2002-07-15 14:23:41
Легионеры

Николай Алексеев: сколько будет 2+1?

Николай Алексеев: сколько будет 2+1?

Еще два года назад вряд ли можно было представить, что лидером белорусского баскетбольного легиона будет считаться тогда малоизвестный центровой Николай АЛЕКСЕЕВ.




Однако факт остается фактом: сегодня уроженец Витебска среди всех своих коллег-земляков представляет самый именитый клуб — московский ЦСКА. Пусть даже без особого доверия со стороны тренера, входить в ряды девятикратных чемпионов России почетно само по себе. Николай — один из трех членов сборной Беларуси (вместе с Русланом Бойдаковым и Олегом Коженцом), принявших участие в матчах Евролиги УЛЕБ — клубного континентального топ-турнира. Наконец, Алексеев является самым результативным баскетболистом национальной команды по итогам отборочного цикла.



Лето для настоящего профессионала содержит лишь небольшой фрагмент отдыха, в остальном представляя собой период постоянных занятий в тренажерном зале и на паркете. Потому время для разговора с Колей приходится искать в паузах между тренировками.


Красная армия и контрактная система


— Разъясни ситуацию с твоим контрактом.


— Два года назад я подписывал соглашение по схеме “2+1”. Это означает, что два сезона железно играю за ЦСКА, а еще один — по договоренности сторон. Если армейский клуб желает оставить меня в команде, то фактически выбора нет. Насколько я помню, в контракте есть пункт, позволяющий этим летом уйти, только если кто-то предложит лучшие финансовые условия. Но так как ЦСКА — клуб хороший и довольно богатый, а я за эти два года ничем особенным себя не проявил, вряд ли можно рассчитывать на более выгодную сделку на стороне. Процентов на 90 еще на сезон останусь в ЦСКА.


— Была какая-то встреча с руководством?


— После матчей с “Шахтером” за пятое место подошел Александр Яковлевич Гомельский (президент ЦСКА. — “ПБ”.), дал указания, каким образом можно улучшить свою игру, и намекнул, что хотел бы видеть меня в команде. Недавно я ему позвонил, и он разъяснил, что в клуб пришел новый генеральный директор — место Андрея Малышева занял Сергей Кущенко, и поэтому контракт надо переписывать...


— Странно, обычно соглашения заключаются с организациями, а не с директорами...


— Тем не менее фамилия Малышева в договоре является ключевой. А Кущенко сейчас занят делами сборной России, он ведь еще и менеджером национальной команды является. К тому же скоро в ЦСКА должен появиться новый главный тренер...


— С Кущенко еще не общался?


— Не приходилось.


— Слышал, что старый директор Малышев устроил для команды пышные собственные проводы...


— Не столько собственные проводы, просто по окончанию сезона все осознавали, что от былого ЦСКА останется мало. Было что-то вроде прощального вечера: мы уехали за город, километров 110 от Москвы, там великолепная турбаза МИДа... Здорово провели время. Пригласили подруг, жен, детей, была очень теплая атмосфера. Мне очень понравилось, я бы оттуда не уезжал дней десять. Приехала почти вся команда, за исключением Маккэнтса, уехавшего в Америку, Тюркана, решавшего личные проблемы и Падиуса, отправившегося в Питер сдавать какие-то экзамены. К сожалению, раньше такие вечера не устраивали. Случались, конечно, встречи: пара банкетов, коллективное “просвещение” — выход на “Золушку” в оперный театр, но это все не то. Дни на турбазе прошли в очень дружественной обстановке, которой жутко не хватало по ходу сезона.


— Многовато было разногласий, конфликтов?


— Бывало. Мяч не делили, чувствовалось разделение на легионеров — нелегионеров, русских — нерусских... Конечно, такое случается в каждой команде, но если бы нам устроили такой выезд перед стартом сезона, уверен, это упредило бы множество проблем.


— Тихоненко был?


— Да, с женой, тремя детьми.


— Он как-то подводил итоги? Ведь, похоже, его время в ЦСКА закончилось.


— Знаешь, о баскетболе практически никто ничего не говорил. От работы хотелось отдохнуть.


