2018-01-08 21:55:13
Чемпионат Беларуси

Будем знакомы. Радослав Латал: по-русски уже трохи понимаю

Будем знакомы. Радослав Латал: по-русски уже трохи понимаюВозглавивший брестское “Динамо” Радослав ЛАТАЛ — личность в футболе известная. У него за плечами 11 матчей за сборную Чехословакии, 47 — за национальную команду Чехии, титул вице-чемпиона Европы-1996, семь сезонов в немецком “Шальке-04”, в составе которого в 1997-м выигран Кубок УЕФА.


Став тренером, Радослав возглавлял на родине несколько команд, включая “Баник” из Остравы, а затем не без успеха работал со словацким “Кошице” и польским “Пястом” из Гливице — причем признавался лучшим тренером как Словакии, так и Польши.

И вот в богатой биографии Латала начинается белорусская страничка. Чеху есть что рассказать и о славном прошлом, и об ожиданиях от работы в Бресте. Он охотно откликнулся на телефонный звонок корреспондента “ПБ” и уделил нашей газете без малого час. Говорили мы на немецком языке, которым новый рулевой “Динамо” отлично владеет благодаря проведенному в Германии отрезку жизни. А началась наша беседа с поздравлений: 6 января пану Радославу исполнилось 47 лет...

— Как отпраздновали день рождения?
— Большую вечеринку устраивать не стал. Пообедали вместе с семьей — женой, сыном, дочкой, мамой, братом. В общем, рядом были лишь самые близкие люди.

— А как провели Новый год и Рождество?
— На Рождество ездили с семьей в Египет, отдохнули. А Новый год встречал уже дома — в Оломоуце.

— Когда собираетесь в Брест?
— В субботу. Пока был только в Минске. Встречался с Вальдасом Иванаускасом и другими руководителями клуба.

— Когда вам поступило предложение поработать в Беларуси?
— Это было около месяца назад. Со мной связался Иванаускас. Было приятно, что он позвонил. Знаю Вальдаса по бундеслиге — в 90-х он выступал за “Гамбург”, а я за “Шальке”. Мы пересекались на поле, но не разговаривали ни тогда, ни позже. А сейчас пообщались. Чтобы составить представление о команде, я уже посмотрел записи обоих поединков с австрийским “Рейндорфом” в Лиге Европы.

— Решение возглавить Динамо далось тяжело?
— Вовсе нет. Не скрою, у меня были еще несколько вариантов — в Чехии, в Польше. Но белорусский оказался наиболее конкретным и этим привлек. Мне интересно. Хотя раньше я о “Динамо” знал мало. И в Бресте никогда не бывал. Кажется, город находится километрах в пятидесяти от польской границы?

— Да ближе — считай, прямо на ней.
— Вот как! Буду знать. А население? Тысяч триста?..

— Почти триста пятьдесят.
— О белорусском футболе я знал то, что в минском “Динамо” несколько лет назад работал Душан Угрин-младший, чей отец когда-то тренировал меня в сборной Чехии. Кроме двух “Динамо”, в белорусской лиге назову только БАТЭ. Борисовчане минувшим летом встречались с пражской “Славией” в квалификации Лиги чемпионов, и я смотрел оба матча. Ваш чемпион тогда оказал нашему серьезное сопротивление. “Славии” еще повезло, что в Праге один из футболистов БАТЭ был удален в начале игры. Это облегчило задачу пражанам, и они по сумме двух встреч одержали победу.

— Кто станет вашими ассистентами в Бресте?
— На сто процентов известен лишь один из них — Марцел Личка. Он тоже чех, его отец Вернер — известный тренер, а младший брат Марио играет в одной из низших чешских лиг. Остальные кандидатуры пока в стадии обсуждения. Личка — хороший помощник. Он грамотно работает над физподготовкой футболистов, что для меня важно. Кстати, Марцел одно время ассистировал упомянутому Душану Угрину-младшему.

— Знаете кого-нибудь из динамовских игроков?
— Некоторых знаю, и у меня еще будет время познакомиться. В курсе, что в составе много иностранцев. Но так было и в польском “Пясте”, поэтому я привык.

— Фамилия Милевский вам о чем-либо говорит?
— Посмотрел в InStat, что в прошлом он выступал за киевское “Динамо” и сборную Украины.

— Возможно ли появление в Бресте игроков из Чехии или той же Польши?
— Пока хочу изучить тех, кто есть в наличии. А там посмотрим.

— Каковы задачи “Динамо” на предстоящий сезон?
— Мы будем бороться за место в еврокубках. У нас есть шанс впервые в истории белорусского футбола выиграть второй год подряд Кубок Беларуси.

