2017-06-13 21:43:13
Чемпионат Беларуси

Экстралига. Прожекты перестройки

Экстралига. Прожекты перестройкиИтак, белорусская экстралига изменится. Напомним, что ближайший национальный чемпионат-2017/18 станет, можно сказать, квалификационным.


Восьмерка топов продолжит выступление в элите, четверка флопов плюс квартет новых команд из городов-стотысячников составят в сезоне-2018/19 экстралигу 2. Плоха ли предложенная схема реформы, хороша ли — в ее пользу свидетельствуют уже ожидающиеся изменения, которые, безусловно, давно назрели. О принятой за основу программе перестройки — интервью со спортивным директором ФХРБ
Александром ХРОМЫЛЕВЫМ.

— Экстралигу ждет реформа, причем по любопытной схеме. Были ли иные?
— Последние несколько лет федерация не просто проводила чемпионат, а вела постоянный мониторинг положения дел в нем. Его критерии изобретать не нужно было — все давно придумано и опирается на цифры. Здесь и посещаемость, и количество хороших и “плохих” матчей. Во втором случае речь о поединках, заканчивающихся разгромом одной из сторон. Деление команд на шестерки по истечении двух кругов доказало эффективность. Однако назрел следующий шаг, импульс которому придало и недавнее совещание по вопросам развития хоккея на государственном уровне.
Накануне мы действительно уже имели несколько вариантов изменения формата национального чемпионата. Один из них, например, предусматривал сокращение экстралиги до восьми команд уже в ближайшем сезоне. Но большинством голосов принят тот, о котором и было объявлено. Его несомненное преимущество в том, что он вполне соответствует спортивному принципу. Шанс избежать понижения в классе через год сейчас есть у всех. И останется даже у тех, кто по итогам двух кругов окажется в нижней шестерке. Но и до этого спринт представителей нижней части таблицы будет неплохо мотивирован. Есть основания ожидать, что с точки зрения зрелищности сезон-2017/18 в экстралиге даст фору многим предшествующим.

— Видимо, у реформы имеются и какие-то подводные камни?
— Уже можно сказать, что команда U-20 — базовая для молодежной сборной — будет иметь бронь от понижения в классе. Надеемся, что при этом будет показывать хоккей не хуже, чем в завершившемся чемпионате, где она пробилась в топ-8 по спортивному принципу. Хотя ближе к плей-офф, когда после молодежного чемпионата мира во главу угла встанут интересы юношеской сборной U-18, вновь возможно омоложение.

— Выходит, конкуренция за место у “пограничной” зоны восьмерки будет еще более жесткой...
— Естественно, это одна из прямых целей реформы. Уйти от практики, когда в лиге дюжина команд, часть из которых смирилась с аутсайдерским реноме. Чего бояться, если через год опять стартуешь в этой же дюжине с нулем очков, как у всех. Хотя ничего хорошего в таком застое нет.

— Но проблемные регионы давно очевидны. И квартет неудачников можно предсказать уже сейчас с высокой степенью вероятности.
— Вот и посмотрим, насколько в этих регионах обладают волей к борьбе. Одно дело, когда “еще один год не удался — ну, может, на следующий получится”. Другое — когда факт застоя будет задокументирован. Не протоколами нескольких матчей и даже не таблицей, а понижением клуба в классе. И об этом всем объявлено заранее, на старте лета и задолго до начала сборов.

— Еще одна любопытная тема — квартет новичков в экстралиге 2. Очевидных проблемных моментов два — средства и кадры.
— Появление команд мастеров в крупных городах, где для этого созданы все условия, напрашивалось давно. Финансовый вопрос, разумеется, непростой, но решаемый. В конце концов, клубы будут создаваться не с бухты-барахты, на это есть год. Кадровая проблема также решаема: фактически нужно найти семь десятков игроков — для Орши, Барановичей и Пинска. Бобруйск, как и обещал, возвращается в национальный чемпионат уже с ближайшего сезона. Пока — в высшую лигу, но через год у них уже будет команда для старта ступенью выше. Для остальных кадровый резерв — как минимум та же “вышка”, где к следующей весне появятся кадры, на смену которым придет новая молодежь из хоккейных школ.
Здесь присутствует очень важный нюанс — для чего в первую очередь планируется создавать команды в городах-стотысячниках. Не для голого вала и натягивания количества участников экстралиги 2 до восьмерки. И даже не для загрузки арен по профилю, хотя их непрофильное использование тоже алогично. Главная цель — придать системе на местах завершенность. Школы же работают при всех аренах. Но для чего — не вполне понятно, если занимающиеся там дети видели взрослый хоккей только по телевизору. А в более населенных городах и кадровый выбор для школ логично больший, но пока задействован слабо.

