себе не убил. И он это прекрасно знает...

5 марта Вергейчику стукнет всего-то сорок девять. Юрий Васильевич, у вас ведь тоже голос. Вы тоже петь хотите. Наш футбол привлекателен. Вы в качестве тренера — чертовски привлекательны. Так чего время терять?

Да, большое спасибо за майку "Шахтера". В моей коллекции она будет одним из самых ценных экземпляров. Потому что подарена лично вами.



Комментарии (0)