2012-05-16 21:24:10
"Остров Тасмания"

Усталость атланта

Скандалы — неотъемлемая часть большого спорта. Когда физиология спортсменов на пределе, эмоции выходят из-под контроля и случаются катаклизмы, подобные самовольному отъезду с чемпионата мира Андрея Мезина либо послематчевому конфликту “Гомеля” и БАТЭ.



Первый случай выглядит вопиющим, повлиявшим на дальнейший ход событий, второй — заурядной сварой, замешенной на невысокой культуре действующих лиц и неприязни к сопернику. Поэтому попробую порассуждать о неординарном поступке голкипера, который годами дарил нам положительные эмоции.
Заслуги Мезина перед белорусским хоккеем столь значимы, что не позволяют с налету окрестить его нынешний фортель предательством. Хотя, по сути, так оно и есть: если ты оставляешь товарищей в огне тяжелых сражений, а сам сваливаешь по-английски домой, не объяснив им мотива побега, — это, вероятно, и есть предательство.
Согласен, что самое простое в сложившейся для Мезина ситуации — взять и свалить. Чтобы остаться, необходимо было мужество. Мезин демонстрировал его многократно в течение долгих лет, но в принципиально иных обстоятельствах. Андрей бесстрашно бросался на бешено летевшие шайбы, под коньки и клюшки разгоряченных, готовых смять всё и вся конкурентов. Там, где требовалось мужество действия, Мезин был великолепен. Однако сейчас от него потребовалось мужественно бездействовать — это когда не можешь ничего изменить, молчишь и терпишь внутреннюю боль и кажущуюся бессмысленность своего дальнейшего присутствия... Как бы ни было тяжко, надо все делать по-прежнему: общаться с ребятами, выслушивать тренеров, отбиваться от журналистов, выходить на разминку и непривычно играть в сборной роль второго номера. И это после того, как в течение 13 лет он был безусловно первым, причем дважды лучшим в мире!
С ролью второго в клубе Андрей как-то свыкся, хотя она вряд ли устраивала амбициозного голкипера. Однако Лаланд выглядел лучше. Но шут с ним, с клубом, в сборной-то он, Мезин, никогда вторым не был! Вероятно, теневая позиция выбила его из привычной колеи и потрясла настолько, что когда потребовалось выйти из тени и привычно стать первой скрипкой, он сделать этого не сумел.
Кари Хейккиля, хотя и среагировал на ошибки Мезина слишком быстро, вину за поражение от американцев на одного Андрея не взвалил. Может, будь на месте финна Занковец, Захаров или душка Хэнлон, потрепали бы несчастливца по плечу и буркнули сочувственно: “Бывает”... Но Кари, видимо, к таким психологическим реверансам не привык. Для него Мезин вратарь не только сборной, но и КХЛовского “Динамо”. Кари ведь тоже наблюдал невзрачную игру титулованного мастера на финише “регулярки” и в плей-офф. И все это наверняка просуммировалось в мозгу финского коуча и белорусского вратаря. Возможно, Мезин в отчаянии предположил, что неудача на чемпионате мира ставит крест на его перспективах и в сборной, и в клубе. А попробуй продаться в другой в 37 лет! Поиграть же (да и заработать) наверняка еще хочется — хотя бы до сорока! Вратари ведь играют и дольше...
Подобные размышления вполне могли ввергнуть Андрея в штопор, из которого он увидел лишь один выход: домой! Такие минуты, “когда на сердце тяжесть и холодно в груди” и ты желаешь послать весь мир куда-нибудь к альфе Центавра, случаются у каждого.
И здесь на помощь должен был прийти трезвящий житейский опыт, кондовая логика: ну хорошо, поеду, а вдруг Коваль травму получит? А за его спиной Димка Мильчаков, который хоть и не пацан уже, но всемирного пороху не нюхал. А там — принципиальный матч с французами, которым в прошлом году влетели 1:2, да еще канадцы на закуску... Нет, надо потерпеть, остаться... Вдруг нужно будет Виталика подменить... Ему-то ведь тоже приходилось скамейку полировать — в 2009-м, а на прошлом “мире” он вообще на лед не выходил. Тоже ведь переживал — голкипер-то классный!.. И все равно домой очень хочется... С другой стороны, как ребят бросить? С ними столько пройдено! С Калюжным в сборной лет 15 вместе. Многие парни на глазах выросли, заматерели. Нет, ради них надо перетерпеть и чемпионат этот долбаный, и весь сезон, который не сложился, и этого финна, и вообще все-все-все! Потом будем разбираться дома, что к чему да почему...
Увы, вышел худший вариант: травма Коваля — и в бой бросили Мильчакова. Судьба!
Неделю назад на пресс-конференции в Стайках главный тренер сборной по греко-римской борьбе Геннадий Сапунов, отвечая на вопрос о том, почему не пробился на лондонскую Олимпиаду бронзовый призер пекинских Игр Михаил Семенов, предположил: возможно, он просто выработал физический и психический ресурс. У каждого он свой, и где предел — один бог знает. Случившееся с Мезиным намекает на то, что, вероятно, и Андрей близок к чему-то подобному. Немудрено: за плечами 14 чемпионатов мира и три Олимпиады!
Но, по-моему, есть у этой ситуации еще один виновник. Точнее, виновники — кормчие белорусского хоккея. Мезин и Коваль — урожденные россияне: Андрей — челябинец, Виталий — пермяк, Дима Мильчаков рос и мужал в Швеции. А где же наши белорусские ребята? За столько-то лет после Шумидуба и Гавриленка никого не вырастили?! Почти полтора десятилетия на Мезине ездили и в ус не дули! И это при баснословных вливаниях в хоккей! Сколько народу на них поднялось, а ведь ничего, по большому счету, не сделали. Деньги бессовестно пускаются на ветер, прожираются и оседают на счетах легионеров и функционеров...
Похожая ситуация сложилась у нас во многих видах спорта: ушел Волчков, повзрослел Мирный — грохнулась команда в Кубке Дэвиса. Погиб Лагун, закапризничал Арямнов — опустилась сборная по тяжелой атлетике. В легкой, кроме ядротолкателей, почитай, никого не осталось. В настольном теннисе за спиной Самсонова и Виктории Павлович — полупустыня. В команде по борьбе вольной от нас в Лондон поедут сплошь россияне. В дзюдо отобрались лишь двое. В гимнастике спортивной вообще мрак!
Белорусский спорт давно сползает вниз по склону системного кризиса. Провал хоккейной сборной — из этого же ряда. Последние могикане держат оборону, но годы берут свое, а смены все нет. Как в бессмертных “Атлантах” Александра Городницкого:
Стоят они, ребята,
Точёные тела, —
Поставлены когда-то,
А смена не пришла.

Мезин прокололся — обидно. Мы так истово за него болели — и он держал наше хоккейное небо! Утомился, не выдержал — что поделаешь. Усталость металла приводит к катастрофам, выхолощенность людей — к драмам. Дай бог, чтобы не к трагедиям.



Комментарии (0)