2015-06-24 21:35:10
"МИГ И СУДЬБА" Василия Сарычева

Виктор Васильев, защитник с пулей в голове

Виктор Васильев, защитник с пулей в головеВ минском “Динамо” он закрепился скорее как исключение из правил. В конце сороковых состав заполняли доигрывающие мастера вроде Михаила Коробко, которому приближалось к сорока. Молодых не везли, вернее они сами сюда не стремились, имея более высокие перспективы. Восемнадцатилетнего уроженца Люберец нашли в армии, попробовали — и он заиграл, нисколько не тушуясь в компании видавших виды.


Защитников в схеме “дубль-вэ” было всего три, подключений вперед не практиковалось, и тренеры отдавали предпочтение игрокам опытным и надежным.
Степенные “отбойные молотки” юных выскочек не жаловали и схрумкивали их по закону стаи. Да и какие интересы могли быть с думавшим гормонами молодым, к примеру, у обстоятельного Аркадия Чернышева, родившегося за три года до Октябрьской революции, или ровесника будущего хоккейного тренера вратаря Бориса Кочетова, спокойнее себя чувствовавшего за спиной не хватавших звезд с неба, но ментально понятных Евдокима Литвинова или того же Коробко. А тут — не признающий авторитетов, да еще с пулей в голове.
Но он был талантлив и нисколько не тушевался присутствия опытных партнеров. И кто-то из ветеранов наверняка призадумался, что соседство на поле не старого компаньона по преферансу, а такого вот крепыша с мешком здоровья и не по годам развитым чувством игры может продлить его век в футболе. Но главное, Васильева принял капитан. Новичок провел 34 матча в дебютный свой год не в последнюю очередь потому, что Павлу Мимрику было комфортно иметь в линии игрока, близкого по футбольному интеллекту, а его приключения вне поля вносили оживление в однообразный быт команды.
В Куйбышеве был случай. В разгар матча динамовцы обнаружили, что играют в неполном составе. Понять ничего не могут: нет правого защитника. Оказалось, Васильев что-то съел и получил несварение. С кем не бывает, дело житейское, только предупреждать парень никого не стал, просто слинял, открыв фланг, и как ни в чем не бывало вернулся обратно.
Приехали играть в Ленинград. На ужине в гостинице “Европейская” за соседним столиком сидела компания мужчин, и Виктору показалось, что один неотрывно на него смотрит. Взял яблоко из вазы и со словами “что выставился?” швырнул в незнакомца. Драка пошла — стулья летали. Оказалось, отдыхали милиционеры, и если бы не куратор динамовцев, глава белорусского НКВД Лаврентий Цанава, получил бы защитник законные пятнадцать суток.
А еще был эксцесс в Сочи, после которого и Лаврентий Фомич мог умыть руки. В первые пару лет у Виктора было правило: ни грамма спиртного на южных сборах. Пахал в предсезонке за троих и на этом фундаменте мог себе позволить в ходе чемпионата. Но в ту весну почувствовал себя мастером или просто бес попутал — выпил и пошел к бывшей жене старшего своего партнера, жившей в Сочи. А женщины не всегда могли устоять перед шебутным красавцем.
Романтический вечер был в разгаре, когда к ним постучались. Оказалось, шла перепись перед выборами. Васильев гостя послал и захлопнул дверь, но тот проявил настойчивость. Виктор открыл еще раз и так отоварил, что агитатор вылетел с лестницы. Вернулся он уже с милиционерами.
И тут Витя понял, что погорячился. Не став дожидаться продолжения, он не глядя прыгнул в окно (второй этаж) и угодил в чугунный котел. Ударился головой, как-то из него выкарабкался и потерял сознание.
Милиционеры вызвали “скорую”. Очнулся Виктор на каком-то столе в окружении белых халатов, увидел фуражки — и как был нагишом рванул куда глаза глядят. Милиция на мотоцикл и за ним, а он несся, как олень по пересеченной местности, несколько километров, разделявших новый и старый Сочи, весь изодрался о кустарники. Примчался в расположение команды и, окровавленный, нырнул в белоснежную постель. Но здесь подоспели поотставшие преследователи...