— С разделением и пополнением понятно — что дальше? Имею в виду итоги сезона- 2018/19. Какой будет ротация между частями “экстры”?
— А вот этот вопрос еще требует обстоятельного обдумывания и поиска оптимального варианта решения. С одной стороны, понятно, что и потолок зарплат, и легионерский лимит во второй экстралиге должны быть скромнее. С другой — это изначально ставит ее лидеров с аутсайдерами первой в неравные условия при прямом соперничестве. Ясно, что ситуация не безвыходная и какое-то решение будет найдено. Но без спешки: не хотелось бы здесь наломать дров. Изучаем сейчас соответствующий опыт других лиг.

— Восемь команд в лиге — это же готовый пул плей-офф. Не убьет ли это интерес к предварительному этапу?
— И здесь есть варианты. Один из очевидных и уже не нами испытанных — плей-офф из шести команд, при котором два лидера напрямую проходят в полуфинал. Предварительный этап пока планируется из шести кругов — по 42 матча. В любом случае четкая формула будет разработана до старта. С нынешней на ближайший сезон все более или менее понятно, ответы на еще открытые вопросы клубы получат также заблаговременно. В том числе и касающиеся особенностей функционирования экстралиги 2 — те самые лимиты и потолки.

— Как федерация намерена бороться с одной из неприятных цифр — падающей средней посещаемостью матчей национального чемпионата?
— Точно не административными методами. С посещаемостью вообще интересная история. Да, в цифрах она просела. Но, по крайней мере, это уже адекватные цифры. Поясню: пару лет назад нам стало очевидно, что протокольное количество зрителей часто не соответствует фактическому. Обычно как определяется посещаемость: местный секретарь матча повертел головой туда-сюда — и вписал на глазок. Как правило — завысив. Попросили клубы относиться к этому строже, поручив инспекторам контроль.
Так что, повторюсь, нынешние цифры честные. Да, незавидные, да, намерены исправлять ситуацию. Исправиться она может при соблюдении трех условий: как можно меньше предсказуемых матчей, как можно больше комфорта для зрителей, помимо собственно хоккея. И наконец, постоянная информация и доступность “картинки”. Она не отучает от трибун, а, напротив, способна заинтересовать на них прийти, особенно при выполнении двух первых условий.

— Заодно если отказаться от сомнительной практики проведения матчей в час дня в выходные.
— Она, может, для кого-то спорная, но насчет сомнительности — перегиб. Вот свежий пример: вы в курсе, что сейчас всерьез обсуждается возможность начала матчей футбольной английской премьер-лиги в половине двенадцатого утра? Как думаете, почему?

— Не в курсе и с ходу теряюсь в догадках.
— Чтобы эти игры могли смотреть в прайм-тайм в прямом эфире азиатские страны. Это очень перспективный растущий рекламный и коммерческий рынок.

— Не улавливаю параллели: ведь телеправа на нашу экстралигу не пользуются международным спросом.
— Параллель — в роли телевидения, в угоду которому мы и передвинули начало матчей в выходные на тринадцать часов. Это, возможно, несколько ухудшило посещаемость арен, но, безусловно, расширило аудиторию. Поверьте, я не голословен, соответствующий анализ постоянно проводится. В случае с интернет-трансляциями это и вовсе элементарная задача. Мы знаем, какой интерес вызывают, к примеру, показы гостевых поединков “Немана” или “Гомеля”. И здесь динамика положительная — уже неплохо.



Комментарии (1)

Скорпыч 10 Июл 2017 16:42
42 матча в регулярке очень мало. Минимум 52 матча надо.