2009-07-16 21:10:01
Интервью

Баскетбол. Лауреат сезона. Владимир Шарко — пушистый кремень

Баскетбол. Лауреат сезона. Владимир Шарко — пушистый кремень

Признание в очередной раз лучшим игроком чемпионата Беларуси 35-летнего защитника “Минска-2006” Владимира ШАРКО, похоже, стало такой же закономерностью, как и завоевание его клубом наград высшей пробы. В отечественном баскетболе он — личность своеобразная и в чем-то даже уникальная. Судите сами.




Записал в свой боевой актив череду чемпионских сезонов в составе “Гродно-93”, затем был приглашен в столичный “Виталюр” — получите четырехлетнюю золотую серию, в прошлом году перешел в “Минск” — и снова пожалуйте на вершину пьедестала. Наличие Шарко в составе — это как знак качества команды, как один из самых важных аргументов в споре за победу. Ибо он — боец, каких поискать. Если судьба встречи зависает на волоске, не сомневайтесь, капитан обязательно выйдет на первый план, и как бы его ни сторожили оппоненты, пролезет, продерется, процарапается к кольцу и забьет сам либо сделает пас, после которого невозможно промахнуться. Видя как рвет жилы ветеран, и остальные партнеры зажигаются, обретают невероятный кураж, превращаются в стихию, сметающую все на своем пути. Ценность этого баскетболиста весьма доходчиво объяснил мне главный тренер чемпионов-2009 Андрей Кривонос. Мол, “Виталюру” не стоило покупать легионеров — лучше бы удержали у себя Шарко, и в финале все могло повернуться в другую сторону.

Бесстрашный, по-спортивному злой, готовый за справедливость лезть в кулачный бой, не знающий боли и усталости на площадке — за ее пределами Володя преображается до неузнаваемости. Он — само обаяние, внимательность и доброжелательность, хотя может и рубануть правду-матку. А еще — весельчак, обладающий тонким чувством юмора, как говорится, душа коллектива. Словом, человек, с которым хотелось бы дружить. И в этом выводе я не оригинален, если учесть, сколь велик круг его общения.
Месяц назад у Шарко родилась дочка, и нынешний летний отпуск приобрел совершенно иной смысл. Шумные компании, выезды на шашлыки или заморские пляжи оставлены в прошлом. И хотя он отец уже с восьмилетним стажем — первенцем в семье явился сын, — только сейчас, по его собственному признанию, прочувствовал всю колоссальную ответственность и безмерную любовь к появившемуся на свет родному человечку, Машеньке. Говорит, наверное, повзрослел. А еще с озорным огоньком в глазах добавляет: “Страстно хотел дочку. Жене поставил ультиматум: родишь второго парня, выгоню из дому. Молодец, постаралась...”

— Признаюсь, твой уход из “Виталюра” годичной давности стал для меня полной неожиданностью. Ведь был там капитаном и лидером...
— Горечь от расставания осталась. Как-никак четыре года отдал “Виталюру”, и это время оставило в памяти лишь хорошие воспоминания. В первую очередь благодаря Александру Константиновичу Яцуку. Он все организовал на таком уровне, что работать было очень приятно, да и результаты радовали.
Но жизнь вносит коррективы. Через какое-то время стоит менять команду, чтобы появились новые эмоции, интерес, отношения с партнерами и тренерами. Когда сидишь на одном месте, они притупляются. Хотя скажу как на духу: если бы уважаемый мною Константинович стал настаивать, я бы остался. Но он сказал “иди”. Отнюдь не главную роль сыграл материальный фактор, однако в моем ветеранском статусе этот аспект чаще всего и становится определяющим.

— Ты как будто жалеешь о переходе...
— Нет, конечно. Год в целом прошел удачно: стремились занять первое место и добились своего. В “Минске” подобрался хороший коллектив, было интересно. Хотя по части менеджмента клубу еще расти и расти.