Быть запасным тоже иногда полезно


— Два года в ЦСКА для тебя превратились в протирание лавки запасных...


— Да, приятного в этом мало. В то же время получил колоссальный жизненный и игровой опыт. Считаю, мне многое дало постоянное общение и тренировки рядом с такими великими баскетболистами, как Гиричек, Эйникис, Фетисов, Пашутин-младший... Через нашу команду прошла почти вся сборная России. Или вот выпускали меня несколько раз на площадку в матчах Евролиги. Там совершенно иной уровень, когда, поиграв, обретаешь огромную уверенность. Затем, выходя против, скажем, “Шахтера” или “Самары”, в принципе очень хороших команд, чувствуешь себя как бы стоящим на более высокой ступеньке, нежели соперник. Нет мандража, суеты. Иногда, конечно, чрезмерно торопился, но только из-за того, что слишком много сидел на скамейке. От этого забываешь, как действовать в той или иной игровой ситуации, ведь тренировки — это одно, а матчи — совершенно другое. Вероятно, это сказывалось. Естественно, хочется больше играть.


— Не думаю, что в следующем сезоне тебе станет легче пробиться в основу ЦСКА.


— И все-таки я надеюсь. Придет другой тренер, может, ему понравлюсь. Ведь я люблю тренироваться, оттачивать какие-то детали, движения. Думаю, человек это заметит и даст мне шанс. Играть даже по 10 минут в такой команде — большой плюс.


— Давно хотел узнать: почему тренеры ЦСКА совершенно не пользуются твоим умением бросать “трешки”? Ты ведь в “Баффало” считался “дальнобойщиком”.


— Они считают, что задача центрового работать под кольцом, собирать отскоки, забивать из-под щита. Я в прошедшем сезоне, наверное, все очки так набрал.


— А как же насчет бросающих центровых вроде Сабониса, Зидека, того же Эйникиса?


— Ну, до них, наверное, еще не дорос. Просто приходится делать то, что тренер говорит. У нас ведь строго: если бы в игре позволил себе пальнуть издали, наверняка тут же сел бы на скамейку. Не знаю, может, новый тренер придет, подметит во мне умение попадать с периметра. Между прочим, на занятиях мы частенько выполняли такое упражнение-соревнование: нужно было в паре бросать без помех “трешку”, “двушку”, а затем из трехсекундной с сопротивлением. Скажу без преувеличения: я гораздо чаще выигрывал, чем проигрывал. Жертвами были и Поляк, и Петренко, и даже разыгрывающий Маккэнтс. Но...


— За армейскую карьеру тебе зачастую доводилось встречаться на площадке с известными баскетболистами. Были особенно памятные матчи?


— Естественно. Прежде всего когда мне доверили сыграть за сборную СССР против ветеранов НБА. Это был шок. Потягаться с такими легендами... Может быть, повторюсь, ведь уже рассказывал об этом матче “Прессболу”, но встреча с Мозесом Мэлоуном, Клайдом Дрекслером, Джорджем Гервином никогда не забудется. Взять того же Мэлоуна, который, между прочим, трижды признавался самым ценным игроком НБА. Человеку уже за 50, скорость, он, конечно, потерял, но мастерство осталось. Выдвинуть его из-под кольца практически нереально, Мозес будто врастает в трехсекундную зону. Этому надо учиться...


— А из ныне действующих кто запомнился?


— Бодирога. Мне ведь доверили выйти в стартовой пятерке против его “Панатинаикоса”, но, к сожалению, я немного растерялся. Наверное, оттого, что еще не ощущаю себя на уровне таких великих игроков. А может, слишком хотел что-то доказать тренерам ЦСКА.


Обыграть Францию было вполне реально


— Травма, которую ты получил в декабре, здорово подпортила тебе вторую половину сезона...


— Да, после перелома ноги месяц не мог даже бегать. Можно было работать на выносливость, плавать, но растерял потенциал, накопленный на предсезонном сборе. Конечно, это сказалось. Правда, позже за сборную сыграл неплохо.


— При том что в ЦСКА игровой практики не хватало, в составе национальной команды ты стал лучшим бомбардиром по итогам первого круга полуфинального турнира чемпионата Европы.


