Фильтр новостей

Показывать новости
Количество на странице
Сортировка
Сортировка
"БЕЛАРУСБАНК" — 24-Й ЧЕМПИОНАТ БЕЛАРУСИ ПО ФУТБОЛУ"БЕЛАРУСБАНК" — 24-Й ЧЕМПИОНАТ БЕЛАРУСИ ПО ФУТБОЛУ
КомандаИО
1. Нафтан (Новополоцк)37
2. Шахтер (Солигорск)37
3. Динамо (Минск)37
4. БАТЭ (Борисов)36
5. ФК Минск36
6. Белшина (Бобруйск)34
7. Слуцк33
8. ФК Гомель33
9. Динамо (Брест)33
10. Днепр (Могилев)32
11. Торпедо-БелАЗ (Жодино)32
12. Неман (Гродно)30
ПБ-ТОТОПБ-ТОТО
УчастникО
1. Tristan77729
2. Вононокак26
3. hkonem.com26
4. Vamp1re25
5. desanches25
6. Андреич25
7. Vit_P25
8. bzik25
9. Александр Жирко25
10. Bulba_beer_25


Наши партнеры

Белорусская федерация футболаФедерация хоккея Республики Беларусь
2010-06-22 20:49:46
Рубрика : Хоккей / Легионеры

Костицын-младший. Лидерский бунт

Костицын-младший. Лидерский бунтЧемпионат НХЛ-2009/10 ожидался с огромным нетерпением в том числе и потому, что по его завершении у Сергея КОСТИЦЫНА истекал срок соглашения с “Монреалем”. Младшему из братьев, чтобы выбить новый хороший контракт, предстояло выдать феерический сезон. Это не представлялось чем-то из области фантастики.



Напомним, в кампании-2007/08 Андрей Костицын, обновив все бомбардирские рекорды “белорусского десанта” в НХЛ, вынудил боссов “Канадиенс” увеличить оклад форварда до трех с хвостиком миллионов долларов. А в предыдущем первенстве сильнейшей североамериканской лиги блеснул уже Михаил Грабовский, старания которого владельцы “Торонто” оценили этим летом в 2,9 миллиона долларов.
Однако реалии оказались не столь радужными. У младшего из новополоцких братьев сразу же не заладились отношения с новым рулевым “Канадиенс” строгим Жаком Мартеном, который не прощал белорусу ни одного нарушения дисциплины. Как следствие, по осени Сергей вспоминал АХЛовские будни, зимой вернул расположение наставника и стал одним из важнейших исполнителей при игре в неравных составах, а по весне перекочевал на трибуны и практически не участвовал в сражениях за Кубок Стэнли. По возвращении на родину Костицын-младший не отказался от общения с корреспондентом “ПБ”.

— Как оценишь столь неоднозначный сезон?
— Концовка, по-моему, удалась. “Монреаль” здорово смотрелся в Кубке Стэнли, прошел два раунда, сражался за выход в финал.

— Сергей, о команде еще поговорим. Собой-то доволен?
— Для меня все выдалось не столь радужно. Да, бывали приятные моменты. К таковым, несомненно, отнесу Олимпиаду в Ванкувере. Выступили на Играх, считаю, нормально. А в целом же у меня все действительно получилось неоднозначным. И побывка в “Гамильтоне”, и возвращение в основную команду, и, казалось бы, обретение тренерского доверия, которое на финише сменилось очередной опалой.

— Кстати, понял, почему матчи плей-офф наблюдал с трибун?
— Нет. Однако на столь важном отрезке сезона все зависит от решений тренера. Жак Мартен поступал так, как считал нужным. От меня мало что зависело.

— Следует полагать, общего языка с наставником не нашел с первых дней совместной работы...
— Действительно, не заладилось как-то с Мартеном. Может, лицо ему мое не нравится, может, еще что. Теряюсь в догадках, почему ко мне так строго и требовательно относился новый главный тренер.

— Монреальские газеты одной из причин ваших разногласий и постоянных конфликтов называют уход Боба Гейни. По словам канадских журналистов, прежний генеральный менеджер души не чаял в братьях Костицыных, поэтому закрывал глаза на некоторые прегрешения младшего из них, делая акцент на недюжинном таланте. Есть доля правды в этом утверждении?
— В любом случае по ходу сезона все в команде зависит не от руководителей клуба, а от главного тренера. Влияния Боба Гейни я, по крайней мере, не ощущал. Равно как не вмешивался в дела “Монреаля” по ходу чемпионата и плей-офф и новый босс “Канадиенс”. То есть всем заправлял Жак Мартен.

— Предпринимал попытки поговорить с наставником, обсудить свои перспективы в команде? Или, может, просился отпустить в “Гамильтон”, чтобы иметь постоянную игровую практику хотя бы на уровне АХЛ?
— Поначалу особых проблем не возникало. По возвращении с Олимпиады имел стабильное место в основе. Однако после первого раунда плей-офф вдруг перекочевал в разряд зрителей. Чем моя игра не устроила главного тренера в серии с “Вашингтоном”, так и не узнал. Поэтому оставалось только старательно тренироваться да ждать своего часа. Или травмы кого-нибудь из одноклубников. Психологическое состояние было не ахти. Чувствовал, что готов отменно, полон сил и желания выходить на лед и сражаться с любым соперником. Но Жак Мартен придерживался другого мнения.