— С каким чувством выходил на площадку против бывших партнеров?
— Я не терплю проигрывать. Поэтому в игре у меня нет друзей и приятелей — только соперники, которых во что бы то ни стало надо победить. Это после финальной сирены могу обняться, тепло пообщаться, но на площадке мы непримиримые противники. Знаю, некоторые виталюровцы обижались на меня. Зря. Особых реваншистских чувств против них не испытывал, с таким же настроением играл с “Гродно” или ОЗАА.

— И все-таки было очевидно, что именно в вашей дуэли с “Виталюром” будет поделено золото. Однако интриги не вышло: вы взяли верх во всех встречах.
— Значит, действительно оказались сильнее. Зато уступили “Виталюру” одну из самых важных игр на Кубке. Что стало в какой-то мере неожиданностью. Игра у нас совершенно не получилась — как в защите, так и в нападении. По-моему, многие пытались показать себя, а надлежащей сыгранности еще не достигли. Черный день. Впрочем, и виталюровцы выдали не лучшую игру, но им хватило пары точных бросков. Было неприятно, ведь рассчитывали выиграть трофей. Хорошо хоть руководство не сильно нас чихвостило. Извлекли уроки, постарались избегать ошибок в дальнейшем. И чемпионат показал, что двигались в правильном направлении.

— В финале вы обошлись минимумом встреч. Хотя не скажешь, что прошли его играючи. Какой матч стал самым напряженным?
— Заключительный. В первом преобладало волнение. Вторую победу добыли несложно. А вот третий, решающий, шаг дался нелегко, тем более что действовали на чужой “поляне”. Были тяжелые отрезки, но перебороли и себя, и противника. Знаю, большинство приехавших на матч было уверено, что он не станет последним. У нас традиционно болеют против сильных, особенно против молодого, перспективного тренера. Поэтому фиги в карманах наверняка держали многие специалисты. Как это так: поставили зеленого, неопытного, а не нас — великих и все знающих? Да он еще и выиграл. Почему-то старейшины тренерского цеха считают, что они умнее всех. Вот я — старый игрок. Но если в команду возьмут молодого, который на площадке будет выглядеть лучше меня, то тренеры доверят ему, а я не стану кричать, зачем его взяли. Конкуренция должна быть и среди тренеров. Не тянешь — уступи дорогу молодому, амбициозному, который учится, интересуется новыми тенденциями баскетбола, ночами сидит над видео — просматривает, анализирует. Нельзя стать первым раз и навсегда. Свое лидерство надо постоянно подкреплять делом, а не словами.

— Вижу, у Шарко со товарищи был дополнительный стимул биться за золото, чтобы постоять за авторитет начинающего тренера.
— Все думали: Кривоноса бросили на амбразуру. Как же — человек без особой тренерской практики. Но я, например, считаю, что Андрей не слабее специалистов, с которыми мне приходилось работать. Он очень сильно хотел добиться результата. И здорово, что желания совпали с итогами колоссальной работы, которую он провел. Замечу, спокойно, без болезненных амбиций и громких заявлений.

— Ты ведь старше главного тренера. Тяжело выдерживать субординацию?
— Мы дружим много лет. Но понимаем: работа есть работа. Каждый профессионально выполняет свои обязанности, и никакого панибратства быть не может. Ведь будь на его месте кто-то другой, все равно пришлось бы выполнять его указания. Как капитан, помогал Андрею наладить лучший контакт с командой, являлся буфером между тренером и ребятами, доносил его пожелания до них. Вроде бы удалось. Надеюсь, так будет и впредь.

— Однако ходят слухи, будто в “Минск” на место главного хотят пригласить иностранца.
— Происки врагов. Утверждать, конечно, не могу, но, по моей информации, Кривонос на 99 процентов остается на следующий сезон. И это радует. Потому как, если не будет Андрея, не факт, что останусь и я.

— Опытнейший игрок Шарко наверняка не раз думал, что понимает в баскетболе никак не меньше, чем начинающий тренер Кривонос. Не случалось на этой почве трений, недомолвок?
— За столько лет в баскетболе я сделал вывод: в игре тренер всегда прав. Можно подискутировать с ним после матча, но не во время. Иначе наступает анархия, и все летит прахом.
Поэтому всегда пытался как можно лучше выполнять то, что просил Кривонос. Спорить с ним я себе не позволял.

