2019-12-26 14:54:44
Миг и судьба. Василий Сарычев о прошлом и настоящем

Россия может забеременеть альтернативными Играми. Это похоже на Москву-1980 и Лос-Анджелес-1984?

Россия может забеременеть альтернативными Играми. Это похоже на Москву-1980 и Лос-Анджелес-1984?Пока в России зреет идея удержать своих спортсменов от выступления на Олимпиаде в Токио-2020 под нейтральным флагом, Василий Сарычев вспоминает, что было 40 лет назад.

1980. БОЙКОТ МОСКОВСКОЙ ОЛИМПИАДЫ. БЫЛ БЫ ПОВОД

Причиной бойкота был ввод войск в Афганистан или только поводом — без виски не разберешься. Дали, конечно, маху наши вожди, но и реакция вышла уж очень прицельной. Недели не прошло, как в первый день нового года на встрече НАТО был поднят вопрос об Олимпиаде. А еще через три дня, 4 января 1980-го, выступил с заявлением американский президент Джимми Картер.

Потом поговаривали, не будь "ограниченного контингента", Запад нашел бы другую зацепку. Против московской прописки Олимпиады яростно выступал премьер Израиля Менахем Бегин, уроженец Бреста, добивавшийся снятия запретов на выезд евреев из СССР; в Британии обсуждали возможность бойкота по диссидентским мотивам, но все это не вполне тянуло — как тут боров сам подставил под швайку свой упитанный бок. Таким подарком, как Афганистан, в холодной войне было грех не воспользоваться.

Картер стоял за то, чтобы отнять Игры у Москвы и перенести в другую страну — к примеру, в Грецию. МОК замысел не одобрил: мало времени оставалось, да и лорд Килланин — сколько в Москву было езжено — старую дружбу сдавать не стал.

Американцы зашли с другого боку. Потерпев до закрытия зимних Игр в Лейк-Плэсиде, они выдвинули СССР ультиматум: до 20 февраля вывести войска из Афганистана. Этот шаг только закреплял советскую агрессию: после окрика спешный вывод походил бы на бегство. Помочь противнику глубже увязнуть в чужих песках, при этом развязывая себе руки, — отличная вилка в политических шахматах.

Дальнейшее было делом техники. В итоге бойкот поддержали 64 государства — едва ли не половина стран-участниц! Столь убийственный факт наши газеты замолчали, озвучив лишь главных закоперщиков, от которых советские люди хорошего и не ждали, и давно не лояльный к Москве Китай.

Недолго погоревав, наверху решили, что меньше соперников — больше медалей: может, оно и к лучшему.

***

В итоге так и произошло: недоезд части фаворитов не лишил Москву грандиозного праздника. Столицу вымыли, снабдили деликатесами (финская салями в вакуумной упаковке, баночное пиво, фанта и пепси в пластиковых стаканчиках, красиво расфасованное в фольгу разовыми кубиками масло — такой растаявший в сумке сувенир стоил мне новенького паспорта) и на время очистили от профессиональных девушек, бичей, наркоманов и вообще лишнего люда. ЦК КПСС принял закрытое постановление "О введении временных ограничений на въезд в Москву в период Олимпиады-80 и направлении граждан Москвы и Московской области в строительные отряды, спортивные и пионерские лагеря и другие места отдыха".

Психически больных и к ним приравненных изолировали на профилактику. "В целях предупреждения возможных дерзких антиобщественных проявлений душевнобольных лиц, вынашивающих агрессивные намерения, — извещал в записке наверх председатель КГБ Андропов, — совместно с органами МВД и здравоохранения принимаются меры по превентивной изоляции таких лиц на период Олимпиады-80". Число таких москвичей "с агрессивными намерениями" оценивалось в четыре тысячи с лишним, на психиатрическом учете состояло 280 тысяч.

