2017-03-02 21:51:40
Интервью

Александр Куль. Я вернулся в стаю

Александр Куль. Я вернулся в стаюОдин из самых известных белорусских центровых Александр КУЛЬ после окончания игровой карьеры, казалось, удачно вписался в клубную систему БК “Минск-2006”, возглавив центр экономического развития и спортивного маркетинга.


Именно он стал автором идеи переименования команды в “Цмокi”, раскопав в глубинах истории этого забавного отечественного персонажа. Благодаря его активному участию в ток-шоу, телепередачах, раздаче многочисленных интервью бойко шло продвижение клубной марки в СМИ и на телевидении. Однако, как часто бывает в нашей жизни, все круто изменилось по окончании прошлого сезона. Куль сменил вид деятельности — вошел в тренерский штаб “драконов”, отвечает за физическую подготовку баскетболистов. Медийная особа ушла в тень. Как чувствует себя в новом качестве лучший баскетболист Беларуси 1999 года? С этого вопроса и началась наша беседа с Александром после окончания очередной тренировки команды, готовящейся к вояжу в подмосковные Химки.


— Все нормально. Работа нравится.

— Но, мне кажется, ты не мог не сожалеть, что оставил прежнюю деятельность — в ней ты выглядел органично. Я прав?
— Пожалуй, да. Не скрою, был нелегкий период, когда перестраивал себя. Обстоятельства сложились так, что пришлось оставить любимое занятие. Но новая работа не давала скучать. Один из самых приятных моментов, пережитых с приходом в команду, — снова появилось ощущение, что вернулся в стаю. Когда завершил карьеру, тяжело переносил эту потерю. Знаете, как ездовая собака: если ее не поставят в упряжку, она и сдохнуть может от расстройства, что не надо убиваться, куда-то мчаться в компании единоверцев. Сейчас же снова почувствовал себя частью команды. И это доставляет множество положительных эмоций.

— Как быстро примерился к новому делу?
— Почему новому? Когда несколько лет назад в интервью “Прессболу” мы обсуждали мою деятельность в статусе директора по маркетингу, мог похвастать, что моя первая работа — как раз по тому образованию, которое получил. Хотя есть статистика, согласно которой семьдесят процентов выпускников вузов не работают по специальности, на которую учились. Мне, к счастью, не пришлось начинать трудиться в “Макдональдсе” или водителем троллейбуса. В принципе то же могу сказать и о нынешней работе. “Корочку” тренера по баскетболу мне вручили еще в училище олимпийского резерва. Что касается диплома, полученного в Штатах, то после его легализации здесь мою специализацию определили как “спортивный менеджмент и маркетинг”. Но если взять курсы, которые изучал в университете, то там были и спортивная медицина, и физиология, и даже оказание первой помощи при травмах. Плюс многолетний опыт игрока, поработавшего с разными тренерами и прочувствовавшего на себе много разных методик. Если все это обобщить, то никак не скажешь, что это совершенно новая для меня работа, которая бы удивила и озадачила.

— В игровую пору с какими чувствами воспринимал занятия в тренажерном зале?
— Никогда не сачковал, но и ярым фанатом не был. Как, например, Олег Коженец, который относился к этому делу более чем серьезно. Много дополнительно работал над собой, поэтому физически был всегда готов на все сто. Я, конечно, настраивался на занятия серьезно, выполнял программу, порой делал чуть больше. Но в рамках разумного.

— Тренер должен быть требовательным к подопечным. Но ведь по характеру ты не слишком жесткий.
— Порядок есть порядок. Необходимо четкое исполнение перечня упражнений, поэтому иногда приходится включать “злого полицейского”. Был случай, когда одно мое предупреждение не сработало. Пришлось остановить процесс и начать все сызнова. Больше проблем не возникало.

— Есть игроки, которые проверяют на прочность твою выдержку?
— Нет. Все парни стараются работать добросовестно.

— А существует ли разница в отношении к работе по “физо” между белорусскими баскетболистами и легионерами?
— Я бы так не делил. Все зависит не от национальности, а от индивидуальности. Критиковать никого не буду, а вот выделить могу двух человек. Это Дрю Джойс и Леша Лашкевич. Оба крайне требовательные к собственному физическому состоянию. Перед каждой тренировкой серьезно готовятся, растягиваются, делают дополнительные упражнения. Иногда остаются и после тренировки. Лашкевич — вообще уникум. Капитан команды с богатым опытом (не будем называть его ветераном). Прекрасно понимает: чтобы выступать на высоком уровне, должен быть в отличной форме. И это позволяет ему выдавать качественный баскетбол, сколько бы минут ему ни выделял тренер. Алексей играет стабильнее всех. Пусть не выдает суперматчей, зато никогда не испортит командной игры, здорово поможет. Человек, на которого можно всегда положиться. Тренеры это особо ценят.

— Как-то не замечал в других клубах таких же высоких тренеров по физподготовке...
— Скажу больше: среди тренеров по ОФП я не встречал бывших баскетболистов. Туда обычно приходят с другим “бэкграундом”.

