2017-08-03 21:51:31
Чемпионат Беларуси

Реэкспорт. Роман Дюков: некоторым не понять

Реэкспорт. Роман Дюков: некоторым не понятьВот уж воистину история движется по спирали. Аккурат год назад (ладно: если совсем строго — год плюс два дня) мы сидели за этим же столиком на фуд-корте “Арена-Сити” и так же болтали под диктофон.


Тогда 20-летний защитник сборной Беларуси
Роман ДЮКОВ готовился к первому в карьере легионерскому “экспириенсу” — сразу североамериканскому. И вот мы вновь в той же точке пространства, пусть и в другом времени. Позади 12 месяцев, 21-летний Роман уже несколько недель как полноправный новичок минского “Динамо”. Возможно, по ту сторону океана все сложилось не так, как хотелось в прошлом августе — вместо АХЛовского “Стоктона” довелось постигать американские университеты рангом ниже — на пару с другим белорусским защитником Степаном Фальковским в составе “Адирондак Тандер” в Лиге Восточного побережья. Но проигравшим что-то он себя не считает. И, пожалуй, имеет на то право.

— Пушкинское “год прошел, как сон пустой” не про тебя?
— Точно нет. И при таком раскладе я сделал шаг на ступень выше, сменив экстралигу на ECHL. В любом случае уровень серьезнее. Заодно посмотрел другой мир. Живем вроде на одной планете, но разница на самом деле ощущается. В общем, было интересно. Пусть и действительно не совсем так, как хотел. Что ж, сейчас не получилось с АХЛ... Значит, так зачем-то надо было.

— Что все-таки не срослось конкретно и почему?
— Ох, сколько раз пытался ответить на этот вопрос и себе, и другим, но так исчерпывающего ответа и не нашел... Все больше склоняюсь к идее, что американцы, уже когда подписывал контракт с АХЛовским “Стоктоном”, изначально знали, что как минимум сразу я в нем играть не буду. Поначалу говорили: “Давай попробуешь силы в “Адирондаке”. Все-таки ты всю жизнь играл в Европе, надо адаптироваться”. Провел первые матчи: четыре бомбардирских балла, был заметно в плюсе полезности. Думал, поднимут сразу, но дальше “давай еще недельку, еще — вот-вот купим тебе билет в Калифорнию”. В итоге купили, но уже в Минск.

— Но в “Стоктоне” же тоже побывал вроде?
— Да, где-то на стыке осени и зимы. Вызвали на пару дней, потом отослали обратно. Даже не припомню, напутствовали ли как-то при этом. Честно говоря, как ни старался, так и не смог уловить логики. Не только в отношении себя, но и остальных. И вызываемых на повышение, и нет. От статистики это точно не зависело. Даже от контракта: не раз поднимали с односторонними, заключенными только с “Адирондаком”.

— Так каким был твой полный маршрут минувшей осенью? Минск — ...
— Калгари, предсезонный кэмп “Флэймз”. Из которого меня отсеяли в последней партии, если не сказать вообще последним. Поначалу даже была мысль: “А чем черт не шутит: может, стартую в сезоне и не в АХЛ”. Оказалось, как в воду глядел. Правда, мягко говоря, не так, как хотелось бы. Отправили в “Стоктон”, провел там выставочный матч. С ходу голевая, плюс два полезности. Уж оттуда-то, был уверен, точно не отправят. Но генменеджер был иного мнения.

— Почувствовал хоть немного ауру одного из самых криминогенных городов США?
— Не довелось. Нам рекомендовали особо не высовываться из отеля, мы и не высовывались. Да и особо незачем было: там все на месте, включая бассейн с шезлонгами для восстановления после тренировок. Ну пару раз в соседний магазин выбрались... В полусотне метров от отеля.

— Зато в порту приписки “Адирондака”, полагаю, жилось почти как в сельской идиллии. Глянул, что за Гленс Фоллс: население чуть больше 15 тысяч — типа наших Пружан.
— Примерно. Только благосостояние местных заметно лучше, естественно. Ну и сфера обслуживания даст фору не то что Пружанам — иным крупным центрам что Беларуси, что России.

— Хоть какие-то достопримечательности в городке были?
— Главная — Нью-Йорк в четырех часах езды на авто. Хотя стоп: чуть не обидел. Рядом с городом озеро Лейк-Джордж. Считается одним из живописнейших во всех Штатах. Там действительно классно: гостили в загородном доме нашего капитана на берегу. Пейзажи обалденные, вода чистейшая.

— Судя по приглашению в гости к “кэпу”, с атмосферой в “Адирондаке” было все о"кей?
— Это уж точно. Тренеры, персонал, игроки — все, как один кулак. Максимум — какие-то совсем мелкие “терки”, рабочие моменты. Которые немедленно сглаживались.