— Польский “Пяст” вы покинули почти год назад. Чем занимались с тех пор?
— Просто жил в Чехии, рассматривал предложения. Если же говорить о “Пясте”, то там поначалу было хорошо — мы заняли второе место в чемпионате. Это стало сенсацией, а могли ведь взять и золото. Но в концовке выступили неважно, и нас обошла более опытная “Легия”. По окончании убедительного в целом сезона были поставлены цели успешно выступить в еврокубках, но в усилении команды мне было отказано. После этого я покинул свой пост, а вслед за мной это сделал и президент “Пяста”. И еще в Польше вдруг стали говорить, что у меня нет тренерской лицензии. Но это неправда — она есть!

— Можете сравнить чемпионаты трех славянских стран — Чехии, Словакии и Польши?
— У меня на родине футболисты более техничные, хорошо работают с мячом. Поляки играют в более агрессивный футбол, много бегают. В Словакии же немало игроков рано уезжают за рубеж, так что в тамошних командах хватает молодежи — и с ней умеют заниматься. В моем “Кошице”, например, был Ондрей Дуда, который сейчас в немецкой “Герте”, другие талантливые ребята.

— Все последние годы вы работали за границей. В чешские клубы уже не тянет?
— Почему же? Мне в принципе все равно, дома или за рубежом. Главное — чтобы поступило интересное предложение. В Чехии я начинал тренерскую карьеру, возглавлял команды низших лиг, затем — известный “Баник” из Остравы. И сейчас, повторюсь, варианты были. Но не хватало конкретики.

— На каком языке собираетесь общаться в Бресте?
— На первых тренировках рядом будет переводчик. А потом надеюсь освоить русский. Собственно, уже начал — месяц занимаюсь с преподавателем. Он чех, но отлично говорит по-русски. Ну и в школе я пять лет изучал этот язык. Рос-то еще в социалистической Чехословакии. Нам русский казался не таким уж сложным. Помню, как изучали азбуку. Я в основном получал двойки и тройки — а высшим баллом была единица, у нас такая же система оценок, как в Германии. Кстати, когда приехал в Гливице, быстро освоил польский — уже через два месяца давал на нем интервью. Надеюсь, скоро смогу общаться с прессой и на русском.

— “Пяст” при вас играл в три защитника. Это ваша любимая схема?
— Да. Успешно применял ее и в словацком “Кошице”. А как будет в Бресте, пока ответить не готов. Надо сначала посмотреть на футболистов.

— У вас за плечами славная игровая карьера. Самый яркий ее момент?
— Вообще-то их было два — серебро чемпионата Европы-1996 и победа в Кубке УЕФА с “Шальке” в 1997 году. Еврокубковый триумф подарил больше эмоций, поэтому выделю именно его. Тогда финал состоял из двух встреч — в первой мы выиграли у “Интера” 1:0, а в Милане пропустили единственный гол незадолго до конца основного времени. Трофей взяли в серии пенальти. Я, правда, одиннадцатиметровый не бил: был заменен в овертайме. Помню, мы отмечали победу несколько часов в Италии, а затем загрузились в самолет, вернулись в Германию и там уже гуляли до утра.

— Серебро EURO доставило меньше радости?
— Не скажу, что оно разочаровало. Второе место — большой успех. Просто я ведь в финале не играл, как и в полуфинале. В четвертьфинале получил красную карточку, а заодно дисквалификацию как раз на два матча. В составе меня заменил Патрик Бергер.

— Где храните серебряную медаль?
— Вот сейчас разговариваю с вами из домашнего кабинета — и все награды здесь, в том числе с чемпионата Европы. Я ведь побеждал и в первенстве Чехии, и в Кубке, да и за выигрыш Кубка УЕФА дали медаль. В ходе тренерской карьеры тоже кое-чего добился.

— В отборочном турнире EURO"1996 чехи встречались со сборной Беларуси. Помните?
— А как же. Если не ошибаюсь, мы оба раза победили. Дома — 5:2 (на самом деле 4:2. “ПБ”.), а в гостях — хм… вроде бы 2:0. Тогда я впервые побывал в вашей стране. Играли на большом стадионе, а вот сам Минск как-то не запомнился. Из аэропорта отправились в гостиницу, оттуда на арену — города толком не видели. Зато сейчас я получил возможность оценить белорусскую столицу и увидел ее красоту. Перед Новым годом Минск был празднично украшен. Большой, прекрасный город.

