2005-12-15 04:41:51
Интервью

ПОРТРЕТ. Марина Ткаченко: отойти от горя помогла не родившаяся еще дочка

ПОРТРЕТ. Марина Ткаченко: отойти от горя помогла не родившаяся еще дочка

В составе олимпийской чудо-сборной, которая была создана в 1992 году на обломках развалившегося СССР, выступала без государственного флага и именовалась странной аббревиатурой ОК (Объединенная команда), однако вопреки всем трудностям триумфально завоевала золотые медали, форвард киевского “Динамо” Марина ТКАЧЕНКО отличалась тем, что являлась непревзойденным тружеником.




Каторжная пахота на тренировках и индивидуальных занятиях воспринималась ею как само собой разумеющееся. Но и закончив игровую карьеру, она не поменяла характера — на полную катушку выкладывается в тренерском ремесле. Сегодня самый популярный на Украине женский наставник одновременно возглавляет национальную и молодежную сборные страны, а также является президентом и главным тренером второй по рангу украинской команды — киевского ТИМ-СКУФа.



ТИМ — Ткаченко Игорь и Марина


— В рамках минского тура Балтийской лиги ТИМ-СКУФ разгромил все белорусские команды. Похоже, намерены прорваться в “Финал четырех” с лидерских позиций в чемпионате?


— Это наша цель. Пока идем без поражений. Правда, с главными конкурентами — “Лайсве” и “Арви” — еще не встречались.


— Насколько полезно участие в Балтийской лиге?


— Команда у нас молодая, играть надо как можно больше. Чемпионата Украины не хватает, заявиться в еврокубки не позволяют финансы и довольно скромный по международным меркам состав. Хочется побороться за высокие позиции, а не просто проиграть четыре матча и бесславно завершить выступления. Балтийская лига для нас — оптимальный вариант. Удобный календарь, соперники вполне приличного уровня.


— Украинская федерация решилась на нововведение: в чемпионате страны объединила две лиги. Эксперимент себя оправдывает?


— Это какое-то безобразие: команды из первой лиги настолько слабы, что выигрываем у них с разницей в сто очков. Кому такие матчи могут принести пользу?


— Ваша фамилия значится в заявке ТИМ-СКУФа. Неужели до сих пор выходите на паркет?


— Крайне редко: если чувствую, что команда не способна повернуть течение важной игры. Последний раз это было в полуфинале минувшего чемпионата, в поединке против Днепропетровска. Сыграла минут двенадцать, но и этого хватило. Мое присутствие на площадке успокоило девчонок, дисциплинировало их, придало дополнительный импульс. Мы победили.


— Значит, форму поддерживаете?


— Обязательно. Честно говоря, еще не наигралась. Но мешает травма — колено не держит больших нагрузок.


— ТИМ-СКУФ — частный клуб?


— Да. Восемь лет назад его организовали мы с мужем. Отсюда и название: ТИМ — Ткаченко Игорь и Марина. Дважды становились сильнейшими на Украине, пять раз — серебряными призерами.


— Вы и президент клуба, и главный тренер. Как управляетесь?


— Если все отрегулировано, то успеваешь заниматься и организационной работой, и тренерской. В университете имеем хорошую базу — в зале для нас всегда есть время. Наладили партнерские связи со спортивным лицеем. Помогаем их командам выезжать на соревнования, экипироваться, зато молодые игроки после лицея приходят к нам. Это сотрудничество существенно выручает нас.


— В составе ТИМ-СКУФа обращает на себя внимание 205-сантиметровая центровая Олександра Приступа. Ей всего 16 лет, но чувствуется, что девочка с головой.


— Дай бог, чтобы из нее выросла классная баскетболистка, такая как, к примеру, Степанова. Однако вы знаете сегодняшних детей: еще ничего не представляют из себя как игроки, а уже набивают цену. Тут и родители неправильную позицию занимают. Надо в первую очередь научиться играть в баскетбол, а уж потом думать, как заработать.


— Заметил, что после ваших замечаний Приступа едва сдерживала слезы. С таким характером, пожалуй, тяжело вырасти в большого мастера?


— Так ведь все дети плачут после замечаний. Да что дети, взрослые и те слезу пускают. По себе помню: прятались куда-нибудь, чтобы никто не видел, и ревели.


— В отличие от других тренеров вы скупы на эмоции: не бегаете вдоль площадки, не кричите...


— Раньше я тоже кричала, теперь стараюсь набраться терпения — излишние эмоции отражаются на здоровье. В сорок лет сидеть на валидоле — не дело. И потом я убедилась: крик не помогает. Стремлюсь не ругать девчонок, а подсказывать, указывать на ошибки.


— Предпочитаете воздействовать пряником, а не кнутом?


— Необходимо и то, и другое. Если только пряником — на голову залезут. Игроки прекрасно знают: если провалят матч, им придется несладко — на тренировках веду себя более жестко и требовательно.


Швайбович меня потрясла


— Ясно, что золотая Олимпиада-92 — пик вашей игровой карьеры. А часто ли вспоминаете олимпийские баталии?