С воровским миром договорились, доставив на профилактическую беседу к министру Щелокову два десятка криминальных авторитетов, и те блюли каждый свою территорию. За две недели Игр в Москве не было совершено ни одного громкого преступления. Хватало разве что краж, причем орудовали не столько карманники. Директор олимпийского комплекса в Крылатском Дмитрий Каменев, которому приходилось краснеть то за спертую кем-то разметочную краску, то за пропавшую мастерку шведского велосипедиста, спустя много лет признался, что несли зачастую работники милиции, главным образом иногородние. "Ухитрялись уносить все, что плохо лежало. Вырывали с мясом шнуры телефонов, с аппаратами тащили оборудование, даже обычные лампочки вывинчивали! Но когда я поднял вопрос о пропаже 79 аппаратов, руководство милиции мне ответило, мол, в гостинице "Космос" на 300 тысяч рублей наворовали, а я лезу с такими мелочами. Списать — и весь сказ".

***

Ряд западных правительств не стали вводить для своих спортсменов категоричный запрет. Если американцев, китайцев или западных немцев, для которых ослушание было сопряжено с финансовыми и гражданскими последствиями, на Олимпиаде не было вовсе, то часть атлетов из других державших бойкот стран приехали частным образом.

Команды Бельгии, Франции, Нидерландов, Люксембурга, Швейцарии и Сан-Марино проигнорировали парад спортсменов на церемонии открытия Игр, еще девять сборных шли под олимпийским флагом. Ирландскую команду представлял один знаменосец, зато сборная Великобритании включала 170 атлетов!

При выигрыше медалей самоприбывшими спортсменами на награждении не звучал национальный гимн. Но чаще они были массовкой праздника, а не его героями. СССР заботился о триумфе своих атлетов и об уровне результатов, руша планы недругов по превращению Игр в мелкий по уровню турнир. Было установлено 36 мировых, 39 европейских и 74 олимпийских рекорда — Москва превзошла показатели Монреаля.

В медалеёмких видах — легкой атлетике, плавании — отчаянное соперничество развернулось между спортсменами СССР и ГДР. Серьезность намерений восточных немцев проявилась еще за пару лет до Олимпиады, когда они — невиданное прежде дело — засекретили от советских друзей свою подготовку. В ноябре семьдесят девятого председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов пожаловался в ЦК: "В последнее время руководство ДТСБ (Немецкого спортивно-гимнастического союза. — В.С.) начало в одностороннем порядке отменять согласованные ранее решения о проведении совместных тренировочных сборов и соревнований, ограничивать контакты тренеров и спортсменов. Так, на майском совещании был разработан план совместной подготовки команд ГДР и СССР по плаванию на 1980 год, который предусматривал проведение совместных сборов и совместных отборочных соревнований... Однако в сентябре руководство ДТСБ без какого-либо предварительного уведомления отменило эти мероприятия. Совместных тренировок не удалось организовать уже в октябре, когда советские пловцы... находились на сборах в ГДР. Под разными предлогами предложения о проведении совместных тренировок отвергались, а если спортсмены из СССР на несколько минут раньше установленного времени прибывали на тренировки, спортсмены ГДР немедленно заканчивали занятия".

Кроме того, немецкие товарищи настаивали, чтобы их представители были включены на Олимпиаде в технический персонал антидопинговой лаборатории — так их и пустили! Спустя много лет олимпийский чемпион в гребле обронил: "Допинг-контроль был в Москве очень, скажем так, своеобразный".

***

Как и любая другая, московская Олимпиада ввела в летопись своих героев. Пловец Владимир Сальников завоевал три золота и первым в истории выплыл из 15 минут на дистанции 1500 метров вольным стилем. Восемь медалей в восьми видах программы выиграл гимнаст Александр Дитятин. Свои четвертые золотые награды завоевали саблисты Виктор Кровопусков и Виктор Сидяк. Гимнастка Нелли Ким к трем чемпионским медалям Монреаля добавила два московских золота, и параллельно пятикратной олимпийской чемпионкой стала румынка Надя Команечи.

Владимир Сальников

В неофициальном командном зачете уверенно первенствовали советские спортсмены. 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых медалей — могли и больше, но решили не грести все под себя. Бокс отдали кубинцам, получившим 10 наград: 6 золотых, 2 серебряные и 2 бронзовые. Из советских боксеров золотая досталась лишь мухачу Шамилю Сабирову. Борис Пастухов, в то время руководивший комсомолом, по прошествии лет вспоминал: когда судьи забирали победу, на наших больно было смотреть, но ничего не поделаешь, солидарность.