— За тобой закрепилось реноме лидера, способного вытянуть гиблую игру. За это и ценят специалисты.
— Всегда считал себя командным игроком. Когда все идет нормально, не стремлюсь выделиться, могу вообще по кольцу не бросать. Уже нет тех амбиций, что были в молодости. Но в трудные моменты, когда ничего не клеится, на правах почти самого опытного игрока и капитана приходится брать инициативу на себя. Действую по принципу: кто, если не ты. Наверное, это врожденное качество. Хорошо, что получается.

— Как воспринял итоги голосования в “Прессболе”? Польщен, что вышел такой колоссальный отрыв от преследователей?
— С одной стороны, очень приятно. С другой — есть к чему стремиться. Скажем, если главный тренер национальной сборной не видит меня в символической пятерке, значит, надо работать больше. Поэтому обещаю: буду тренироваться еще активнее, заниматься дополнительно, чтобы в следующем сезоне выступить более достойно.

— Похоже, между вами и Александром Попковым пробежала черная кошка. В прошлом году отказался играть за сборную...
— Нет, с Попковым у меня никогда проблем не было. Просто весьма скептически отношусь ко всему руководящему штабу. Да, в прошлом году откровенно сказал Леонидовичу, что морально устал от всех этих организационных проблем и несуразиц, создаваемых федерацией и Минспорта. Но в этом, если бы позвали, наверное, вернулся. Ребята из сборной просили об этом, а их мнение для меня важно. Но на мне, похоже, уже поставили крест...
Всегда коробило, что наши руководители в глаза говорят одно, а за глаза другое. Что нет уважения к баскетболистам, отдавшим сборной столько лет. Да что к баскетболистам... Когда едем играть за границу, к шведскому столу начальство выстраивается в первых рядах. Ну, на здоровье, хороший у людей аппетит, тем более что выбор блюд богатый. Но поражает другое. Когда к нам приезжают с ответным визитом, окажите ту же любезность. Нет, выделят иностранцам допотопный “Икарус”, который глохнет на полдороги, а когда команда кое-как добирается до гостиницы, дают ей покушать какой-нибудь салат из капусты. Нам стыдно перед людьми, а им нет — улыбаются. Подобного не понимаю. Если хочешь, чтобы к тебе относились с уважением, проявляй его к другим людям.
Мелочей в профессиональном спорте не бывает. Но иногда складывалось впечатление, что преграды сборной создавались специально, чтобы мы выступили хуже. Экипировки нет, кроссовок нет, форму в последний момент выдают, номера сами пришиваем... Помню, в день игры во Дворце спорта только бросковая тренировка. Почему? Оказывается, отдали наше время сопернику. Мол, вы и так хорошо сыграете. А потом удивляются: а чего это вы не побеждаете?
Взять меня: полтора десятка лет честно помогал сборной. Думаете, кто-то сказал спасибо? Помню, еще будучи игроком сборной, прихожу в диспансер подлечиться, а мне от ворот поворот — моей фамилии даже нет в списке тридцати! Зато кое-кто туда попал по блату. Или как понимать, когда игрокам говорят, что премии нет, а позже, при подписании контрактов, вдруг выясняется, что на команду, министерство выделяло весьма приличную сумму? Это что, уважение к людям, практически бесплатно игравшим столько лет за честь страны?
О федерации уже ходят анекдоты. Когда заканчивается чемпионат, знаете, какая самая главная ее проблема? Чтобы чествование медалистов не совпало, ведь надо попасть на все банкеты. В этом смысле господин Яцук их сильно разбаловал. Хотя через какое-то время понял: искренности в застольных пожеланиях — на копейку, на деле же все делается наоборот.

— Недавно в “Прессболе” с критикой в адрес федерации выступила Трофимова, так на ее слова страшно обиделись.
— Как можно обижаться на правду? Наташа первой сказала то, о чем все знали, но умалчивали столько лет, не хотели выносить сор из избы. И она имеет на это право. Кто-то же должен был расшевелить болото.

