2017-05-10 22:12:31
Чемпионат Беларуси

Александр Батищев. Подбежали ополченцы, перезарядили автоматы...

Александр Батищев. Подбежали ополченцы,  перезарядили автоматы...За предыдущие два с половиной года он забил в чемпионате Беларуси лишь однажды. А всего за четыре проведенных матча в нынешнем розыгрыше намолотил уже в три раза больше. Старт сезона для украинца Александра БАТИЩЕВА складывается пока прекрасно.


И это при том, что зимой полузащитник “Крумкачо
ў” одной ногой был в другой команде — донецком “Олимпике”. О той истории с налетом скандальности, о войне на Украине, о своей большой семье опорник и рассказал корреспонденту “ПБ”.

— Что с тобой случилось, что ты стал так много забивать?
— Все спрашивают… Да ничего не случилось. Может, дело в психологии. Стал больше этого хотеть. Да и пора уже. Секрета нет. Возможно, это связано еще и с приходом Владимира Пятенко. Мне хорошо знакомы его требования. Но вообще все зависит от тебя самого. Мне все говорят: надо вбегать в штрафную и бить. Если будешь это делать, голы придут.

— При этом за первые полтора года в Беларуси ты не забил ничего…
— Да. Занимался организацией атак. Говорили, что у меня нет концовки. Получается, доказал, что могу и забивать.

— Как тебе новое прозвище — Батигол?
— Нравится. Батистута был отличным футболистом. Хотя в команде я просто Батя. А на Украине называли Куффур. Был такой футболист в “Баварии”. Я ведь смугленький, похож на него.

— Зимой ты получил вид на жительство и уже не считаешься в нашем чемпионате легионером. Как проходила процедура?
— У моей жены белорусские корни. Отец отсюда. Вот через нее и сделал вид на жительство, чтобы облегчить жизнь клубу. Пункт назывался — воссоединение семьи.

— Насколько ты уже стал своим в Беларуси?
— Процентов на восемьдесят, а то и на девяносто. Все нравится. И город, и еда. Особенно блюда из картошки, в частности, драники.

— Если вдруг поступит предложение из сборной Беларуси, что ответишь?
— Ну, если еще забью три-четыре мяча… В случае чего я готов. Я ведь не заигран за украинские сборные.

— Что там за история произошла с твоим отъездом в “Олимпик” и последующим возвращением?
— В Беларуси контракты подписываются в основном на год. И мы изначально договаривались с “Крумкачамi” на этот срок. Может, агент, я и руководители неправильно поняли друг друга. Считал, что по окончании сезона контракт закончился. Дал понять, что надо что-то делать: или переподписывать на улучшенных условиях, или искать новую команду. Денис Петрович Шунто сказал: хорошо, постараемся сделать лучше условия. Я согласился. Но когда дело дошло до подписания, сказали, что на сегодня увеличить зарплату мне не могут. Я ответил, что буду искать вариант получше. Не получится — останусь. Агент нашел хорошую команду — “Олимпик”. Сказал: буду уходить. Но мне сообщили, что у меня действующий контракт. Может, где-то я недосмотрел или ошибся… Допускаю, что мог не глянуть на дату. Если я виноват, то так тому и быть. Клуб запросил компенсацию. “Олимпик” платить не хотел. Словом, не договорились. Вернулся в Беларусь. Пришли к выводу, что, если у меня контракт, надо его доработать.

— После возвращения в команду чувствовал за собой вину?
— Если честно, нет. Это нормальная ситуация. Футболист хочет сделать шаг вперед. А клуб желает его сохранить. Просто началась возня в прессе. Это, конечно, нас не красит. А между собой поговорили по-мужски. У меня было еще одно предложение. Но сошлись, что надо продолжить работу. Вины не чувствовал. И ребята нормально приняли, и тренер — он тоже спрашивал об этом. Разобрались, все нормально.

— Шунто говорил, что в команде не обойдется без подколок по этому поводу.
— Они были. Шутил наш главный весельчак Слава Глеб. Мол, благодаря вашей разборке мы хотя бы узнали, сколько нам премиальных должны. Еще ребята говорили: съездил на Украину — стало больше кубиков на прессе. Но все по-дружески.

— В разгар прошлого сезона ты пробежал полумарафон. Как перенес?
— У меня жена занималась легкой атлетикой. Имеет первый разряд. Мы вместе учились в спортивном интернате. Нам это интересно. Смотрим чемпионаты мира, Олимпиады. Часто дискутируем. Мне всегда казалось, что некоторые футболисты бегают быстрее легкоатлетов. А она говорила, что этого не может быть. И вот узнали, что будет проходить полумарафон. Я загорелся желанием поучаствовать. Считаю себя очень выносливым. А она сказала, что мне придется тяжело. Поспорили. Правда, я потом подумал, да и Олег Анатольевич Дулуб сказал: это неправильно — бегать во время чемпионата. Здесь я, конечно, сделал ошибку, не предупредив его. Он заметил, что гасится скорость. Согласен. Хотя преодолел дистанцию — и не почувствовал ухудшений. Наоборот, показалось, что стал еще выносливее. Как любит говорить моя жена, пробежал по личному рекорду. Пускай теперь она попробует повторить этой осенью.

— Ты финишировал сотым из почти двух тысяч человек — высокий результат.
— Да, много людей участвовало. Мог и лучше. Хотя после первого круга задача была уже — просто добежать, доказать себе. А спор у жены, получается, выиграл. Полгода ходил довольный. Супруга уже молчала.

