2005-05-27 04:54:50
Чемпионат Беларуси

MVP ЧЕМПИОНАТА. Владимир Шарко: живу одним днем

MVP ЧЕМПИОНАТА. Владимир Шарко: живу одним днем

Выбор капитана столичного “Виталюра” Владимира ШАРКО лучшим игроком 13-го чемпионата страны оказался практически безальтернативным. Не нашлось конкурентов, которые превзошли бы лидера новоиспеченного чемпиона по главным для баскетболиста качествам — мастерству, опыту и бойцовскому характеру.




ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Владимир ШАРКО. Родился 27.05.74 в Минске. Рост 200 см. Защитник/форвард. Первые тренеры — Герман и Виталий Радюки. Выступал за команды: “Энка” (Минск) — 1992-94, “Гродно-93” — 1994-97, 1998-2003, “Урал-Грейт” (Пермь) — 1997-98, ЦСК ВВС-Самара — 2004, “Виталюр” (Минск) — с 2004-го. Семикратный чемпион (1996, 99, 2000-2003, 2005), двукратный серебряный (1995, 97) и бронзовый (1993) призер первенства Беларуси. Четырехкратный обладатель Кубка страны (1998, 2001-03). Участник “Матчей звезд” (2000-03, 05-MVP). Лучший игрок чемпионата Беларуси (2003, 05). В национальной сборной провел 26 официальных матчей.


Гвардия не стареет


— Поздравляю с победой! Сам-то на кого поставил бы?


— Трудно сказать. Вроде бы ярких лидеров в чемпионате не было. По весне очень понравился Андрей Василевко. Он едва ли не единственный, кто в “Гродно-93” принимал огонь на себя. В “Локомотиве” тянул на плечах командный воз Витя Губко, в Осиповичах — Серега Светник. Пока молодежь не может составить конкуренцию старой гвардии. И это не лучшая характеристика для нашего чемпионата.


— Впервые за семь лет у нас новый чемпион. Как считаешь, взлет “Виталюра” закономерен?


— Вполне. По составу мы были сильнее всех и удачно воплотили это преимущество в результат.


— Несмотря на то что Михаил Фейман в межсезонье собрал приличный, по белорусским меркам, состав, первый блин “Виталюра” оказался комом: выиграть Кубок Беларуси не удалось. Почему?


— В новом составе команда только начала сыгрываться, тренер, вероятно, до конца не знал, чего ожидать от новичков. В общем, чуть-чуть не сложилось…


— В предсезонном прогнозе “ПБ” вывел в финал “Виталюр” и “Локо”. Правда, тогда за витеблян играл Бойдаков. Полагаешь, если бы он не подался в Польшу, так и случилось бы?


— При Бойдакове все комбинации “Локо” были завязаны на нем. С уходом же Руслана стиль игры команды кардинально изменился. Особенно когда туда пришел Сан Саныч Борисов. Сложно сказать, стал ли “Локо” слабее без Бойдакова. Скорее, менее предсказуемым.


— Финальная серия с “Гродно-93” внешне далась “Виталюру” легко — 3:0. Или на площадке все выглядело иначе?


— Ожидал от соперника большего. Правда, “Гродно-93” сыграл так, как ему позволили. А мы еще до финала договорились с ребятами, что обязаны выиграть “всухую”.


— Перед финальной серией держали в памяти единственное поражение от гродненцев?


— Зачем? То поражение вышло случайным. Редко бывает, чтобы за последние двадцать секунд четыре подряд обстоятельства сложились в пользу одной команды.


— Переживали?


— Ни капельки. Восприняли осечку абсолютно спокойно. Все выиграть невозможно.


Катимся в пропасть


— С Алексеем Пынтиковым вы много лет отдали “Гродно-93”. Как вас воспринимали гродненские болельщики?


— В Гродно осталось много друзей. И когда знали, что в “Виктории” за нас болели человек двадцать, площадка уже становилась полудомашней. Находились и такие, кто обзывал нас предателями. Пропускал их реплики мимо ушей. Не будешь же по ходу игры доказывать зрителям, что они не правы.


— В Беларуси ты провел больше десятка чемпионатов. Со временем они становятся интереснее?


— Последний проходил довольно живо. Имелись четыре конкурентоспособные команды, и в матчах между ними было сложно предугадать результат. За бронзовые медали вообще бились до последней попытки. Но если оценивать уровень белорусского баскетбола в целом, то он неуклонно падает.


— По ходу чемпионата из-за финансовых проблем сошел с дистанции “Борисов”, на спущенных колесах и с грузом технических поражений едва докатил до финиша “Минск”. Вероятно, организационная сторона была не на высшем уровне, коль пришлось заниматься урезанием турнира?


— Не стал бы кидать камень в огород федерации. Их уже столько брошено… В который раз приходится касаться темы финансовой помощи отечественному баскетболу со стороны государственных структур. Ведь на какие бы ухищрения ни пускалась федерация, без денег ничего не организуешь.


