2017-06-27 21:46:22
Легионеры

НХЛ. Брестский “летчик”. Люблю книги

НХЛ. Брестский “летчик”. Люблю книгиВ прошлом году в роли капитана он вернул юношескую сборную в элиту мирового хоккея и махнул за океан, в молодежную Лигу Онтарио, заключив контракт с “Оуэн-Саундом” — клубом, где некогда заявлял о себе Артур Гаврус.


Весь сезон мы пристально следили за
Максимом СУШКО, потому что, как и в случае с Гаврусом, североамериканские скауты сразу разглядели в брестском воспитаннике “проспекта” на драфт НХЛ. Разглядели не зря: давеча 18-летний форвард, способный сыграть как в центре, так и на краю, был завербован “Филадельфией” в 4-м раунде под общим 107-м номером, став всего третьим белорусом на “ярмарке” за последние семь лет. У Макса есть родной брат — 20-летний защитник Илья. Тоже талантливый парень, успевший побывать капитаном “молодежки” и засветиться в национальной сборной. Похоже, Костицыным растет достойная смена…

— Сразу после драфта ты сказал: “Знал, что меня выберут”. То есть “Филадельфия” не скрывала интереса?
— В середине сезона у меня было интервью с “Флайерз”, но не знал, что выберут именно они. Общался еще примерно с двадцатью клубами. Агент говорил, в районе третьего-пятого раундов кто-то должен забрать. Старался не думать об этом, не переживать. Просто ждал, когда назовут фамилию и смогу выйти на сцену. “Филадельфия” оказалась первой.

— Что представляют собой интервью в ходе сезона?
— Приезжают скауты клуба, спрашивают мнение наставника, смотрят тренировки. После этого те парни, к которым есть интерес, по очереди заходят в комнату. Там им задают вопросы на самые разные темы: начиная с того, кем работают родители, и заканчивая любимым хоккеистом и любимым времяпрепровождением.

— А если бы тебе самому предложили выбрать команду в НХЛ?
— Ха, отвечу, что выбрал бы “Филадельфию”! Теперь это мой любимый клуб.

— Есть в составе “летчиков” хоккеисты, чья игра особенно импонирует?
— Нравится Якуб Ворачек — давно слежу за ним. Но вообще номер один — Никита Кучеров из “Тампы”. На мой взгляд, это нападающий без минусов: может отдать хорошую передачу, сыграть в тело, прицельно бросить, также очень полезен в защите. Стараюсь равняться на Кучерова.

— С кем из структуры “Флайерз” успел повидаться во время драфта?
— Сразу после того, как назвали мою фамилию, поучаствовал в фотосессии в форме клуба. Потом познакомился с главным тренером, ассистентами, генеральным менеджером. Однако теснее общался уже с главой скаутской службы. Он рассказал, какие дальше планы, и сказал, что ждет меня в “Филадельфии”.

— А вообще обязательно было находиться в Чикаго?
— Нет, но драфт — это праздник. Агент сказал, что такое событие случается раз в жизни и я должен поехать. Прочувствовать атмосферу, насладиться моментами, когда слышишь свою фамилию, выходишь на сцену, жмешь руку тренеру… Сразу после Нового года решили, что отправимся в Чикаго.

— Успел посмотреть красоты Иллинойса?
— Да, прилетели заранее. На месте было еще пару интервью с клубами. Потом несколько дней погулял, изучил достопримечательности. Жили в центре, поэтому обошел весь даунтаун. Конечно, очень красивый город — как днем, так и ночью. Удалось насладиться.

— На фотографии в инстаграме брата Ильи ты стоишь в форме “Филадельфии” рядом с Гари Гринстином, представляющим интересы Михаила Грабовского. Это и есть твой агент?
— Как-то лет семь назад катались с дядей Мишей в Минске. Гари как раз прилетел в Беларусь, и так получилось, что обратил внимание. С тех пор и начал планомерно вести меня и брата, хотя контракт подписали только года два назад.

— Видел, что после драфта ты общался с прессой на русском. С английским пока туго?
— Нет, потом на те же вопросы отвечал и на английском — труда не составило. Просто, когда сразу подошел к журналистам, сказали, что есть переводчик и, возможно, будет удобнее вести диалог через него, дабы не возникло недопонимания. Я согласился.

— А когда на старте сезона отправлялся за океан, владел языком?
— На базовом уровне. И, как выяснилось, с таким уровнем делать там нечего. Но я оказался единственным русскоговорящим в составе — практики было предостаточно. Плюс в клубе собраны очень хорошие тренеры, персонал, игроки — все старались помочь. Благодаря этому буквально через пару месяцев уже мог свободно изъясняться на английском.

