2005-12-09 06:03:40
Чемпионат Беларуси

ПОРТРЕТ ЧЕМПИОНА. Андрей Леончик: черновая работа по мне

ПОРТРЕТ ЧЕМПИОНА. Андрей Леончик: черновая работа по мне

Разделение ролей — обычное явление в любой сфере жизнедеятельности человека. Как говорится, каждому — свое. В минувшем сезоне, комментируя победную поступь “Шахтера”, специалисты и болельщики отмечали атакующую мощь горняков, где выделялись Клименко, Мартинович, Никифоренко, Греньков, Гончарик, надежность оборонительных редутов, которые с помощью Пласконного, Белоусова, Ковальчука и Юревича цементировал опытный Будаев. А вот о роли и объеме выполняемых работ волнореза солигорцев Андрея ЛЕОНЧИКА упоминалось как бы вскользь. Поэтому именно опорный полузащитник “Шахтера” первым из чемпионской рати Юрия Вергейчика стал объектом расспросов корреспондента “ПБ”.




ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Андрей ЛЕОНЧИК. Полузащитник. Родился 2.01.77. Воспитанник минского “Динамо” (первый тренер — Юрий Погальников). Выступал за “Динамо-Юни” (Минск) (1995-98), “Динамо” (Минск) (1999-2000), “Шахтер” (Солигорск) (с 2001). Чемпион Беларуси (2005), бронзовый призер (2000, 2002, 2004) первенства страны. Обладатель Кубка Беларуси (2004). В национальных чемпионатах провел 175 игр, забил 16 голов, сделал 17 результативных передач. Рейтинг по версии “ПБ” — 5,20. В составе молодежной сборной Беларуси (U-21) провел 2 матча.


— Команда завоевала золотые медали, однако остаться непобежденными вам не удалось.


— Ничего страшного. Раз минское “Динамо” выиграло, значит, победа ему была нужна больше. В последние годы так повелось, что наши встречи с динамовцами постоянно проходили в упорной борьбе. И, как правило, в итоге сказывалось умение минчан использовать стандартные положения. Конечно, хотелось взять реванш за все предыдущие неудачи. Но в который раз наступили на те же грабли: при равной игре пропустили после розыгрыша штрафного.


— Для многих футболистов “Шахтера” матчи с “бело-голубыми” никак не отнесешь к разряду рядовых.


— На первых порах, когда перебрался в Солигорск, “Динамо” для меня было особым раздражителем. Однако прошли годы, и сейчас кому-то что-то доказывать не вижу смысла. Поединки против бывшей команды ничем не отличаются, ведь профессионал не должен делить их на важные и проходные. Минчане, как и мы, постоянно борются за медали, а во встречах с основными конкурентами реваншистские мысли отходят на второй план. Думаю, со мной согласятся и остальные одноклубники, которым в разное время довелось поиграть в “Динамо”.


Если проанализировать предыдущие сезоны, то выяснится, что “Шахтер” терял очки в матчах с командами из подвала турнирной таблицы. В этом году устранили этот недочет и стабильно прошли дистанцию. Перед нами никто не ставил задачи выиграть именно золотые медали. Хотя после успехов 2004 года, когда завоевали Кубок страны и бронзу, отступать не имели права. Планировали вновь попасть в призеры. О чемпионстве в первой половине первенства не думали, поэтому и матчи давались нам легко. Играли в свое удовольствие. А когда с солидным отрывом вышли на первое место, тогда и осознали, что золото близко. Необходимо было удержать позиции.


— Как психологически это сказывалось на команде? Каждый раз, приезжая в Солигорск, доводилось видеть, что Юрий Вергейчик предельно напряжен как до матча, так и после него.


— Такой уж Юрий Васильевич человек — не позволяет себе расслабляться, пока не закончится турнир. Чемпионов страны в составе “Шахтера” было немного, поэтому все понимали: другого такого шанса нам может и не представиться.


— Для вас это золото — первое. Доселе коллекционировали лишь бронзовые награды.