— Когда ты начинал, чемпионат проводился в двух лигах...


— А уровень какой был! Помню, на первенстве вузов такие зарубы были между ИФК и другими командами. Есть что вспомнить. А сейчас… Безостановочно катимся в пропасть. Как бы в ближайшем будущем не дойти до абсурдной ситуации, наблюдавшейся в женском чемпионате, где играли всего две взрослые команды.


Палка о двух концах


— Вопрос, на который до сих пор не найден оптимальный ответ: правомерно ли усиление лидеров на финише вернувшимися домой легионерами? Ведь очевидно, что приход игроков сборной Дениса Коршука в “Виталюр” и Арсения Кучинского в “Гродно-93” был воспринят соперниками отрицательно.


— Действительно, с точки зрения тренера команды, которую усилил такой баскетболист, подобное приемлемо. Зато прямо противоположной оценки придерживаются его коллеги. Понятно, что какая-то несправедливость есть. Можно весь сезон играть спустя рукава, а перед решающими матчами дозаявить несколько человек и финишировать в призах. С другой стороны, ребятам, которые остались без клуба, нужна игровая практика. В этом заинтересована национальная сборная.


— Пусть играют за аутсайдеров. И конкуренция возрастет.


— Это нереально. В слабых командах финансы, как известно, поют романсы. И кто туда пойдет?


— По ходу первенства Фейман смело экспериментировал с составом, порой в стартовой пятерке выходили одни “большие”. Шокировали соперников?


— Просто Михаил Аркадьевич наигрывал различные варианты — вдруг в плей-офф пригодятся.


— А сами попадались в чьи-нибудь тактические ловушки?


— Бывало. Осиповчане кое-что сочинили против нас. В Гродно, знаю, тщательно разбирали нашу игру по видео, очень серьезно готовились. Но удивительно, что на следующий день наши соперники отказывались от выигрышной тактики. Для меня это осталось загадкой.


— Со своими антропометрическими данными ты вполне можешь выступать на позициях от первого до четвертого номеров.


— В зависимости от того, как складывался матч, тренеры действительно использовали меня в разных амплуа. В “Гродно-93” последние лет пять играл плеймейкера, в “Виталюре” же чаще действовал форвардом.


— Когда у Шустова не шел розыгрыш, он обычно заводился и делал еще больше оплошностей. В такой ситуации ты, плеймейкер со стажем, злился?


— Злости не было. Пытался его успокоить. Хорошо, что к концу сезона он начал прислушиваться. Вначале же было сложно: парень с большими амбициями, но это не всегда идет на пользу команде.


— Ты блеснул снайперскими качествами: в регулярном чемпионате стал вторым, в плей-офф — первым. Раньше за тобой подобного не водилось.


— Так ведь задача разыгрывающего — вывести мяч на чужую половину, расставить партнеров, отдать удобный пас. А в “Виталюре” стали играть на меня, чтобы я забивал.


— Классная команда в первую очередь отличается выстроенной защитой.


— По этому поводу у нас даже есть поговорка: главное — хорошо сыграть в защите, а забить мы всегда сумеем. Работали над обороной целый год. Не скажу, что получалось идеально, но кое-чего удалось добиться. И, думаю, гродненцы в финале это почувствовали.


Медные трубы не оглушили


— В последние годы в Беларуси ты выступаешь в командах-лидерах, которых все мечтают обыграть. Это обстоятельство придает азарта, угнетает или совершенно безразлично для тебя?


— Осознание того, что на твою команду настраиваются по-особому, мобилизует. Понимаешь: легкой игры не будет. По крайней мере в первые минуты. Пока соперник свеж, он пытается доказать, что не хуже чемпиона. С другой стороны, когда постоянно побеждаешь, появляется уверенность — важное в спорте качество.


— Главное, чтобы она не переросла в самоуверенность.


— Пока такого вроде не наблюдалось. Правда, после чемпионства нашим молодым ребятам предстоит пережить медные трубы, а это бывает сложнее, чем пройти сквозь огонь и воду. Так что посмотрим, как будет дальше.


— Для тебя музыка медных труб звучит уже семь лет. Не оглушила?


— Наоборот, создает хороший фон для плодотворной работы.


— Каждая из золотых медалей имеет свою цену?


— Безусловно. Но самая запоминающаяся — первая из гродненских. Тогда команда только сформировалась и приходилось идти к поставленной цели — чемпионству — в крайне жесткой борьбе с РТИ. Взойти на трон получилось не сразу, зато когда это удалось, было приятно ощущать, какой праздник мы подарили городу. Нынешнее чемпионство воспринял спокойно. Порадовался за тренеров и руководство, за молодых партнеров, особенно — за Андрюху Цедрика: он уже столько играет, а ничего существенного не выигрывал.