— В дубле донецкого “Шахтера” ты пересекался с Фернандиньо. Есть история про него?
— Вспоминается разве что одно упражнение. Удержание мяча на ограниченном пространстве. У нас в дубле при его выполнении была в основном борьба. Тренер говорил: у первой команды в таком “квадрате” набирается по двадцать передач, а вы не можете и двух связать. Это удивило и запомнилось. Об одном жалею — когда “Шахтер” хотел выкупить меня, “Заря” не отдала. С горем пополам договорились только об аренде. Как по мне, это было плохое решение. Год пролетел очень быстро, не успел доказать тренерам. И их отношение было не такое, как изначально.

— Как сейчас обстановка в твоем родном городе Рубежное?
— Намного лучше, чем в Луганске и Донецке. Все спокойно. Много родственников там осталось. Как жена любит шутить, сейчас это столица мира. Город областного подчинения. Цены низкие. Военных действий нет. Раньше же много людей гибло. Аховая ситуация была. А положение дел в Донецке, Луганске удручает. У меня там теща живет. Рассказывает, что все очень плохо. Иногда аж сердце кровью обливается, когда узнаешь новости. Пока улучшений не видно. Хороших прогнозов на лет десять вперед у меня нет. С этой войной на Украину я сейчас вообще не езжу. Только если в Киев по делам. Как перебрался в Беларусь, в Луганске не был.

— Ты ведь предлагал родственникам переехать в Минск?
— Да. Расскажу случай. Когда только началась война, ехали на машине с другом на тренировку. Он сам со Львова. На одном из блокпостов, неподалеку от моего дома нас остановили. Спросил: зачем? Мы ведь свои, ездим каждые пять минут. Нас попросили предоставить документы. Увидев в паспорте друга львовскую прописку, человек сразу взялся за автомат. Очень сильно нас напугал. Потребовал выйти. Сбежались ополченцы, перезарядили автоматы… Картина ужасная. Был в шоке. Хорошо, что высадили дома беременную жену. Не знаю, что случилось бы, будь она с нами… Родила бы, наверное, на месте. Спустя два-три дня уехали из Луганска. Жену отправил в Одессу, а сам на просмотр в Бобруйск. Так что, насмотревшись на все это, говорил родителям Ярославы: уезжайте, оно того не стоит, жизнь дороже. Мол, выкрутимся, если надо, будем ютиться. Это же не дело, когда ты рискуешь своей жизнью. Но они люди в годах. Обжитое жилье бросать не хотят. А для нас тот случай все изменил. Уехали, я нашел команду… Вот и живем здесь уже три года. И никуда не хотим уезжать.

— Как вы выпутались из той ситуации?
— С испугом. Дали номер кого-то из команды. Те люди позвонили, проверили. Слава богу, отпустили без приключений. Но, когда ехали назад, нас опять тормознули. Причем стали нагло смеяться в лицо. Говорю: это не смешно, когда рядом с тобой перезаряжают автомат. Для них же это было как веселье.

— Недавно у тебя родился третий ребенок. В “Крумкачах” ты самый “многодетный” отец?
— Вроде как да. Хотя догоняют. По двое детей у Самюэля Одеоибо, у Антона Амельченко. Меня все постоянно об этом спрашивают. Так что хочу дать развернутый ответ на вопрос. Да, у меня большая семья. Очень сильно люблю ее. И жену Ярославу, и двух сыночков, и лапочку-дочку. Старшему Никите шесть лет, среднему Мишке в июле три будет, а Камилле пошел четвертый месяц. Думаю, на этом остановимся. Хотели и мальчиков, и девочку — получилось. Есть комплект. Ха, на мини-футбольную пятерку хватает. Что еще сказать? Любите свои семьи. Дети — это счастье. Если бог дает, это здорово.

— Тяжело справляться с тремя детьми?
— Воспитание детей — одно из самых трудных занятий. И нет единого мнения, как правильно это делать. Стараемся с женой. Нелегко. Но усталость здесь — приятная. Делаю все, что надо. Понянчиться, накормить, напоить, погулять, памперсы поменять… Я парень семейный. Жена всегда говорит: если бы не Саша, не справилась бы, наверное. Это мои дети. Понимаю, что супруге было бы нелегко одной. У многих принято: жена дома с детьми, а муж на работе, и это его не касается. Но должно быть пятьдесят на пятьдесят. У меня такие взгляды. Зимой, когда жена рожала, приехала помогать теща. Но возникли дела, надо было срочно возвращаться. Выпутались и из этой ситуации. Жена отправилась в больницу, а я остался с двумя детьми. Самое мое нелюбимое занятие — готовить. Но справились.

— Беларусь для семейной жизни — идеальное место?
— Да. Все здорово. Везде порядок. Очень нравится здесь. И отношение к нам доброжелательное. Ходим в парки, кино, дельфинарий, любим кататься на велосипедах. Для полного счастья не хватает только своей квартиры. Был бы не против остаться здесь жить. Правда, сейчас накопить на жилье трудно. Зарплаты маленькие, квартиры дорогие….

— Что означают твои татуировки?
— Они у нас с женой одинаковые. Это даты рождения и инициалы сыновей. Вот думаем сделать еще одну — в честь дочки.



Комментарии (0)