2016-12-22 21:59:22
Водные виды

Плавание. Новое имя. Едем за медалями, и пусть над нами все смеются!

Плавание. Новое имя. Едем за медалями,  и пусть над нами все смеются!Беларусь прирастает еще одним пловцом европейского класса. Илья ШИМАНОВИЧ один за другим крушит национальные рекорды в брассе и точное их количество, боюсь, не знает уже и сам. Мощное продвижение в застывшем со времен Александра Гукова стиле не может не радовать специалистов.


Ведь 22-летний минчанин таким образом закрывает слабое звено и в эстафете. На минувшем чемпионате мира на “короткой воде” комбинированная белорусская эстафета Санкович — Шиманович — Цуркин — Латкин заняла третье место, а Илья на стометровке брассом стал восьмым. Интересно, что и год назад наш герой тоже оказался последним в финале (уже на 200 метров), а также дважды бронзовым в комбинированной и комбинированной смешанной эстафетах. Но тогда дело было на чемпионате Европы, так что прогресс очевиден.


— Конечно, хотелось бы улучшить результат, и этому имелись все предпосылки, — рассказывает Илья. — Ведь в финале после 75 метров я лидировал. Поэтому предполагал, что займу хорошее место. Но когда финишировал и взглянул на табло, не поверил своим глазам — снова восьмой! Затем ознакомился с результатами и понял, что второе и последнее места разделили лишь 0,2 секунды.
Естественно, всегда мотивируешь себя перед стартом и в любом случае хочешь зацепиться за пьедестал. Иначе зачем выходить на старт? Но в Виндзоре я остался доволен собой, все-таки снова улучшил свой “личник” на стометровке.

— Сколько уже национальных рекордов на вашем счету?
— Если брать с эстафетами, то 26, а если личных — 17-18, наверное. Мне осталось “снять” последний рекорд — на большом “полтиннике”.

— Говорят, брассистом надо родиться.
— Мой тренер Елена Евгеньевна Малюско считает, что наш вид очень координационный. Я, кстати, быстро усваиваю технику. Раньше практически всеми видами плавал, разве что только брасс не сильно удавался, все друзья обгоняли. А потом он как-то резко пошел. Тренер с 10-го класса постоянно твердила: “Давай поменяем технику!” Я говорил, что это нереально... Упирался до прошлого года, когда после неудачного чемпионата мира в Казани услышал от главного тренера: “На следующий сбор не поедешь”. Решили взять молодых и перспективных.

— Так вам же 21 год только был.
— Были и моложе. Честно говоря, это зацепило, все-таки в брассе я оставался лучшим в стране, а в горы меня не берут. Ну окей, ладно. Тогда мы поехали с тренером в Брест и провели там отличный сбор.

— Технику поменяли?
— Да, изменили угол подтягивания ног. У меня он очень маленький, если все чуть ли не до пятой точки тянут, то я на девяносто градусов, не больше. Кое-кто в стране остался недоволен, мол, это “дельфин”. Но посмотрите подводную съемку — плыву брассом! И я же не один такой в мире.
Все потому, что у меня короткое тело и длинные ноги. И тренер нашел лазейку — за счет сильных рук мне можно меньше тянуть ноги. По идее каждый плывет в соответствии со своим анатомическим строением. Бросок спиной стал сильнее — по сути, такой же, как и в “бате”, только успеваю раздвинуть ноги. Если не запрещено, значит, разрешено. Главное — не нарушать правила.

— Сложная специфика.
— В итоге сдвинул результат в спринте, потом пошло и на дистанции 200 метров. Однако на Олимпиаду не поехал. Попадал по нормативу “B”. У меня на сотне был результат 1.00,80, а надо было 1.00.57. Но мне и Елене Евгеньевне хотелось отобраться по нормативу “А”, чтобы не надеяться на приглашение. Сказал об этом Манцевичу. Тот посоветовал не париться. Мол, ты, считай, уже на Олимпиаде. Когда закончились нормативы отбора, я через неделю на Кубке страны проплываю 1.00,40 — фактически под нагрузкой, перед стартом даже не бреюсь. Проходит полторы “пригласительных” недели по нормативу “В” — ждем до конца, но вызова нет. Подхожу к Дмитрию: “Что будем делать?” Он отворачивается: “В сентябре начнем”.
Понятно, что шансов на Олимпиаду уже нет, но так как я набрал форму, то попросил найти подходящий старт. Все-таки проделанную работу хотелось реализовать в быстрые секунды. У меня была британская виза, и как раз в календаре стоял чемпионат Англии, попросил отправить туда. Но мне сказали, что сроки заявок туда закончились. Поэтому на пике формы собрался и поехал отдыхать.