С немцами не расписывали ничего, бились не на жизнь, а на смерть. Трагический бросок Александра Каршакевича в штангу на последних секундах не позволил гандбольной сборной СССР спасти финал. Футболисты, по праву рассчитывавшие на золотые медали, оступились тоже на сборной ГДР.

В прыжках в высоту Константин Волков проиграл золото поляку Владиславу Козакевичу. Стадион, страстно болевший за своего, в решающих попытках встречал соперника свистом. И даже когда борьба закончилась и оставшийся в секторе олимпийский чемпион пошел на побитие мирового рекорда, зрители по инерции продолжили болеть против. Но поляк с высотой справился и после приземления дал волю эмоциям, показав москвичам, что он о них думает, — в историю это войдет как "жест Козакевича".

Поляка едва не лишили медали. Он сочинил для дисциплинарной комиссии, что адресовал жест не трибунам, а планке, и Хуан-Антонио Самаранч, человек неконфликтный, подыграл: видел другие его выступления, он часто так делает…

Владислав Козакевич

***

Американцы пытались организовать в те же сроки альтернативную Олимпиаду в Кот-д’Ивуаре, тогда Берег Слоновой Кости, но не срослось. Все, что успели — по-быстрому сварганить легкоатлетический турнир под названием "Колокола Свободы", вошедший в историю как Олимпийские бойкот-игры. Ряд команд оказались в шпагате: британские, французские, итальянские атлеты ехали кто в Филадельфию, кто в Москву.

Чей выбор был правильным, решило время.

***

1984. БОЙКОТ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА. ОКО ЗА ОКО

Это только счастливчики готовятся к Олимпиаде четыре года. Во многих видах спортсмены кладут на алтарь детство и юность, с момента выявления тренером далекой еще перспективы начинают жить по олимпийским часам — по ним вставать и ложиться, отказывать в радостях, забивать на учебу, садить организм, сгонять-наедать килограммы, бегать от офицеров допинг-контроля и давать, давать стране угля.

Не так много в мире атлетов, кому удалось продержаться два цикла, сохранить форму и повторить успех. Спустя четыре года человек имеет, по сути, другой организм, и соискателя чаще хватает на один запредельный пик, к которому его планомерно подводят.

Разбить мечту прошедшему столько испытаний и все поставившему на карту — по сути, его предать. Для многих советских спортсменов бойкот Игр в Лос-Анджелесе стал личной трагедией и главным разочарованием жизни.

К Олимпиаде-84 готовились без дураков: намека не было, что страна вдруг сыграет месть. Кремлю было не до обмена бойкотами. Уже пошли "гонки на лафетах", и председательствовавший на похоронах Андропова в феврале олимпийского года Константин Черненко был одной ногой там, куда молчаливый гребец Харон доставил его предшественников.

Новый президент США Рональд Рейган, пользуя момент, стал активно прессинговать коммунизм объявленным крестовым походом. Отношения между странами обострились.

1 сентября 1983 года над Сахалином был сбит сошедший с курса южнокорейский "Боинг", и Рейган еще повысил градус. СССР провозгласили "империей зла", и в мире пошла волна, как у нас писали, антисоветской истерии.

Тогда, может, и вспомнились членам Политбюро старые обиды.

***

Сменивший лорда Килланина на посту президента МОКа недавний посол Испании в СССР Хуан Антонио Самаранч, зная русский характер, в декабре 82-го прямо задал вопрос принимавшему его члену Политбюро ЦК КПСС Гейдару Алиеву. "Мы никогда не опустимся до уровня Картера", — был ответ.

И правда, подготовка спортсменов к Олимпиаде шла в штатном режиме. Средства не урезались. Советская пресса подвергала Лос-Анджелес критике по любому поводу, будь то выбранный талисманом орлан Сэм в цилиндре или раздача за деньги этапов эстафеты Олимпийского огня, но эти выпады воспринимались как привычная дань холодной войне. Пропагандисты поливали продажность Игр, организаторы которых обратились к частным инвесторам и на удивление справились без госфинансирования, а советский вице-президент МОКа Виталий Смирнов в мае 1982 года высказал недовольство ценами на проживание в Олимпийской деревне и намерением разместить спортсменов в общежитиях местного университета.

Но на тренировочную работу все это никак не влияло. Спортсмены готовились на лучших аренах и базах подготовки, построенных к московской Олимпиаде, финансовое обеспечение выдерживалось на небывало высоком уровне.