— Борисов, под руководством которого ты работал пять лет, и Фейман — тренеры-антиподы. Определишь, в чем различие между ними?


— Проще назвать то, что их объединяет — любовь к баскетболу и одержимость в работе. В остальном же они абсолютно непохожи: по-разному ведут себя и во время игры, и после нее.


— Когда появился у Феймана, тебе пришлось перестраиваться?


— Поначалу было непросто. Но постепенно, когда доверие Михаила Аркадьевича к нам с Лешей Пынтиковым окрепло, все вошло в норму.


— Странно: тренер приглашал вас в команду, и вдруг — недоверие.


— Но ведь это естественно. Не каждый баскетболист, даже суперзвезда, может быстро и безболезненно войти в новый коллектив. Никаких конфликтов у нас не было, просто пока наладились связи с партнерами, пока мы подстроились под стиль игры “Виталюра”, Фейман отдавал предпочтение своим воспитанникам.


— Не задевало, что вам, самым титулованным баскетболистам Беларуси, приходилось входить в игру со скамейки?


— Всегда придерживался принципа: как тренер решил, так тому и быть. Намного важнее не кто начинает матч, а кто его завершает.


— Скромность — не худшее из человеческих качеств. Вот и на чемпионском плакате “Виталюра” ты сиротливо пристроился в третьем ряду за спинами счастливых партнеров...


— Честно говоря, не думал во время съемок, что окажусь на отшибе. Так разместил фотограф.


В сборной не значусь


— Поговорим немного о сборной. В сентябре ей предстоит сыграть как минимум три отборочных матча в дивизионе “Б”.


— Буду активно болеть за нее.


— А почему не активно играть? Или не надеешься, что Сан Саныч Борисов призовет под знамена сборной лучшего игрока национального первенства?


— Не знаю... Я ведь в обойме сборной не числюсь. Вот пошел как-то в спортивный диспансер пройти медосмотр после травмы, а мне — от ворот поворот. В списках сборной не значишься — иди в платную поликлинику.


— Обиделся?


— Нет. Отношусь к этому философски: в сборную приходят молодые ребята, идет смена поколений.


— Все думали, что для нас не станет большой проблемой одолеть Кипр и Албанию. На деле же оказалось по-другому. Недооценили соперников?


— Думаю, мы не настолько сильнее их, как многие считали. Сейчас в Европе уровень сборных подравнялся, пропасти между фаворитами и аутсайдерами не существует. И потом давайте не будем забывать, что чемпионат Кипра, к примеру, не чета нашему. Там в каждом клубе выступает по нескольку американцев. Само собой и уровень игроков сборной растет значительно быстрее.


— Кстати, приписка сборной Беларуси к дивизиону “Б” — неплохой повод провести смену поколений более стремительно.


— А смысл? С тренера все равно спросят за результат, а как его достичь, если будут играть сплошь пацаны? Я сторонник постепенной смены поколений. Да и нет у нас талантливой молодежи на целую команду — вот в чем проблема. Веремеенко, Ульянко и Кудрявцев — кто еще из молодых дорос до национальной сборной?


Пляж — не для меня


— 27 мая тебе исполняется 31. Обычно, когда спортсмену перевалит за тридцать, поневоле начинают приходить мысли о том, чем заняться после окончания игровой карьеры.


— Меня они пока обходят стороной. Своего возраста не чувствую, здоровье, тьфу-тьфу, не подводит, поэтому еще поиграю, сколько Бог даст. Можно сказать, живу настоящим днем.


— И все-таки, где себя видишь в грядущем сезоне? По сложившейся традиции лучшие баскетболисты чемпионата Беларуси подавались за границу.


— Для себя определился: достаточно поездил, пора пожить дома. Был бы не прочь остаться в “Виталюре”. Но пока конкретных переговоров с руководством не было.


— Ты минчанин, однако возможность вновь сыграть в столичной команде у тебя появилась только в прошедшем сезоне.


— В Минске, конечно, лучше: рядом семья, родители. Хотя Гродно стал не менее дорогим городом.


— Расскажи немного о тех, кто составляет твой тыл.


— Жена Алеся и трехлетний сын Григорий. Супруга, кстати, месяц назад стала чемпионкой Беларуси по волейболу.


— Так у вас вышел золотой семейный дубль!


— Вроде того. Живем с тещей. Замечательный человек — так и напишите.


— Болеет за тебя?


— В душе — да. Но она не спортивный фанат. Самые же преданные мои болельщики — папа, мама и брат.


— Какой способ времяпрепровождения предпочитаешь, если нет игры или тренировки?


— Встречу с друзьями. Двери нашей квартиры всегда открыты для гостей.


— Семья чемпионов заслужила королевский отдых. Где планируешь провести отпуск?


— Пока не знаю. Куда-нибудь к морю отправлю жену и сына.


— А сам?


— Нет, валяться на пляже — это не для меня.





Комментарии (0)