— Неужто ни разу не доводилось ни попадать под горячую руку коуча, ни быть свидетелем?
— Вот честно — ни разу. В Северной Америке, так понял, вообще не принято прилюдно разбирать чьи-то персональные “косяки”. Так же и Льюис работал с нами в сборной. Нужно будет — тренер вызовет, обсудит с глазу на глаз.

— Тебя коуч “Адирондака” вызывал?
— В первое время. Объясняя то, что в принципе быстро понял и сам: здесь не экстралига, роскоши постоять пару секунд с шайбой и подумать, куда и кому ее дальше определить, нет. Уже хотя бы из-за других размеров площадки нужно все делать максимально быстро. Объяснял, но в доброй манере, без повышенных тонов. Заодно развеивая миф, что североамериканские тренеры не особо жалуют европейских игроков.

— Как с бытом?
— Жил в двухэтажном доме с американским и канадским партнерами — это обеспечивал клуб.

— Белорусов специально разделили, выбирать не дали?
— Ну как разделили — Степа жил в соседнем доме. Просто я прибыл в команду позже других. Вот и определили туда, где было свободное место.

— Нечастая ситуация, когда во взрослой североамериканской команде не то что несколько белорусов, но они еще и составляют легионерское большинство. Кроме вас же, так понял, были еще россиянин и датчанин.
— Точно. Мы сами обалдели от такого совпадения. По теории вероятности шансов на подобное стечение обстоятельств минимум. Степа ждал драфта, но не предполагал, что его выберет “Калгари”. Уже когда “пламенные” застолбили на него права, мы прикалывались: мол, мало ли, судьба сведет в одной команде. Свела куда быстрее, чем предполагали, пусть пока и не совсем там, где хотели.

— Из бывшего Союза в вашем “Тандере” был еще один, но русскоязычных, как ни парадоксально, двое?
— Да. Во-первых, Саша Федосеев из России. Само собой, немало общались, старались куда-то вместе выбираться — в неродной языковой среде это естественно. Знаю, что он пробовал силы в КХЛ: “Северсталь”, “Витязь”. Последние годы перед Америкой, правда, все больше ВХЛ, Казахстан... Даже не в курсе, куда он подался после этого сезона — может, совсем закончил.
А вот с Денисом Кравченко до сих пор созваниваемся минимум пару раз в неделю, болтаем. Он-то уже вроде как коренной американец, родился в Штатах. Но родители, понятно, из наших краев — откуда-то с Украины. Поначалу его английский был много лучше русского. Вот он с нашей помощью свой “рашн” и подтягивал. Вообще отличный парень, здорово мне помогал на первых порах.

— Так вроде же твой “инглиш” вполне на уровне — с папой полиглотом-то...
— Все равно были какие-то специфические моменты, с которыми местный разобрался бы быстрее приезжего. В банке, например.

— Год назад, побывав в кэмпах двух НХЛовских клубов, ты, помнится, восторгался отлаженностью административного механизма в них. В ECHL, наверное, все попроще?
— Как раз так же. Как-никак, это тоже профессиональная лига с соответствующим подходом. Единственное, разница, может, в том, что необходимое тебе нужно будет чуть дольше подождать. Ясно, что если речь идет о поставках амуниции, то в первую очередь обеспечивается НХЛ, потом АХЛ, затем следующая ступень. Но система налажена так же четко: все для того, чтобы игрок не думал ни о чем, кроме хоккея.

— Что за арена в 15-тысячном городке?
— Довольно простенькая. Хотя, конечно, не настолько, как у нас в Новополоцке — посвежее. Что поразило: у арены есть специальный счет, куда горожане могут перечислять пожертвования на ее реконструкцию. И они перечисляют. Что и неудивительно: стадион вмещает четыре с чем-то тысячи. Практически на всех наших матчах трибуны были полными — вне зависимости от дня недели.

— При таком раскладе хоккеисты должны быть популярными.
— Мы и были: прогуляться незамеченным было почти нереально. В любом магазинчике или кафе почти наверняка начинался разговор а-ля “смотрели вчера вашу игру”.

— Вежливость за рамками классического “хау а ю”?
— Да, сразу вспомнился фильм “Брат-2”: “Им что, реально интересно, как у меня дела?” Поначалу тоже пытался отвечать развернуто, пока Денис не растолковал: “Да не напрягайся ты. Можешь даже просто отвечать на вопрос таким же своим — и нормально”. Хотя к хоккею интерес в Гленс Фоллсе действительно искренний.

— Североамериканский тренировочный процесс принес какие-то откровения?
— Самые первые были еще во время НХЛовских кэмпов — многое почерпнул. С такой скрупулезностью у нас, наверное, не работает никто. Рассказывают и показывают, что и как нужно делать буквально на каждом сантиметре льда. Смотрел и слушал с открытым ртом.

— У родных была возможность тебя навестить?
— С моей стороны — вполне, но им было сложнее. Все-таки младший брат у меня тоже хоккеист, вратарь, растет сейчас в системе “Динамо”. Его же не оставишь: тренировки, турниры, разъезды. Оставили бы, наверное, если бы сказал, что соскучился до невозможности. Но не пацан ведь уже...