— Следует признать, что на Игры вы могли бы отобраться не на Кубке, а на предшествовавшем ему чемпионате страны. Там всем кандидатам на Олимпиаду давался шанс.
— Я это и собирался сделать, так что с себя вину не снимаю. Меня немного смущала подводка к старту. К базе, которую давал Дмитрий, вопросов нет. Но не нравилось одно — на тренировках все отлично плывут, потом подводка, а на турнире результата нет. Не нравилось, что у него программа для всех была одинаковой. Каждый человек индивидуален, и если кому-то надо разгрузиться за две недели, то мне хватает трех дней.
Мы с Еленой Евгеньевной все время искали наиболее оптимальный срок. Две недели, неделя, три дня — результат один и тот же. Парадоксально — лучшие секунды показываю, когда плыву под нагрузкой.

— Уникум?
— Тренер говорила, что на каком-то этапе это бывает у девочек-юниорок, но затем проходит. Хотя, может, у моего организма действительно такая особенность. Психологически тяжело — за две недели все сбрасывают нагрузки, “откупываются”, а ты пашешь.

— На сборах вы тренировались вместе с казахстанцем Дмитрием Баландиным — олимпийским чемпионом в заплыве на 200 метров.
— Да, два года у нас был спарринг. С ним очень интересно работать. Первый раз, когда увидел его на сборе — Дима был уже чемпионом Азии, — подумал: “Вот это да...” Он плавал так быстро, что я смотрел на него круглыми глазами. А потом прошло полгода, и мы уже рубились вовсю. Это разные обстоятельства, когда на сборе из брасса ты один или когда у тебя есть сильный партнер.

— Чему можно научиться у Баландина?
— Мне нравится, что перед стартом он спокоен, не волнуется. Сильный человек — даже если что-то идет не так, виду не подает. Не помню, чтобы он когда-нибудь ныл на тренировке.

— А у вас бывает?
— Очень редко. Иногда нагрузка прибивает. Но избавляюсь. После Олимпиады стал более злым. Самое обидное, что ко мне все подходили со словами утешения, дескать, ничего, на следующую поедешь. Как же так? Люди, вы не понимаете, это не завтра и не через месяц! Это четыре года, которые надо пахать и терпеть...

— Баландину поздравительное сообщение послали?
— Конечно, мы хорошо общаемся. Когда смотрел его заплыв, меня так колотило... Вообще был в шоке, что он лидирует.

— Казахстан наградил своего чемпиона достойно — 250 тысяч долларов призовых, трехкомнатная квартира, новый внедорожник...
— Ну да. Хотя у каждого свои цели и задачи: кто-то тренируется, рассчитывая заработать, а кто-то для своего удовольствия.

— Вы как раз из последних?
— Мне нравится плавать. С детства, когда десятилетним пошел в спортивный класс, и до сих пор. Так за это мне еще и зарплату платят. Чем плохо?

— Важен ее размер. Теперь-то после бронзового “мира” наверняка увеличат?
— Не знаю. У меня есть стипендия после двух медалей на чемпионате Европы. Раньше ее давали на два года, теперь на один. Как раз в этом месяце должна закончиться.

— На жизнь этих денег хватает?
— Да, для Беларуси это хорошая зарплата. Немного выше средней по стране. Хотя иногда почитаешь интервью какого-нибудь 20-летнего футболиста, который говорит, что 16 миллионов в месяц его не устраивает... И подумаешь: “Ничего себе, да у нас о таких деньгах можно только мечтать”. Столько получают самые титулованные пловцы, у которых немало достижений на международной арене.
Хотя не знаю, может, футбол такой особенный и популярный вид спорта, что на него ходит много людей и там у спортсменов другие запросы. У нас, понятно, плавание не так популярно, как, скажем, в Америке, где во время соревнований яблоку негде упасть.

— В Америку, кстати, многие пловцы ездят учиться и тренироваться. Тот же Павел Санкович.
— Пашин подход к делу мне нравится. И его переезд в США я одобряю. Если бы у меня была такая возможность, то, наверное, тоже так поступил бы. Но это надо язык учить. Да и тренера своего с собой не заберешь. А без нее не хочу.

— Какой в команде моральный климат? Кто самый ученый и читающий?
— Климат хороший. А насчет книжек… Раньше не замечал, а вот сейчас, похоже, читают все поголовно. Сели в самолет — достали книжки. В номер на сборе к кому-нибудь зайдешь, лежит на постели и читает. Взрослеет поколение.

— Вы чем увлекаетесь?
— Дэна Брауна, наверное, уже всего перечитал. Стивена Кинга пробовал — тяжеловато, там у него все так закручено. Однако ничего, дочитал.