— Как в целом оценишь прошедший сезон?
— Начало “регулярки” сложилось хорошо. Правда, потом была травма, из-за которой поехал на молодежный чемпионат мира не совсем готовым. Но не поехать не мог, потому что Юрий Саныч (Файков. — “ПБ”.) очень рассчитывал на меня. Сразу сказал, что прилечу в любом состоянии. После “мира” стал постепенно набирать форму и к плей-офф разыгрался. В итоге на процентов семьдесят удовлетворен. Новая лига, новый уровень, новая жизнь… Не такой уж и плохой сезон!

— Как тебе OHL?
— Конечно, отличается от Беларуси. Маленькие площадки — все компактнее, в разы быстрее. На первых порах приходилось нелегко, особенно в выставочных матчах — чувствовал, будто попал на другую планету. Но постепенно втянулся. Опять же при помощи партнеров и тренеров, которые часто разговаривали со мной, объясняли систему игры, нюансы, отличающие европейский хоккей от североамериканского.

— Рулевой “Оуэн-Саунда” Райна Макгилл когда-то работал ассистентом в “Калгари”. Сильный специалист?
— Очень. И как тренер, и как психолог. Немного старой закалки, хотя мне нравятся такие — всегда держат в упряжке. При этом знает, когда надо приободрить, а когда вставить “трындюлей”, чтобы команда опять заиграла.

— Если старой закалки, то и нагрузки соответственно серьезные.
— В OHL серьезных в принципе не получится. Матчи через день либо через два. Тренеры не враги себе, понимают, что надо восстанавливаться. Иначе просто нереально физически вытянуть сезон.

— У “Оуэн-Саунда” приличный состав подобрался.
— Да, в этом году установлено сразу два рекорда клуба — по количеству набранных очков и по количеству игроков, попавших на драфт. Хотя в начале сезона от нас никто такого не ожидал, но благодаря умению генерального менеджера и подходу тренера смогли добраться до полуфинала плей-офф.

— Могли выйти в финал?
— Думаю, решающую роль сыграло то, что мы были намного моложе соперника. “Эри” каждый год участвуют в решающих стадиях, а для “Оуэн-Саунда” это первый столь удачный сезон. Тренер похвалил команду, поблагодарил за хороший чемпионат. Никто не нагнетал обстановку из-за поражения. Да и в целом никогда не слышал, что мы “должны”, “обязаны”, “нет права на ошибку”.

— Выходит, повезло, что попал в правильную структуру…
— Безусловно. Интерес проявляли несколько команд, но вместе с агентом остановили выбор на “Оуэн-Саунде”, потому что оттуда исходила конкретика. Подробно объяснили, в какой роли меня видят. Может, попади в другой клуб — все сложилось бы иначе.

— К заокеанскому быту легко адаптировался?
— Я жил в чудесной семье! За мной следили от и до. Оставалось только думать о хоккее и работать. Хозяйка родом из Германии — европейка. Видимо, это повлияло на наши хорошие взаимоотношения.

— Семью подбирал клуб?
— Да, причем в Канаде, если хочешь принимать игроков, должен пройти жесткий отбор. Это считается очень престижным. У немки до меня одиннадцать лет подряд жили хоккеисты.

— Как проводил свободное время?
— Просыпался, шел в ледовый, там был специальный класс, где два часа занимался английским. Потом тренировка, которая обычно начиналась в 14.00. После возвращался домой, ужинал, и оставалось часа три-четыре. В основном смотрел НХЛ либо читал книги, потому что пообщаться с родными не удавалось из-за разницы во времени. Иногда просто гулял — в Онтарио очень красивая природа.

— Много читаешь?
— Стараюсь. Хочется развиваться не только в хоккее. Чтобы со мной можно было поговорить на любые темы. Но мне нравятся именно книги, а не электронные версии. В Канаде трудновато достать книги на русском, поэтому там уделял этому не так много времени, как хотелось бы. А вот в Беларуси не упускаю возможности. За этот месяц три прочитал.

— И что последнее осилил?
— “Цветы для Элджернона”. Научная фантастика.

— Есть любимые авторы?
— Вот как раз с авторами и названиями проблема. Всегда забываю, кто что написал. Потом в каком-нибудь разговоре всплывет, напомнят, и меня осеняет: ах да, это я читал!

— На матчи НХЛ в минувшем сезоне выбирался?
— До Торонто — ближайшего города, где есть клуб, — около 200 километров. Физически не получалось вырваться.

— В Северной Америке даже молодежные команды устраивают много мероприятий совместно с болельщиками. Какие были в Оуэн-Саунде?
— В воскресенье домашние матчи начинались в 14.00. После этого всегда выходили еще час покататься на льду со всеми желающими. Раздавали автографы, фотографировались. Как-то отправились в ресторан, где переоделись в официантов и обслуживали посетителей. Еще навещали школы, играли там с детьми в хоккей, только в зале.

— Болельщики интересовались, откуда ты?
— Они знали. А вот люди, с которыми знакомился в городе, спрашивали. Сразу пояснял: “Это между Россией и Польшей”. Потому что понимал, какой вопрос последует. С географией там действительно не очень.