— А были моменты, когда хотелось сказать?
— Бывало, пару раз ностальгия накрывала. Настолько, что хотелось плюнуть на все, собрать вещи и сорваться на родину. Но справлялся. Понимал, зачем я здесь.

— Чем больше гордишься по итогам сезона: 15 бомбардирскими баллами, или +16 в графе полезности? Во втором случае — лучший результат среди защитников “Тандера” и второй — в команде вообще.
— А мог же быть первым по обеим позициям, но в последнем матче сам себе испортил зачетку, схлопотав “минус 2”. Но вообще, конечно, доволен и тем, и другим. В смысле бомбардирских баллов это вообще, наверное, личный рекорд. Хотя в Америке с этим проще: если бросил и по крайней мере попал в створ, а вратарь парировал, твои партнеры наверняка дободаются на добивании.

— С динамовцами на связи был? С тем же Хенкелем, к примеру.
— Само собой. Не просто на связи — пропустил считанные трансляции игр “Динамо”. Как раз удобно было: в Минске семь вечера, а в штате Нью-Йорк полдень-час. Только закончилась тренировка, можно лезть в интернет и смотреть. Что мы со Степой с удовольствием и делали.

— Американо-канадские соседи по жилью не проявляли интереса?
— Практически нет. Наш им был понятен, но что такое КХЛ, из них знают очень немногие. Это здесь лига считается второй по силе в мире, а там некоторые о ней даже не слышали. У них другая система координат.

— Не пытался класть на весы: ты за прошедший год больше приобрел опыт или потерял деньги?
— Ох, ну как это можно сравнить-то... Да и деньги... Что бы я сейчас ни ответил, на форумах обязательно начнется: “Ах, деньги не важны — так чего приперся?”

— Ну так и заткни их сразу, объяснив, “чего”.
— Бесполезно. Иногда читаешь некоторые комментарии и пытаешься понять, что движет их авторами. И приходишь к выводу, что людям просто нечем занять руки. А тем, кто хоть чуть разбирается в хоккее и тем более сам когда-то прошел через это, и так все понятно. Само собой, хорошо зарабатывать не откажется никто. Но в моем возрасте пока еще закладывается для этого фундамент, нарабатывается база. Есть возможность делать это в Северной Америке — надо пробовать. Есть шанс потом продолжить в КХЛ — почему нет? Так что, возвращаясь к вопросу, за год я только приобрел и ничего не потерял.

— Кому в большей мере принадлежала инициатива твоего “реэкспорта” на родину?
— Даже не скажешь однозначно. За мной никто не гонялся, я тоже никуда не просился — как-то все само собой сложилось. Был вариант отправиться в Швецию, но решил попробовать на родине. Хотя бы для того, чтобы быть больше на виду у тренеров сборной.

— Но пока даже нет четкого ответа, кто ими будет.
— Кто-то же будет в любом случае. Вот у них на виду и буду. Опять же, все-таки скорее шведы стремятся в КХЛ, чем КХЛовцы в Швецию, пусть авторитет шведской лиги так же высок.

— В курсе успехов напарника по Кубку Минска?
— Жени Лисовца и его признания игроком года Беларуси? Конечно, в курсе. Очень за него порадовался, искренне поздравил. Второй после Салея в этой номинации — кто-то же из защитников должен был когда-то стать лауреатом.

— Что было тяжелее: год назад решиться на переезд за океан или сейчас — обратно? Фальковский вон домой не спешит...
— Зачем же ему спешить, подписав контракт с “Лос-Анджелесом”?

— Двусторонний — с понятными перспективами на первых порах...
— Всякое может быть, конечно. У нас в “Адирондаке” было пять человек с НХЛовскими контрактами, а выступали в ECHL. Опять же логика менеджеров, передвигающих кадры между лигами, понятна не всегда: игроков, набирающих сумасшедшее количество очков, могут долго мариновать в лиге рангом ниже. А с двумя десятками — поднимать в АХЛ и даже в НХЛ порой. Но пусть у Степы все сложится. Что до меня, то тоже, понятно, были сомнения: возвращаться, остаться... Но вот я здесь, и это сейчас главное.

— И “здесь” при внешне очень удачной для тебя конъюнктуре. В том смысле, что из рук одного 40-летнего североамериканского тренера ты попадаешь в руки другого.
— Североамериканского, но местами с привычным нам подходом.

— То есть?
— Предсезонка у нас — дай боже. Впахиваем от и до на пределе сил и возможностей. Уже, наверное, все ждут, когда откроется пресловутое второе дыхание с мыслью “скорей бы стартовал сезон”. Но мы все понимаем, что сейчас делаем и зачем. Поэтому, стиснув зубы, честно работаем.



Комментарии (0)