Выборы — не конфликт в ресторане, дело политическое. Но очень любивший Васильева Цанава вышел на Краснодар и попросил не сажать, а руководству команды велел мигом отвезти штрафника на вокзал и отправить первым поездом. В Минске его уже ждали и прямо с перрона забрали на гауптвахту.
Но игрочок был что надо, боец до мозга костей. Что самое удивительное, мозги, которые в голове, на поле сами вправлялись, защитник как мало кто умел читать игру.
После сезона 1952 года Виктора Васильева взял в свой состав московский “Спартак”, чемпион страны. Возможно, приглашал и раньше, но динамовское ведомство футболистами не разбрасывалось. Помогло стечение обстоятельств: минчане покинули класс “А”.
Уникальность ситуации в том, что из минского “Динамо” на повышение не уходили, здесь был другой контингент, и Васильев в этом смысле стал первой ласточкой (второй — три года спустя Иван Мозер, причем тоже в “Спартак” под чемпионство).
Дебютный матч за “Спартак” Васильев провел 19 апреля 1953 года против тбилисского “Динамо” на стадионе имени Л.П. Берия (0:0). Всего он сыграет 11 матчей — больше половины в чемпионате — и законно получит золотую медаль.
На снимке Васильев запечатлен с минской командой, что осложняет расшифровку фото. Не в плане фигурантов: запечатлены администратор команды Петр Игнатов (с мячом), Юрий Прохоров, Иван Мозер, Виль Искорка, Виктор Васильев, Владимир Ходин, Павел Мимрик, Владимир Голубев, Николай Макаров. Фокус в том, что минчане одеты в спартаковскую форму — а это как минимум пятьдесят четвертый год.
“Приказ № 1 по Белорусскому совету общества “Спартак” от 2.01.1954 г., Минск. В соответствии с распоряжением главного Управления по физической культуре и спорту Министерства здравоохранения СССР о переводе футбольной команды класса “А” общества “Динамо” в Белсовет общества “Спартак” зачислить с 1 января 1954 года в штат футбольной команды мастеров класса “А” общества “Спартак” игроками следующих товарищей, с окладом согласно штатному расписанию..."
К моменту перевода динамовцев под красно-белый флаг Виктора Васильева в числе “следующих товарищей” год как не присутствовало. Что же он делает в Сочи среди бывших партнеров? Ответ на поверхности: подошел к ребятам перед контрольным поединком, вероятно, с новой своей командой, а сам, судя по облачению, находился в запасе.
Это мог быть спарринг 16 марта 1955 года “Спартак” (Минск) — “Крылья Советов” (Куйбышев), где Васильев закончит карьеру. Но анализ состава приводит к выводу, что это все же контрольный междусобойчик спартаковцев Москвы и Минска, проходивший в Сочи 17 марта 1954 года. Матч закончился со счетом 1:1, за минчан играли Хомич, Голубев, Мимрик, Малявкин, Абрамович, Макаров, Мозер, Голощапов, Ходин, Бачурин, Прохоров. Автор гола — Ходин.
При желании в снимке можно найти элемент ностальгии. По большому счету, Васильев не впишется в столичный “Спартак”, и его командой навсегда останется минская, в которой прошли первые годы короткой карьеры. Во втором московском сезоне, миг подготовки к которому запечатлен на снимке, Виктор выйдет на поле всего шесть раз, в том числе против минского “Спартака” 20 апреля в Киеве. Проигрывая после гола Дементьева на восьмой минуте, минчане вырвут победу благодаря двум мячам Мозера во втором тайме — 2:1. Васильев получит “горчичник” за грубую игру.
Старики рассказывали, что в столичной команде Васильев начал неплохо, проходил в состав, но в какой-то момент попал под влияние Николая Дементьева, который, будучи звездой, имел обыкновение над всеми подшучивать. И когда подвернулся парень без тормоза, стал использовать его в своих хохмах как орудие. Дементьеву было уже тридцать девять, и после сезона-54 он повесил бутсы на гвоздь, а Васильеву припомнили.
Следующий сезон он начал уже в Куйбышеве, но сыграл всего один матч.
Финал его жизни столь же печален, как и игровая карьера. Не закрепившись в футболе и не обретя профессии, он вернулся в Люберцы и работал на рынке, продавал талончики на места. Старых привычек не менял. Познакомился не с той девушкой и попал под бандитов. По словам партнеров, ему отбили все внутренности, и он скончался в больнице.



Комментарии (0)