— Старые грехи рикошетом ударили и по новому руководителю ББФ Виктору Каменкову...
— Возможно, в этом есть доля несправедливости. Я с ним лично не знаком, но от людей, заслуживающих моего доверия, слышал приятные отзывы: адекватный, энергичный человек, пытающийся провести какие-то сдвиги в лучшую сторону. Уже это не худший вариант для отечественного баскетбола. Но раз он оставил в федерации старую команду, значит, взвалил на свои плечи моральную ответственность за все ее деяния.

— Предположим, Каменков пригласит тебя в консультанты. Что посоветуешь ему сделать в первую очередь?
— Если менять, то кардинально. Но это будет революция. Точечные меры не принесут пользы. Мое мнение: все снести и начать строить фундамент федерации с нуля. Найти молодежь, желающую работать и учиться делу. Сейчас таких и близко туда не подпускают.

— Как воспринял расформирование “Виталюра”?
— Негативно. Но я понимаю Яцука. Столько лет он пытался привить нашей спортивной системе любовь к баскетболу, вкладывал большие средства, которые мог бы потратить на дело или семью. А его рассматривали исключительно как источник финансирования и вместо поддержки только и думали, как из него вытрясти больше денег. В нашей хоккейной стране баскетболу выживать крайне тяжело. Он ждал, да так и не дождался поддержки. Считаю, принял верное решение. Хотя и сожалею, что такой самобытный клуб исчез.
Кстати, мне было неприятно, когда некоторые игроки “Виталюра” перед третьей финальной игрой говорили: “Выигрывайте 3:0, чтобы все это быстрее закончилось”. Обидно за человека, который платил им деньги, кормил, снимал квартиры, давал машины и в итоге получил такую вот “благодарность”.

— Распущен и ОЗАА...
— А что делать: завод стоит, финансы поют романсы. Можно понять недовольство рабочих, которые трудятся всего по 2-3 дня в неделю, не получают зарплату, а на баскетбол деньги находятся. Слышал, чуть ли не забастовку собирались устраивать по этому поводу. Так что там было все предрешено. Вопрос, создадут ли в Осиповичах что-либо взамен.

— На фоне развала конкурентов “Минск” выглядит оазисом благополучия. Вот заявился в еврокубок. Тебя это радует?
— Продолжим пессимистическую тему?

— Что, авантюра?
— Отчего же? Это хорошо, что идем в Европу. Если не сейчас, то нашему баскетболу вообще может грозить полное загнивание. Во- первых, вспомнят, что есть такая страна. Во-вторых, раз туда попали, то должны быть соответствующие кадровые приобретения. Пока, как я понимаю, присутствует олимпийский принцип: главное — участие. Но проигрывать всем по 20-30 очков будет стыдно. Надо, чтобы руководство клуба загорелось идеей и резко подняло уровень организации. Пока она, увы, не соответствует требованиям. Возьмите “Скаволини”: как итальянцы активизировались на трансферном рынке, когда узнали, что попали в одну группу с “Минском”. А у нас в команде на сегодня с действующим контрактом... я один. Еще трое с устной договоренностью. А драгоценное время уходит. Будем реалистами: шансов у нас маловато. Все-таки уровень чемпионатов России, Голландии, Италии нам не чета. Надеюсь, что за первым шажком последуют другие, и мы будем постепенно прибавлять. Но в дебютный год рассчитывать на чудо не стоит.

— Твои многолетние партнеры Кривонос, Бойдаков, Пынтиков, Черняк уже тренеры...
— Намек понял. Но я мягковат для этой профессии, вряд ли сумею заставить людей работать через не могу, не хватит жесткости.

— У тебя?!
— Это в игре я боец, а в обычной жизни — пушистый и бесконфликтный. Мне скорее ближе организаторская работа, менеджмент. А тренером... Ведь тогда придется подсидеть Кривоноса — других вариантов не вижу. А увольнять друга с работы совсем не хочется. (Смеется.)




Комментарии (0)