— Белорусскую литературу читаете?
— Увы, не пришел пока к ней. Знаю, что ответ не совсем в тренде, но так и есть.

— Сейчас многих интересует история своей страны, просыпается самосознание нации.
— Согласен, пробелы есть, надо устранять. Мы молодая страна, нас еще не все знают. С другой стороны, так иногда и хочется спросить человека: “А ты вообще географию в школе учил?” Мы не настолько маленькая страна, чтобы не увидеть ее на карте Европы. Впрочем, с европейцами еще нормально, но американцы, кажется, знают на континенте только одну страну: “Это возле России?” И только когда назовешь им фамилию Азаренко, начинают что-то соображать. Поэтому хочется прославить нашу Беларусь, чтобы все знали.

— Представьте: выиграли вы все что хотели, а потом журналист на пресс-конференции просит рассказать о родной стране, об ее истории…
— Ну, к тому времени я уже все выучу! Далеко ходить не надо, наши тренеры в этом плане очень продвинутые. Что-то хочешь узнать — ответят на любой вопрос, даже из области истории. А с ребятами и девчатами из команды мы общаемся главным образом на темы спорта вообще и плавания в частности.
Раньше я всегда на кого-то равнялся. А сейчас уже хочется совершенствоваться самому, без оглядки на других людей. Конечно, полезное мотаешь на ус, но все равно больше всего ценишь именно то, что находишь сам.
Например, я самостоятельно, ни на кого не глядя, нашел для себя способ дыхания перед стартом. Делаю глубокие вдохи, насыщая легкие кислородом. Так привык, что использую этот прием уже и на тренировках.

— Что с питанием?
— Перед чемпионатом мира три месяца экспериментировал, пробовал обходиться без фастфуда. Вообще старался потреблять только здоровую и полезную пищу. И уже настолько к этому привык, что к гамбургерам и не тянет.

— Самое тяжелое — избавиться от сладкого и мучного.
— С этим вообще проблем нет. Я равнодушен к шоколадкам и пирогам. С весом проблем нет, даже если наберу иногда килограммчик, ничего страшного не будет.

— У вас отличная антропометрия.
— 194 рост, вес 85.

— Баландин номер два.
— Рост у нас примерно одинаковый, но весит он поболей — килограммов на пять-шесть. По идее я тоже могу набрать мышечную массу для спринта. Но на более длинной дистанции она будет уже мешать.

— К какой дистанции вы тяготеете более всего?
— Раньше лучше удавались 200 метров. С прошлого года все изменилось. 50 и 100 — легко, а 200 уже тяжеловато доплывать. А после чемпионата мира одинаково даются все три. Может, потому, что стал более опытным. Выхожу на старт и больше не мандражирую. Могу что-то предугадать. Всегда анализирую прошедший заплыв: что удалось, а где были допущены ошибки.

— И что не удалось в финале стометровки в Канаде?
— Сделал небольшую ошибку на выходе на последний бассейн, эти доли секунды потом и сказались на финише. Да, сейчас можно рассуждать, каким в итоге можно было бы стать, тем не менее все это имеет только сослагательное наклонение. Главное все-таки состоит в том, что я получил опыт и осознание того, что сегодня могу больше, чем вчера.

— Но какие-то места, наверное, вы с тренером все равно планировали?
— Елена Евгеньевна — большая оптимистка. Она всегда говорит так: “Ну все, едем за медалями, и пусть над нами все смеются!” И сами над этим смеемся. А потом уже сидишь после финиша и понимаешь, что тренер была права — медали-то были не так уж и далеко…

— Пора их уже брать не только в эстафетах.
— Да я не против. Мы много разговариваем с тренером, но на конкретные места не ориентируемся. Обсуждаем нюансы техники, подготовки, ну а секунды, думаю, сами придут, если все будем делать правильно.
Мне и Баландин как-то сказал: “Илья, никогда не зацикливайся на времени, просто плыви”. Я на своей шкуре проверил справедливость его слов. Мы с Димой вместе плыли на чемпионате и Кубке страны. На чемпионате я боролся за отбор и потому выходил на старт напряженным и настроенным. Дима советовал: “Расслабься”. Но я его не услышал и проиграл своему лучшему результату полсекунды. А на Кубке, когда бороться уже было не за что, болтал с Димой до самого старта — о чем угодно, смеялись, хохотали… А потом я прыгнул в воду и установил рекорд страны. Вдобавок опередил будущего олимпийского чемпиона.

— Впервые в жизни?
— Нет, и до этого тоже доводилось.

— Осталось только обыграть друга в финале чемпионата мира.
— Мне нравится ход ваших мыслей, я и сам, признаться, об этом думаю.



Комментарии (0)