— Недавно на Молодежных играх встретилась с Ирой Сумниковой — она работала в тренерском штабе сборной России. Естественно, вспомнили о нашей великолепной команде. Состав молодой, желания играть — через край. А коллектив какой дружный! Для сборной это редкое явление. И потом мы были абсолютно раскрепощены. Евгений Яковлевич Гомельский не грузил нашу психику высокими задачами и поступал очень мудро. Знаете, на Олимпиаде психологический аспект играет едва ли не главенствующую роль. Выдержать три месяца сборов, а затем без срывов пройти весь турнир неимоверно сложно.


— Вместе с вами золото завоевали и две минчанки — Ирина Сумникова и Елена Швайбович. Легко ли с ними игралось?


— Замечательные баскетболистки. Сумникова была лидером команды, непререкаемым авторитетом. Я очень дружила с ней и в сборной, и затем в венгерском клубе, где мы вместе выступали. Неординарная личность — как по человеческим, так и по спортивным качествам. Надежная, с отменным бойцовским характером.


Для Швайбович Олимпиада стала звездным часом. Она играла потрясающе! Ведь от плеймейкера на площадке зависит почти все. Организация позиционной игры, смена ритма, быстрые отрывы — Лена со всем справлялась блестяще. Я в нее просто влюбилась: чтобы новичок действовал так шикарно, это не укладывалось у меня в голове. Так за нее радовалась! И если у нее что-то не получалось, в минутном перерыве шептала ей на ухо: “Ленка, ты лучшая!” Очень хороший человечек, абсолютно неконфликтный, открытый для общения.


— Могло так статься, что вы не попали бы в золотую олимпийскую команду...


— У меня со сборной были сложные отношения. В 1988 году пролетела мимо Олимпиады. Понимала: меня отцепили не потому, что уступала конкуренткам — в ход пошли закулисные игры. И через четыре года ситуация едва не повторилась. Я не считалась представителем первой пятерки, а среди “вторых номеров” конкуренция была бешеной. Не попала на отборочный этап, сильно расстроилась. Правда, когда уезжала из сборной домой, Гомельский сказал, чтобы не расслаблялась. Мало ли кто-то плохо сыграет или поломается. Так и случилось — меня вновь включили в состав буквально перед отъездом в Барселону.


— Будущие олимпийские чемпионки стартовали провально — уступили кубинкам.


— Кубе мы проиграли два очка. Конечно, неприятно начинать турнир с поражения, но тренер убедил нас, что трагедии не произошло. Без лишних эмоций проанализировали, в чем ошиблись, спокойно стали готовиться к следующему матчу. Мы были уверены в себе, и дальше все пошло как по маслу. Переиграли одного соперника, затем второго, третьего…


— Евгений Гомельский в ходе турнира даже позволил себе антипедагогический ход — потчевал подопечных вином.


— Ну, он так поступил больше в шутку — после первой победы угостил команду пачкой испанского вина. А потом, чтобы не спугнуть фортуну, делал это после каждого выигрыша. Помню, первый раз я чуть опоздала на послематчевый разбор полетов — меня отпустили из олимпийской деревни, и мы с женой Марчюлениса отправились в город за покупками, — так Евгений Яковлевич как налетит: где ты ходишь?! Гляжу, девчонки веселые и шумные, глаза горят. Думаю: что такое? Выясняется, уже приняли тренерское угощение. Конечно, мы не злоупотребляли алкоголем. Вино легкое, градусов семь, больше смахивало на сок. Да и выходило каждому граммов по двадцать — не захмелеешь. Просто это стало своеобразным ритуалом.


— В интервью “Прессболу” после Олимпиады Евгений Гомельский отмечал, что решающим для команды оказался не финальный поединок с Китаем, а полуфинал со сборной США.


— Действительно, нам очень хотелось доказать, что мы сильнее. Тем более на тот момент так и было. Мы демонстрировали отличный баскетбол, играли на полную катушку, добивались очень высоких процентов результативности. А главное — чувствовали, что порвем американок. Знали, другого шанса у нас уже не будет, ведь сборная после распада Союза проводила последний турнир. Наверное, эта мысль удесятеряла силы.


— Похоже, американки, ходившие в непобедимых в течение восьми лет, не ожидали от вас такой классной игры?


— Да, было заметно, что они растерялись. Начали тянуть одеяло на себя, а нам только это и надо. Тактически мы сыграли очень грамотно. К тому же взяли свое за счет командного духа: все друг друга поддерживали, искренне желали удачи, не присутствовало даже намека на какую-то зависть, мол, вот она забила столько, а я столько.


— Финал с Китаем выдался более легким?


— Не сказала бы. Но после виктории над Америкой нам уже был черт не страшен. Китайская команда была хорошо укомплектована: много высоких баскетболисток, а маленькие — мобильные, энергичные, с хорошим трехочковым броском. Однако нас уже никто не мог остановить.


— В сборной СССР вы поиграли бок о бок с еще одной прекрасной белорусской баскетболисткой — Галиной Савицкой.