— Может быть, просто из-за голода до игры, может, тренер верил, возложил на меня ответственность.


— У тебя неплохо получалось в матче с Францией, вице-чемпионом Олимпиады.


— Да, но мы-то все равно крупно проиграли, очков 25...


— Но ведь сражались в первой половине, пока Егор Мещеряков не получил травму.


— После этого и “посыпались”. Все-таки равноценной замены Егору в сборной пока нет. Не хватало его лидерских способностей, умения упереться в защите.


— Да и ты после перерыва смотрелся похуже.


— Скорее всего, именно из-за отсутствия Егора. Он ведь постоянно стягивал на себя двух защитников, позволял вздохнуть свободнее.


— Как считаешь, реально было зацепить французов?


— С тем составом и настроем, с которыми они приехали, — вполне. Команда, конечно, великая, но было совершенно очевидно, что признанные звезды не настроились.


— Да и у нашей сборной состав был далеко не оптимальный...


— Может, потому нас и не восприняли всерьез. А проиграли мы потому, что не хватило физподготовки на все 40 минут.


— Зато была хорошая победа над Польшей...


— Очень хорошая.


— ...и поражение от Венгрии, которое можно занести в разряд неожиданностей.


— Это точно. Был уверен, что венгров обыграем. Только “тягучка”, которую мы затеяли, не позволила добиться успеха. Никак не удавалось оторваться в счете: все время раскачивались качели. Если бы ушли очков на 10-15 вперед, венгры сломались бы. Но... Вспоминать даже неприятно. К тому же и я в нескольких эпизодах сыграл неудачно.


— Ага, тот самый нереализованный слэм-данк...


— Ужас!


Про Мистера Спрайта в Москве знают все


— Были ли у тебя в карьере моменты, которые не хочется вспоминать?


— Хватает. Особенно обидно бывает, когда выпустят в концовке, а ты ничего не успеваешь сделать или, еще хуже, совершаешь ошибку. Ну а упомянутый промах сверху... Мне его потом очень долго вспоминали. Не зло, конечно, так, подшучивали. В течение месяца не только в сборной, а даже в ЦСКА достать успели — не представляю, как они узнали? Обозвали Мистер Спрайт, утверждали даже, что я купил акции “Спрайта”, потому что в чемпионате Суперлиги тоже как-то пару раз вколотить сверху не сумел. Недавно в последнем матче плей-офф против “Шахтера” тоже забавная ситуация возникла. Получал мяч спиной к опекуну, с ходу, одним шагом его обошел, остался один на один с кольцом. Делаю второй шаг, третий, не начиная ведения... Можно было опять-таки сверху бить, но в твердой уверенности, что судья даст пробежку, просто бросаю. Мяч прокатился по дужке и свалился мимо: зрители и товарищи по команде обалдели. Хорошо хоть никого вокруг не было, успел подобрать и добавить.


— А приятные эпизоды?


— Как ни странно, сложно что-то выделить. Замечательно, когда игра идет, команда побеждает. Какой-то конкретный момент на память не приходит.


— У ЦСКА много фанатов?


— Хватает. Причем люди ходят и на чемпиона Евролиги “Панатинаикос”, и на аутсайдера российской Суперлиги “Арсенал”. Многие болельщики знают все команды, данные об игроках, биографию... Не скрою, это отрадно, с такими людьми даже пообщаться можно с удовольствием. Поддержка всегда вдохновляет.


— Говорят, вы раздаете майки фанатам по окончании сезона.


— Было дело, но я не назвал бы это традицией. Мы подарили майки ребятам из команды, защищающей наши цвета в фан-лиге.


Безлошадный “конь”, который любит резать волну


— В ЦСКА ты был единственным человеком без авто. Учитывая известное прозвище всех армейцев, тебя можно назвать “конем” безлошадным...


— Потому что ездок я еще никакой: совсем недавно сдал на права. Да и не безлошадный уже: недавно купил машину — для начала “Ауди-100” красивого перламутрово-белого цвета.


— Получается, в команде чуть ли не дежурства организовывали, кому тебя до спортзала довозить?