— Сидя на скамейке запасных, как воспринимаешь игру?
— Конечно, эмоционально. Но приходится сдерживаться. Как говорится, по статусу не положено вести себя раскованно, как болельщики. На скамейке чем могу помочь ребятам? Все, что мог, дал им перед игрой. Подбадриваю, может, что-то подскажу.

— В чемпионате Единой лиги ВТБ “Цмокi” чаще огорчают болельщиков, чем радуют. Чтобы повторить рекорд из девяти побед, добытых год назад, в оставшихся семи турах надо выиграть пять раз. Задача архисложная, если учесть, что соперничать с грандами — ЦСКА, “Химками”, “Локомотивом”. Чего не хватает команде?
— Сложный вопрос. С точки зрения результатов, согласен, болельщики вольны предъявлять нам претензии. Но я бы посмотрел с другой стороны — как играет команда? Начало сезона выдалось удачным. Даже несмотря на то, что не смогли пробиться в Лигу чемпионов. Отчаянно сражались — просто не повезло. Попади мы в число клубов, проходивших в лигу после первого раунда отбора, все было бы иначе. К сожалению, израильтяне перешли нам дорогу. В Кубке ФИБА выглядели достойно. Никого из баскетболистов нельзя упрекнуть в отсутствии характера и самоотдачи. Атмосфера в коллективе отличная. Конечно, всегда хочется лучшего и большего. Мы работаем с игроками, которые у нас есть, стараемся выжать максимально возможный результат. Да, не всегда получается. Вспомните, сколько было матчей, в которых уступали не потому, что выглядели слабо, просто совершили пару лишних потерь, не забили несколько штрафных, а противнику больше повезло с заключительным броском. Будь мы на голову выше соперника, эти нюансы не выглядели бы решающими. Но в равных битвах с командами, имеющими возможность комплектоваться баскетболистами более высокого класса, любая мелочь существенна. Полагаю, пока рано подводить итоги сезона. Пусть наши шансы на выход в плей-офф малы, в оставшихся матчах будем биться за победы, доказывать, что у нас команда с характером, которой даже УНИКС по зубам.

— С потерей Киселюса и Гагича это делать намного сложнее.
— Зато к нам пришел Грейвз. Если не считать игры с ВЭФом, которая ему не совсем удалась, в предыдущих Антонио выглядел здорово. Так что помощь его уже ощутима. Что касается Киселюса, то я не считаю его уход потерей. На Лаймонаса сильно рассчитывали. В межсезонье он демонстрировал фантастическую игру! Но начался сезон — и куда что делось? Пожалуй, провел лишь два удачных матча. Было очевидно, что Киселюс не вписывается в команду — не как человек, а как игрок. Разошлись полюбовно. Кстати, прощаясь, он поблагодарил тренеров за то, что давали шанс, до последнего надеялись на него. Гагич — другое дело. Это, безусловно, потеря. Основной центровой. Имей мы Гагича в последней игре, было бы гораздо больше шансов на победу. Но комментировать отъезд Джордже в Турцию не могу. Предполагаю, клубное руководство посчитало, что в нашем положении целесообразно разгрузить платежную ведомость. Кстати, в Стамбуле Гагичу предложили более выгодный в финансовом отношении контракт.

— По сравнению с прошлым сезоном в “Цмоках” никто надолго не выбывал из строя из-за травм. Поставишь себе это в заслугу?
— Это будет нескромно и не совсем верно. Многое зависит от самих баскетболистов — насколько дисциплинированно они выполняют упражнения по растяжке, атлетизму, с каким усердием проводят подготовку к матчам и тренировкам, прислушиваются ли к тренерским подсказкам. Простой пример. На первых порах ребята не хотели делать заминку. Даже возмущались. Мол, тренировка закончилась, все, хватит. Я же не уступал: “Для вас шесть-семь минут ничего не решат”. И сумел переубедить. А вообще, травматизм в известной степени предотвращает правильное распределение нагрузок. Знаю это по собственному игровому опыту в других командах. Вдруг тренеру показалось, что баскетболисты недостаточно рьяно относятся к игре, поэтому надо делать выводы. И начинаются сумасшедшие тренировки, после которых из зала просто выползаешь. Никакого резона так “убивать” игроков нет. Скорее дело принципа. Зато после этого неизбежно происходит череда мелких и крупных травм.

— Тебя устраивает узкопрофильная работа тренера по ОФП, или готов замахнуться на большее?
— Скажу откровенно: не вижу себя в качестве главного тренера команды. Независимо от ее уровня.

— Почему?
— Считаю, что нужно развивать свои сильные стороны, а не тратить время на избавление от слабостей. Посмотрите: большинство успешных тренеров вышли из баскетболистов, игравших на первых-третьих номерах. У “больших” совершенно иной склад ума и другое видение площадки. Мы все видим, так сказать, с другой стороны. Разыгрывающий — это своеобразный играющий тренер на площадке. Он намного тоньше чувствует и понимает нюансы игры. Ему прямая дорога в коучи. “Большие” же — исполнители. Поэтому они редко достигают успеха на тренерском поприще. Не думаю, что я могу стать исключением.