И все же страх перевесил. С приближением Игр усилились опасения по поводу возможных провокаций, и советская сторона стала требовать дополнительных гарантий...

Условия, которые Москва запросила для своей делегации, после чего нашла коса на камень, были вообще-то не столь и особенными. Регулярных рейсов в Лос-Анджелес из Союза не имелось, но американцы отказались принимать чартеры "Аэрофлота" с советскими олимпийцами, рекомендуя пересаживаться в Нью-Йорке на рейсы внутренних авиалиний, а еще заранее затребовали полный список олимпийской делегации, где хватало тренеров в штатском. И теплоход "Грузия", который по мельбурнскому образцу 1956 года наши хотели сделать плавучей базой в порту Лос-Анджелеса в пику койко-местам в Олимпийской деревне, объявили судном нон грата...

Нашим бы отступить — сочлись бы результатами, которые в олимпийский год давали прикидку на 62 золотые медали (сборные ГДР — на 40, США — 36-38). Сборная СССР имела все шансы сокрушить врага в его "логове".

Однако 10 апреля 1984 года, за три месяца до открытия Игр, на страницах "Советского спорта" вдруг появилось заявление НОК СССР. В нем говорилось, что администрация США накануне выборов пытается использовать Олимпийские игры в корыстных политических целях.

29 апреля глава НОКа, председатель Спорткомитета СССР Марат Грамов направил в Политбюро записку "О сложившейся ситуации в связи с Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе". Недавний партаппаратчик, завсектором отдела пропаганды Ставропольского обкома, поднятый по протекции, всего год как был посажен на спорт. "Волетбол и лесапед", — так характеризовал знание им предмета тренер волейболистов Вячеслав Платонов, по мнению которого Грамов активно способствовал введению бойкота, поскольку страшно боялся проиграть вторую подряд Олимпиаду после зимнего Сараева.

Марат Грамов

Хочет председатель участвовать в Олимпиаде, не хочет — никто бы его не спрашивал. Записка по определению не могла быть личной инициативой Марата Грамова, он только играл свои ноты. Спустя неделю Политбюро вынесло вердикт: "Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании".

8 мая пленум Национального олимпийского комитета СССР единогласно проголосовал за бойкот Игр в Лос-Анджелесе.

"Мы были на сборах в Сочи, когда объявили, что на Олимпиаду не поедем, — вспоминал призер Олимпиады-80 по прыжкам с шестом Константин Волков. — Для всех это был удар ниже пояса... Сборная стала неуправляемой, никто не хотел тренироваться. Многие просто запили".

***

Хуан Антонио Самаранч до последнего пытался спасти положение. В тот же день добившись аудиенции у Рональда Рейгана, глава МОКа услышал простодушное предложение позвать в Лос-Анджелес советского лидера и на пару возглавить церемонию открытия Игр, но помощник поспешил президента одернуть: в столь деликатном вопросе уместно посоветоваться с госсекретарем...

10 мая Самаранч был уже в Москве, где столкнулся с необратимостью ситуации. Ушли времена, когда его радушно принимал Леонид Ильич. Тяжело больному Черненко было не до МОКа, к тому же все уже решили. В собеседники Хуану Антонио определили первого заместителя председателя Совмина, не имевшего к спорту никакого отношения.

Поняв, что стену не прошибить, глава МОКа опустил руки.

Советский бойкот Игр поддержали 14 союзников, включая ГДР, Чехословакию, Польшу, Кубу. Если вспомнить, что четыре года назад в Москву отказались направить спортсменов 65 стран, ответный бойкот оказался жиденьким. Больше того, инициативу СССР не поддержали три страны соцлагеря: Румыния, Югославия и Китай. Румыны, выступавшие под флагом МОК, сенсационно заняли второе место в неофициальном командном зачете, опередив сборную ФРГ. А первенствовали американцы, завоевавшие 83 золотые медали — на три больше, чем советские спортсмены в Москве.