— Контактируете с товарищами по сборной 90-х?
— Конечно. Мой хороший друг — Павел Хапал, видимся с ним чуть ли не каждую неделю. Он тоже из Оломоуца, сейчас тренирует молодежную сборную Словакии. Встречаюсь и с остальными. В прошлом году, через двадцать лет после того EURO, провели в Праге своеобразный матч-реванш. На поле были те же игроки, что и в 1996-м, у нас это Недвед, Поборски, Шмицер... И мы победили! Многие из того поколения стали тренерами. О Хапале я уже сказал. Любош Кубик одно время возглавлял команду в США. Ян Сухопарек стоит у руля юниорской сборной Чехии, а Радек Бейбл — один из его ассистентов. Петр Коуба тренирует в нашей “молодежке” вратарей. О, кстати, я уже запомнил это русское слово — вратарь! Так что трохи понимаю, говорю по-русски...

— Вы долго играли с Павлом Недведом. Что он за человек?
— Очень спокойный, даже задумчивый. Трудолюбивый, много работает. В Чехии это большая личность — достиг серьезных высот как игрок, а сейчас стал одним из руководителей “Ювентуса”. К нему относятся с огромным уважением. Знаю, Павел хотел бы сделать что-то и во благо чешского футбола. Но сейчас это непросто, ведь он в Италии.

— А кто в той сборной был самым, скажем так, неспокойным?
— Ох, сложно ответить. Я и сам был... как это сказать? Не то что нервный, но сильно переживал. Когда команда не могла выиграть, эмоции кипели. Да и сейчас на скамейке во время матчей могу их показать.

— Каким запомнился Душан Угрин, возглавлявший сборную Чехии в 1996-м?
— Вот он человек спокойный. Говорил мало, но много времени уделял тактике. У меня в карьере были и другие хорошие коучи. В “Шальке” — Хууб Стевенс. Когда я приехал в Гельзенкирхен, команду возглавлял Йорг Бергер, однако через полгода его уволили и назначили голландца. Так что со Стевенсом мы работали много и до сих пор регулярно держим связь. Он знает, что я решил поехать в Брест. Сказал: “Радек, удачи тебе!” Стевенс — человек довольно эмоциональный. Он большое внимание уделял физподготовке, тактике, дисциплине на поле и вне его. Собственно, я и сам придерживаюсь схожего подхода.

— Сложно было освоиться в Германии?
— Пришлось учить немецкий. А так в “Шальке” на год раньше пришел чех Иржи Немец. И он, конечно, здорово помог. Его сын и сейчас живет в Германии, играет в одном из низших дивизионов. Еще один мой хороший приятель — немец Олаф Тон, чемпион мира-1990. Это вообще суперчеловек — спокойный, всегда готовый выручить и в плане языка, и просто в каких-то житейских ситуациях. До сих пор общаюсь со многими товарищами по Гельзенкирхену.

— Не было мыслей остаться там жить?
— Нет. Когда мы приехали в Гельзенкирхен, дочка была совсем маленькой — четыре месяца. Потом подросла — и я хотел, чтобы она ходила в школу на родине. В результате в тридцать один год вернулся в Чехию, где еще какое-то время выступал. Однако жизнь в Германии многому меня научила, оказала большое влияние уже как на тренера. Придерживаюсь немецкого подхода: для меня важны порядок, хорошая физподготовка, дисциплина на поле и в раздевалке... В этом плане я достаточно строг.

— Правда, что ваше хобби — походы в горы?
— Ну да, люблю погулять по нашим чешским Татрам. Отправляемся в туры вместе с друзьями — километров на десять. Конечно, я знаю, что в Беларуси гор нет, но это не беда!

— Чем еще увлекаетесь?
— Люблю разные виды спорта — теннис, хоккей. Смотрел вот недавно поединок молодежного чемпионата мира по хоккею Чехия — Беларусь. У вас неплохая команда — вы здорово начали игру, вели 2:0, и нам с трудом удалось переломить ход матча и в итоге одержать победу. Хотя знаю, что белорусы вылетели...

— Ваш сын ведь тоже стал футболистом?
— Да, 20-летний Радек играет сейчас во второй чешской лиге за “Пардубице”. Когда узнал о моем назначении в Брест, сказал: “Папа, успехов — таких же, как были в Польше!” А дочь Катрин 15 лет занималась теннисом — и в Германии, и затем на родине. Однако потом от спорта как-то отошла. Сейчас ей 23.

— Жена будет жить с вами в Бресте?
— Нет, но она хочет приезжать на матчи. Когда я работал в Гливице, супруга постоянно смотрела игры “Пяста” живьем. При этом продолжала жить в Чехии, но в нужный день садилась в машину и ехала в Польшу. Посмотрим, как получится сейчас. Мы понимаем, что выбраться в Брест будет сложнее.



Комментарии (0)