— О Галке тоже можно вспомнить много хорошего. Кстати, впервые встретилась с ней на площадке, когда еще училась в школе. В одном из матчей с “Горизонтом” наш тренер неожиданно доверил мне опеку Савицкой. Ох, как я старалась! А после игры страшно гордилась тем, что помогла команде хоть как-то нейтрализовать лидера соперниц. Вместе с Савицкой в составе сборной СССР мы ездили на чемпионат мира. Она в то время уже выступала за границей, но приехала помочь. Страшно хотелось сыграть удачно и привезти домой медаль. Но не получилось — финишировали пятыми.


Игроки мне сочиняют песни


— Где вам пришлось поиграть после киевского “Динамо”?


— Сначала в Венгрии, затем год довольно успешно выступала в Германии вместе с Ириной Минх — тоже олимпийской чемпионкой Барселоны. Кстати, в то время нашей соперницей была Сумникова. Потом с ней стали партнерами в венгерской команде. С Ирой легко играть: у нее прекрасные передачи, проходы, стяжки. Мы тогда впервые побили самую сильную дружину Венгрии — “Печ”, которая здорово выглядела в еврокубках.


— Вы добились уникального достижения: стали чемпионкой Европы в составе двух сборных — СССР и Украины.


— Действительно, в 1995-м украинская команда была сильнейшей на континенте. Кстати, в следующем году подтвердила это, заняв высшее среди европейцев место на Олимпиаде — четвертое.


— В этом сезоне, помимо молодежной сборной Украины, вы возглавили еще и национальную. Легко далось это решение?


— ТИМ-СКУФ — специфическая команда: половина в национальной сборной, другая часть — в “молодежке”. Поэтому совмещение постов воспринималось нормально. Тем более что опыт уже имелся: четыре года назад мы с мужем возглавляли национальную команду — я была играющим тренером. Заняли 11-е место. Теперь же прорваться на еврофорум не удалось: в дополнительном турнире за право выхода на чемпионат Европы уступили Польше и Словакии. Хотя для сборной, кардинально омолодившей состав, считаю, сыграли нормально.


— Вашим ассистентом в национальной сборной является литовка Даля Куртинайтиене. Неужели на Украине не хватает квалифицированных специалистов?


— Я взяла подругу, человека, близкого мне по духу и взглядам на баскетбол. Не могу сказать, что я все знаю и умею — Даля дополняет меня. А хороших тренеров действительно не хватает. Иначе в чемпионате было бы не два сильных клуба, а пять-шесть.


— Раз вы не отказываетесь от “молодежки”, то, наверное, верите в ее перспективы?


— Мне вообще интереснее работать с молодежью. У девчонок глазки горят, они жадно слушают, с ними легко общаться, ставить им игру. Так вышло, что мои девочки 1986-87 годов рождения все время в сборной выступали за старших, с ними у меня существует немало наработок — не хотелось бы их терять. Чувствую, что с этой командой на чемпионате Европы реально взять медаль. Поэтому есть желание довести начатое до логического конца. А вдруг получится?


— Наверное, в ученицах больше всего цените качества, которыми отличались сами, — трудолюбие и работоспособность?


— Добиться высокого результата без пахоты на тренировках нельзя. И должна сказать, что у нас в ТИМ-СКУФе лентяев нет. Нашим дружным коллективом можно гордиться. Любимый праздник — Новый год — всегда встречаем у меня дома. Девчонки шьют карнавальные костюмы, сочиняют стихи, песни. Для каждого готовится подарок, причем с юмором. В общем, веселимся как дети.


— Кстати, о детях. У вас ведь их двое.


— Сыну Игорю 16 лет — заканчивает спортивный лицей, занимается баскетболом. Хотелось бы, чтобы у него сложилось так же счастливо, как у мамы. Пока я играла, маленьким объездил со мной всю Европу. Кто его только не нянчил — та же Сумникова воспитывала, когда нужно было срочно отлучиться в Киев. Игорек у меня прошел все. А вот трехлетней Лизе, к сожалению, достается меньше внимания — поездки, соревнования отнимают уйму времени. Плачет, чтобы мама не уезжала. И каждый раз требует, чтобы с соревнований привозила кубок — это ее моментально успокаивает.


— Не так давно вы пережили горе — потеряли мужа. В трудные минуты не хотелось отойти от баскетбола, заняться спокойной работой, а заодно больше внимания уделять детям?


— Игорь хотел видеть меня в спорте. Поэтому и создал клуб, многое в него вложил. Понимаете: очень сложно все построить, зато сломать просто. Когда случилось несчастье, из ступора выходила тяжело. Приходила в зал и безучастно смотрела на девчонок. А они на меня — с надеждой. Ведь от моего решения зависела их спортивная судьба. Из тяжелейшей ситуации меня вытянула не родившаяся еще дочка. Я была тогда в положении, и ребенка надо было выносить здорового — поэтому взяла себя в руки. Да и сын морально помог, когда сказал, что будет мне опорой. В общем, поняла, что жить надо ради детей. Фундамент, который заложил муж, очень важен для меня. Ведь многие спортсмены, заканчивая карьеру, оказываются в тупике — не могут найти себя в новой жизни. А я в ней — на своем месте.





Комментарии (0)