— Илья рассказывал, как в детстве вы занимались гимнастикой.
— Я вовремя соскочил. Понял, что это плохая затея. Приходилось очень много растягиваться, а мне не нравилось. Завершил свои выступления месяца на два раньше, чем Илья, и ходил смотреть, как он продолжает мучиться. (Смеется.) Потом сразу же вместе подались в хоккей. Мне было лет пять или шесть.

— Откуда взялся хоккей?
— Отец играл в бильярд с другом, у которого сын уже занимался. И тот предложил попробовать. На следующий день купили в магазине полный комплект экипировки и отправились в ДЮСШ. Так все и началось. Хоккей в отличие от гимнастики сразу оказался по душе. Родители постоянно спрашивали, нравится ли. Никогда не заставляли — это было делом добровольным. Но мы с Ильей горели желанием. Не припомню, чтобы когда-то не хотелось идти на тренировку. А я еще и дополнительно много работал, потому что первое время было трудно. Оба занимались с 1997 годом — это ребята старше меня. Требовалось развиваться гораздо быстрее, догонять.

— Как вышло, что Илья — защитник, а ты — нападающий?
— Без понятия. Тренеры сразу так определили и даже не спрашивали.

— На матчи “Бреста” в детстве ходил?
— И на основную команду, и на фарм-клуб. Парни из “фарма” вообще были идеалами. Когда тебе пять-шесть лет и ты еще неуверенно катаешься, то даже уровень высшей лиги впечатляет. Старался не пропускать игры, подмечал для себя разные нюансы. А потом в “Брест-2” и вовсе попало много ребят 92-го года, с которыми в свое время хорошо сдружились, хоть я и 99-го. Даже не знаю, как так получилось. Всегда отправлялись в поездки двумя возрастами, и они очень по-доброму ко мне относились, брали к себе в конец автобуса. Многие, кстати, сейчас выступают в экстралиге.

— Не больно смотреть на происходящее с родным клубом?
— Конечно, неприятно, когда парни, которым по двадцать пять лет, проигрывают по 0:15. Обидно. Но у меня, честно говоря, в последние годы почти не было возможности ходить на хоккей в Бресте.

— Тебе нравится родной город?
— Да! Каждый раз, когда заканчивается сезон, думаю слетать куда-то отдохнуть, но как только оказываюсь в Бресте, сразу говорю: “Нет, остаюсь здесь на все лето!” Это мой главный курорт.

— Илья признавался, что ты куда более суеверный, нежели он. Зациклен на приметах.
— Зациклен, когда что-то не получается. Если все хорошо — не загружаю голову. Но как только какой-нибудь сбой, сразу думаю: “Что я делал в сегодняшнем матче такого, чего не делал в предыдущем?..” Однако в последнее время даже такие мысли стараюсь гнать. Они только мешают. Об этом и Илья всегда твердит.

— Партнер по “молодежке” Евгений Астанков рассказывал, что брат с тобой строг, прикрикнуть может…
— В игре случается. А в жизни мы не разлей вода — лучшие друзья. Это самый близкий для меня человек. Обо всех успехах, провалах или каких-то непонятных жизненных ситуациях узнает первым. Всегда готов дать совет. В выходные даже вставал ночью, чтобы посмотреть мои матчи в OHL и подсказать, где надо прибавить.

— Он за океан не собирается?
— Собирается. Есть вероятность.

— Какие у тебя дальше планы?
— Уже четвертого июля снова улетаю в Штаты — там стартует недельный кэмп новичков “Флайерз”. Он предназначен для того, чтобы познакомиться с системой клуба, персоналом, понять, в какой хоккей играет команда. После этого опять возвращаюсь домой. Где-то в середине сентября будет еще один кэмп.

— Гуглил, что тебя ждет в Филадельфии — в команде и в городе?
— Про команду и так знал, много матчей смотрел. Раньше “летчики” играли агрессивно, даже на грани фола. Но в последнее время стало больше комбинационного хоккея, при этом североамериканский стиль, разумеется, сохранился.
А по поводу города: знаю, что это первая столица США. Глянул в интернете, как выглядит арена, какой там климат. А то вместе с поздравлениями друзья и родные писали: “Повезло — попал в теплые края”. Вот и решил узнать, насколько теплые.

— Следующий сезон проведешь в “Оуэн-Саунде”?
— Думаю, да. В любом случае нужно еще окрепнуть. Встречался во время драфта с тренером и менеджером. Сказали, что рассчитывают на меня как на лидера, готовы предоставить больше игрового времени. Поэтому, скорее всего, останусь в OHL еще на год.

— Но сейчас в НХЛ чувствуется молодежный тренд — любят подтягивать юных парней…
— Конечно, с удовольствием попробовал бы себя там. Но не люблю загадывать. Все будет зависеть только от меня. В сентябре посмотрим…



Комментарии (0)