— Ну, это ты загнул. В основном подвозил Савков, с которым мы дружим. Так, от метро до зала: все-таки иногда погода бывает плохая — дождь, снег...


— А мотоцикл не хотел? Рулил бы на таком “чоппере”, как Карл Мэлоун.


— Нет, не хочу, разве что на трех колесах. Страшная это штука: скорость огромная, а защищенности никакой. Люблю, конечно, быструю езду, однако рисковать не желаю. Слышал, недавно несчастье с литовцем Робертасом Явтокасом случилось? Очень хороший центровой, выбран на драфте НБА, приходилось против него играть в матче с “Летувос Ритас”... Попал в аварию на мотоцикле, повредил позвоночник, теперь не только карьера — жизнь под угрозой.


— А как насчет водного скутера?


— Потрясающая вещь. Недавно осваивал этот агрегат — очень понравилось. Хотя покупать его вряд ли буду. Все же слишком дорогая игрушка, чтобы пару раз летом покататься где-нибудь на Минском море.


Собирался в Китай, а уехал в Москву


— Ты как-то говорил, что полюбил Москву. Проникся духом белокаменной?


— Три года в Америке я вел абсолютно спокойную, размеренную жизнь. Баффало — небольшой провинциальный городок, мало машин, людей, развлечений. Минск чем-то похож, потому здесь я чувствовал себя комфортно...


— В 2000-м в интервью “Пресс- болу” ты говорил, что хотел бы играть в Италии или Испании...


— Да, там, где тоже тепло и уютно.


— А тут Москва... Как же так вышло?


— Честно говоря, для меня остается загадкой, как попал в ЦСКА. Мой агент даже не рассматривал такую возможность. Были совершенно другие варианты: помню, звали во французский “Лимож”, в словенские клубы, даже в Китай собирался съездить, уже сидел на чемоданах. А тут в один прекрасный день домой (!) позвонили из руководства ЦСКА. Как они на меня вышли? Надо будет как-нибудь разузнать. Спросили, как смотрю на перспективу играть в этом знаменитом московском клубе. Я просто обалдел. Эмоции аж переполняли. Позвонил агенту, тот “раскрутил” ситуацию, потом съездил на просмотр, понравился тренерам и подписал контракт.


Теперь о Москве. Когда приехал туда, город показался очень шумным. Суета, толчея, машины, пробки, люди на тебя внимания не обращают, бегают, занимаются своими делами. Поначалу не понравилось, я ведь парень спокойный. Но когда окунаешься в такую жизнь, заводишь друзей, знакомых, отказаться от всего этого становится трудно. Сейчас мне в Москве очень нравится. Нравится моя квартира, нравится центр, живущий активной жизнью 24 часа в сутки.


— Да, и девушка-москвичка...


— Может, не надо про нее?


— Наоборот, расскажи подробнее.


— Ладно. Зовут девушку Юлия. Познакомились давно, еще в начале прошлого сезона. Она у нас в группе поддержки танцует. Поначалу отношения были никакие, привет-пока. А потом как-то пересеклись, начали общаться... Юля изменила мое представление о московских девушках: я думал, они испорченные, ждут постоянных развлечений, а она домашняя, спокойная, хозяйственная. С ней хорошо. К тому же, знаешь, часто девушки не пытаются чего-то в жизни добиться, особенно когда их парни прилично зарабатывают. А Юля живет активной жизнью, всегда в движении, следит за собой. Самостоятельный, обеспеченный человек. Добилась роли в мюзикле “Нотр-Дам де Пари”, сейчас еще будет в “Метро” выступать.


— Видимо, заставляет и тебя тянуться, думать о прогрессе.


— Это точно. Еще и помогает. К примеру, следит за моим режимом питания.


— Наверное, и к клубной жизни приобщила.


— Да это я ее приобщил! Говорю же, Юля — человек домашний, ее отец — бывший военный, воспитывал строго. По клубам вообще никогда не ходила, пока со мной не связалась. В общем, все эти черты мне очень нравятся.


— Тогда, Коля, понятно, почему ты к Москве прикипел...





Комментарии (0)