— И даже экстренных вызовов в расположение команды, которая отбыла в Филадельфию без тебя?
— Такое в НХЛ тоже часто случается. Не взяли же меня на первый выездной матч с “летчиками” по простой причине. Накануне отъезда в который уже раз я разругался с тренером.

— Что послужило причиной очередной размолвки?
— Хотел узнать, почему не играю. И всего-то. Шел на конфликт осознанно. Придерживался и придерживаюсь того мнения, что меня необоснованно задвинули в запас. Я был достоин лучшего к себе отношения. Потому и решил выяснить отношения с Жаком Мартеном. Ему, видимо, что-то не понравилось, раз команда отправилась в Филадельфию без меня.

— Не думал, что весенние проблемы стали следствием еще осенних нарушений режима, вот наставник тебя и перевоспитывал?
— Скорее всего, это и объясняет такое предвзятое отношение ко мне со стороны главного тренера. Очевидно, что он пытается меня чему-то научить. Однако чему, я до сих пор так и не понял.

— На финише сезона конфликты у тебя случались не только с Жаком Мартеном.
— Да канадская пресса раздувает из мухи слона. Хотя тот же Прайс слишком много разговаривает с журналистами. Ему бы самому вернуть себе место в основе “Канадиенс” и начать играть, но наш голкипер решил пооткровенничать с представителями СМИ. Серьезного конфликта с ним у меня и не было: мы просто не общались.

— Исходя из наблюдений за выступлением “Монреаля” с трибун, может, скажешь, чего не хватило “Канадиенс”, чтобы впервые за долгие годы пробиться в финал?
— Хотя выступать в роли зрителя, пребывая, повторюсь, в оптимальной физической форме, психологически не очень комфортно, тем не менее радовался за ребят. Даже мыслей не возникало, чтобы “Монреаль” поскорее вылетел из борьбы из-за того, что меня нет на льду. Страстно желал дружине пройти как можно дальше, ведь чем дольше сражалась команда, тем большая усталость накапливалась у партнеров. Следовательно, тренеры могли дать кому-то передышку, а я получил бы возможность сыграть. Но “Филадельфия” предпочитает силовой физический стиль. Ярких личностей с составе “летчиков” в разы меньше, чем в “Вашингтоне” и “Питт- сбурге”. В первых двух раундах нам было важно перекрыть Овечкина, Семина, Бэкстрема, Набла, Малкина или Кросби. У “Филадельфии” же подбор исполнителей более ровный, все звенья могли выстрелить.

— В те редкие моменты плей- офф, когда Жак Мартен все же ставил тебя в состав, чего не хватало, чтобы убедить тренера в собственной профпригодности?
— Считаю, выглядел не хуже других, играл нормально. Ключевым же моментом стала серия с “Вашингтоном”. Я пропустил один матч, но через день опять оказался в заявке. Наше звено выделялось, создало немало моментов, однако ни мне, ни партнерам не удалось ни один из них реализовать. А на следующий поединок уже оказался в четвертом сочетании, которое проводит на льду минуты три-четыре. За такое мизерное количество времени никто ничего не покажет.

— Смазанные дебют и концовка контрастируют с успешной серединой сезона, когда ты считался едва ли не лучшим пенальти-киллером “Монреаля”.
— Вот еще один аспект, сказать что-либо внятное по поводу которого пока ничего не могу. Вернувшись из АХЛовской ссылки в “Гамильтон”, поначалу был рад играть за “Монреаль” в любом звене и выполнять любые функции. Необходимо было в любых условиях доказывать свое право выступать за “Канадиенс” и приносить пользу команде.
Тем более когда пошли дела с игрой в меньшинстве. Однако потом в один момент лишился тренерского доверия и места в составе.

— Не считаешь, что столь неоднозначное отношение главного тренера к тебе — это своего рода заговор руководителей клуба и наставников. Ведь хоккеист, когда у него истекает срок контракта, обычно способен прыгнуть выше головы, чтобы хорошими статистическими показателями выбить новое улучшенное соглашение. Не потому ли тебя умышленно и ущемляли?
— Без понятия.

— Тем более после отменно проведенной Олимпиады. Как по прошествии времени вспоминается ванкуверский турнир?
— Игры оставили неизгладимое впечатление. Со шведами и немцами мы сыграли хорошо. А на результате дебютного поединка с финнами, возможно, сказалось волнение. Чего скрывать, я тоже очень нервничал. Но едва оказался на льду, как мандраж ушел.

— А затем ты забросил первую белорусскую шайбу в Ванкувере...
— Партнер отдал мне хороший пас, я удачно бросил с нескольких метров. Вот и весь секрет.