Нам осталось утешиться тем, что уровень московских результатов был выше: 36 мировых рекордов против 11 в Лос-Анджелесе и 61 олимпийский против 36. Фактически это было открытое первенство США, в котором не приняли участия 125 чемпионов мира, среди них великолепный гимнаст Дмитрий Билозерчев, двукратный олимпийский чемпион в метании молота Юрий Седых, легенда кубинского бокса Теофило Стивенсон, готовившийся выиграть четвертую подряд Олимпиаду...

Карл Льюис

В отсутствие кубинцев и русских боксеры США выиграли девять из двенадцати весовых категорий. А героем Игр стал феноменально талантливый Карл Льюис, чей олимпийский дебют должен был состояться еще в Москве. Он повторил успех легендарного Джесси Оуэнса, завоевав четыре золота — в обоих спринтах, эстафете и прыжках в длину. Еще один гений бега — барьерист Эдвин Мозес –— за десять лет выиграл 122 забега подряд!

***

Как и четыре года назад американцы, наши организовали утешительные соревнования "Дружба-84", проводившиеся во всех олимпийских видах, кроме футбола и синхронного плавания, на аренах девяти стран от Монголии до Кубы. И хотя устроители подчеркивали, что это не альтернатива, все было очевидно. Социалистическую "олимпиаду" открыли через шесть дней после торжественного закрытия официальных Игр, что позволило привлечь ряд спортсменов, выступавших в Лос-Анджелесе.

Было установлено несколько десятков рекордов. На турнире штангистов, проходившем в болгарской Варне, Юрик Варданян поднял в сумме на 50 килограммов больше чемпиона Лос-Анджелеса.

Но бравурная атмосфера "Дружбы" скрывала глубокую апатию. "С той минуты (когда было объявлено о бойкоте. — В.С.) сезон для меня закончился, пропала всякая охота тренироваться, — вспоминала Людмила Кондратьева. — Вернулись домой, а там полным ходом шла антиолимпийская кампания с привлечением известных спортсменов: мол, правильное решение, ехать в Лос-Анджелес небезопасно и прочая чушь. Не знаю ни одного спортсмена, кто бы на самом деле так считал".

Бойкот стоил стране потери права принять чемпионат мира по футболу 1990 года. Из двух претендентов, Италии и СССР, шансы Москвы расценивались выше: впечатленный организацией футбольного турнира на московской Олимпиаде президент ФИФА Жоао Авеланж был на нашей стороне — и вот все рухнуло.

***

Две подряд Олимпиады заставили усомниться в жизнеспособности главного спортивного форума современности. И Хуан Антонио Самаранч решился на экстренную меру — ввел в Устав МОК пункт о санкциях в отношении стран, которые попытаются бойкотировать Игры по политическим мотивам. Впредь за это полагалась дисквалификация на одну или несколько Олимпиад, вплоть до полного исключения.



Комментарии (14)

czesare 27 Дек 2019 14:12
От Московской Олимпиады осталось воспоминание о мишке на шарах и о том, что тогда Высоцкий умер...ничего спортивного не закрепилось в памяти..
timoro 26 Дек 2019 23:40
Цитата:

Без сомнения, потому что 64 больше, чем 14.
Так отсутствие этих 14-ти нанесло гораздо больший урон качеству игр, чем недоезд тех 64-х за четыре года до этого. Даже не так: отсутствие только СССР, ГДР, ну, и, скажем, Кубы и Болгарии превратили ОИ в Лос-Анджелесе в открытый чемпионат США по легкой атлетике, плаванию и баскетболу.)) Очевидно, что ОИ-84 -- слабейшие за всю историю игр. Это еще хорошо, что румыны, китайцы и "юги" положили болт на Черненко и Со и хоть как-то спасли игровые виды, гимнастику и тяжелую атлетику с боксом)))
Джон Сильвер 26 Дек 2019 22:58
Цитата:

ДНР, Крым, ЛНР, Сомали и раха это полный список участников?
забыли про КНДР и Сирию
Бомбардир 26 Дек 2019 19:13
Франция нас не любит

Япония нас не любит

Короче, никто нас не любит

Но трахать все очень хотят



Понять вас, ребята, можно

Любить нас довольно сложно

Но прежде, чем лезть к нам под юбку

Вы кое-что знать должны



Мы может вас разочаруем

Россия — женщина с х..м

Так что, для вас же лучше

При нас не снимать штаны
lull 26 Дек 2019 18:16
Тихо сам с собою, левою рукою