— Давай перебросим мостик к делам домашним. Тем паче что ты глава большой, дружной семьи, в которой трое детей. Спортсменам это несвойственно. Но вы с супругой, кстати, бывшей волейболисткой, похоже, придерживаетесь иной позиции?
— Большая семья — это благо. Независимо, спортсмен ты или нет. Конечно, у людей разные ценности в жизни, цели, которые ставят перед собой. Одни строят карьеру, другие просто хотят пожить для себя. Для меня самое непонятное чувство — нежелание иметь ребенка.

— Наслышан, что твоя супруга — разносторонне талантливый в творческом плане человек.
— И я этому очень рад. Пока играл, Алена была профессиональной домохозяйкой. Воспитывала детей, ведь при моей кочевой спортивной жизни оставлять их на попечение бабушек мы считали неверным. Тянула хозяйство, следила за тем, чтобы дом был в полном порядке. И попутно искала себя в творчестве. Закончила множество курсов по различным направлениям. В итоге пришла к тому, что ей очень нравится. Работает с детьми в клубе “Открытый мир” при Дворце молодежи. Организовала студию прикладного творчества “Калейдоскоп”. В группе дети разных возрастов — от 5 до 14 лет. Целый ряд направлений художественного творчества: цветоведение, изо, рисование, квиллинг, лепка, декупаж. Все это призвано развивать чувство прекрасного. А родители еще и приятный бонус получают: дети собственноручно делают множество подарков родным и близким на дни рождения.

— Доволен, что старшая дочь Даша пошла по баскетбольной стезе и играет за “Горизонт-2”?
— Ну, играет — громко сказано. Пробует. Ей нравится. Учится в спортклассе СДЮШОР “Горизонт”. Было несколько случаев, когда у нее происходили легкие завалы с учебой. Говорил ей: “Если баскетбол мешает учиться, давай с ним закончим. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы ты им занималась, но никакой обиды. На первом месте учеба. В баскетбол не играют всю жизнь, а образование — это то, что будет кормить тебя и твою семью долгие годы”. “Нет, — говорит, — буду стараться хорошо учиться и заниматься баскетболом”. В команде она самая юная, ей только пятнадцать, поэтому есть сложности.

— Какой у нее рост?
— 194. Уже выше мамы.

— Но это ведь рисует грандиозные перспективы. С двухметровым ростом в белорусском баскетболе помню только одного игрока — Светлану Дайнеко.
— Согласен. Но надо думать, где развивать эти перспективы. Если попадет в сборную — хорошо. Но сборная ведь не на круглый год. А в остальное время?

— А американский вариант учебы, успешно пройденный когда-то тобой?
— Его не исключаем. Тем более что есть шанс не сразу попасть в университет или колледж, а пару лет провести в хай-скул, подтянуть язык. Хотя у нее он на таком уровне, что могла бы без дополнительной подготовки учиться в школе.

— Твоя заслуга?
— Не только. Когда играл за границей, она три года — в Греции и на Кипре — ходила в британский детский сад. Когда вернулись в Минск, также занималась с репетитором. И сейчас читает книги и смотрит сериалы в оригинале. Потому что, говорит, перевести некоторые выражения невозможно. От переводов порой в ужасе: мол, абсолютно неверно продублировали, исказили всю идею фильма. Даже такие нюансы ей важны. Приятно.

— Средняя дочь также тянется к баскетбольному мячу?
— Нет, Амелию-Марию больше манит творчество. Сказывается мамино влияние.

— Получив такое имя, вероятно, у нее иного пути и быть не могло?
— Назвали ее не просто так. Когда увидели впервые после роддома, сразу поняли: это — Амелия, принцесса. Полтора года назад в школе походила в секцию по пионерболу, но без удовольствия — ее это не зацепило. Сейчас у нас главная задача — успешная учеба в четвертом классе. Потому как к творчеству душа лежит больше, чем к выполнению домашних заданий. А еще — подтянуть творческие умения до уровня, чтобы дочка могла поступить в художественную школу. Получится — будем довольны.

— Неужели и сын Матвей к спорту равнодушен?
— Вот у него, пожалуй, самые большие перспективы. Энергия бьет ключом. У нас компьютерная приставка Xbox + Kineсt — она позволяет играть без джойстика. Надо просто имитировать движения руками, ногами, бегать, прыгать, уклоняться. С ее помощью можно заниматься даже фитнесом или танцами. Сын обожает играть на ней. Смотрим на него с женой: мы бы уже минут через пять выдохлись, а Матвей может активно “колбаситься”, прыгать, танцевать час, а то и два. Он такой — сбитый, поджарый, активный, местами не в меру любопытный, порой безобразничает. Но ведь это и хорошо. Именно из таких и вырастают настоящие спортсмены.



Комментарии (0)