— Каково в двадцать два года являться одной из главных надежд тренерского штаба и болельщиков на столь серьезных турнирах?
— Пытаюсь не обращать внимания на такие нюансы. Стараюсь выходить на площадку и показывать все, на что способен. Если станешь зацикливаться на посторонних вещах и думать об ответственности, то можешь забыть, как играть в хоккей. Собой, как и сборной, доволен. Считаю, обязаны были попадать в четвертьфинал. Жаль, в серии буллитов не повезло. И как бы ни критиковали Михаила Захарова, белорусы в Ванкувере выступили нормально.

— Кстати, тот твой штрафной бросок в поединке с командой Швейцарии, случаем, не снился в кошмарных снах?
— Естественно, в одночасье забыть ту неудачную попытку не удалось. Хотя по возвращении в клуб и окунулся в плотный игровой календарь НХЛ, однако то и дело в памяти всплывал буллит. Жизнь на той ошибке не заканчивается. Любой мог выйти на площадку и забросить или не забросить. Расстроился, однако не позволил эмоциям взять верх, быстро привел себя в нормальное состояние.

— В твоей пока еще непродолжительной карьере уже случались столь ответственные моменты?
— Вроде нет. В сравнении с Олимпиадой, особенно когда на кону стоит путевка в четвертьфинал, все меркнет. Выходил исполнять штрафной бросок, волновался, но старался ни о чем не думать, а просто переиграть Хиллера.

— Чем еще запомнилась побывка в Ванкувере?
— Всем. На церемонию открытия Игр, к сожалению, попасть не удалось: у “Монреаля” еще были игры “регулярки”. С такой атмосферой прежде никогда не сталкивался.

— Ребята из сборной, выступающие в КХЛ, говорили, что канадские болельщики быстро узнавали белорусов в толпе, если в их компании оказывался Сергей Костицын.
— Это Канада. Я хотя и выступаю за “Монреаль”, но и в Ванкувере игроков чужих команд также прекрасно знают в лицо. Все помешаны на хоккее, поэтому ничего удивительного. Давно привык к повышенному вниманию болельщиков.

— Вернемся к клубным делам. Как считаешь, после такого сезона, что тебе будет лучше: сменить обстановку или остаться в “Монреале” и доказать свою профпригодность Жаку Мартену?
— Давай на этот вопрос отвечу через месяц?

— Хорошо. Кстати, а что слышно по поводу нового контракта с “Канадиенс”?
— Пока ничего. Думаю, какая-то конкретика появится после первого июля. До этого срока клубам запрещено вести переговоры с хоккеистами.

— Следишь за событиями в “Монреале”? Ярослава Галака недавно трейданули в “Сент-Луис”.
— Ребята посредством эсэмэсок сообщили эту новость. Что сказать? Считаю этот обмен ошибкой руководства “Канадиенс”. Уход Галака сильно ослабит нашу команду. Уверен, клубные боссы потом будут сожалеть о совершенной с “Сент-Луисом” сделке.

— То есть ты в Прайса не веришь?
— По ходу сезона Ярослав Галак доказал, что он намного сильнее Прайса.

— Не так давно “Монреаль” покинули Кайл Чипчура и Гийом Лятандрес. Причем последний вмиг стал одним из лидеров “Миннесоты” и оказался лучшим снайпером своего нового клуба.
— Это “Монреаль”. Посмотри, сколько Лятандрес забросил за “Канадиенс? Две шайбы в почти двадцати матчах. А за “дикарей” Гийом после трейда отличился 25 раз. Вот еще одно свидетельство того, что боссы “Монреаля” чудят.

— Может, и тебе пора покинуть “Канадиенс”, чтобы раскрыться в полной мере?
— Пока, повторюсь, подождем до июля. Ситуация прояснится после того, как в НХЛ начнется подписная кампания.

— По ходу сезона варианты смены клубной прописки не прорабатывал?
— Изучал предложение, причем некоторые даже очень серьезно. Называть команды, которые были заинтересованы в моих услугах, не буду. Мало ли что может еще произойти?..

— Как прошло расставание с командой и руководством по окончании сезона? О чем говорили на дорожку?
— Немного пообщались с Жаком Мартеном. В который раз тренер высказал свою точку зрения, я — свою. На том и разошлись. Расстались, можно сказать, полюбовно. Перед отпуском, видимо, решили не конфликтовать.

— В свете перманентных разногласий с наставником “Монреаля” и заканчивающегося контракта с клубом уместно спросить о возможности продолжения игровой карьеры в КХЛ. С десяток представителей этой лиги уже сейчас готовы подписать соглашение с Костицыным-младшим.
— Насколько интересен мне такой вариант развития событий, говорить вряд ли уместно. Только вернулся с юга, где отдыхал после изнурительного сезона. С агентом еще не связывался, потому и не знаю, есть ли спрос на меня в КХЛ. Но предпочтение все равно отдам НХЛ. Однако кто знает, как повернется жизнь. Июль станет определяющим этапом в моей карьере. Вначале изучу все предложения из Северной Америки, а затем уже обращу взор на Европу.



Виталий ЕСИС

Комментарии (0)

онлайн займ на карту
www.webmoney.ru
    RATING ALL.BY