— Выигрывал Кубок страны, не раз становился третьим, но первое место — отдельная статья в карьере футболиста. Чемпионство даже с победой в Кубке нельзя сравнивать. Перед началом сезона жена сказала: “Если вновь займешь третье место, бронзовую медаль можешь домой не приносить. Минимум должна быть серебряная”. Получилось даже лучше.


— Чем запомнился “золотой” сезон?


— Понравилось, что не повторилась история прошлых лет, когда несколько клубов со старта уходили в отрыв и распределяли призовые места. Нынче борьба за медали велась до последнего матча. За исключением пары- тройки команд, остальные были примерно одного уровня. Отрыв от лидеров середняки могли ликвидировать буквально за два-три тура. Разочаровали не столько отдельные коллективы, сколько люди, которые руководят ими. Особенно на фоне появления хороших условий и клубов в других городах. Скажем, играть на новой гомельской арене — одно удовольствие.


Также стоит отметить изменения в настроении солигорских болельщиков. В прежние годы в их высказываниях присутствовало больше негатива. Порой складывалось впечатление, будто люди приходили на трибуны не поболеть, а обсудить недостатки футболистов. Но с повышением качества нашей игры поменялось и их отношение к команде. Улучшается и клубная инфраструктура: приступили к реконструкции стадиона “Шахтер”, решаются вопросы с базой. Главное — есть подвижки в лучшую сторону. Надеюсь, Солигорск не повторит путь “Славии”. Город-то небольшой, и футбол — едва ли не единственная отдушина для его жителей.


— Позиция опорного полузащитника подразумевает выполнение большого объема черновой работы. Наверняка местные болельщики, в основном шахтеры, видят в вас родственную душу и потому не критикуют.


— Не задумывался над этим. Осознаю, что именно позиция опорного хава позволяет в полной мере раскрыть мои способности. В свое время при Костюкевиче меня пробовали в качестве защитника. В обороне играть проще, зато в центре поля — интереснее. Давно смирился с тем, что по большей части приходится оставаться незаметным. Мне нравится то, что у нас нет звезд. Можно сказать, “Шахтер” — команда-звезда. Каждый игрок знает свое место на поле, свои функции и старается их качественно выполнять.


— Больше всего дифирамбов достается футболистам, нацеленным на атаку.


— У меня нет зависти к партнерам, которые регулярно отличаются либо отдают результативные передачи. Главное — результат, а на него работает вся команда. У нас есть ребята, умеющие забивать. Зачем отбирать чужой хлеб?


— Но в своем дебютном сезоне вы выделялись именно результативной игрой.


— Первый круг чемпионата-99 я пропустил, а во второй половине тренеры вдруг доверили место в составе. Естественно, ухватился за предоставленную возможность. Набирал очки по системе “гол + пас” чуть ли не в каждом матче. В итоге был признан лучшим новичком национального первенства.


— Впечатляющее начало, которое обещало большое будущее...


— Сразу же поступило несколько интересных заграничных предложений, однако еще на сезон задержался в Минске. Когда же появились разногласия с Александром Пискаревым, задумался о дальнейшей карьере. Покидать команду не хотелось, ведь я — коренной динамовец. Но вариант с “Шахтером” устроил: на тот момент в Солигорске уже играли многие бывшие одноклубники.


— Уместно ли сравнение между этими клубами?


— Смотря что сравнивать. Как правило, отношения между футболистами нормальные. Другое дело, возникали некоторые трения из-за тренерской чехарды в “Динамо”. Я пробыл в столичном клубе два года, и за этот период сменилось четыре наставника. Каждый относился к игрокам по-разному, с каждым необходимо было найти общий язык, а это несколько отвлекало от футбола.


— Путь в него для вас оказался простым?


— Вначале попробовал себя в гимнастике. В шесть лет родители отвели в динамовскую школу на улице Даумана. Занимал призовые места на городских соревнованиях в своем возрасте. Больше всего нравилось прыгать на батуте. Растяжки же и прочие упражнения навевали скуку и желание сбежать. Через год подался в шахматы, но меня хватило всего на пару недель. Вскоре попал в футбольную секцию “Динамо” к ныне покойному Юрию Ивановичу Погальникову. Остановил свой выбор на этом виде спорта во многом благодаря тренеру. Работа c детьми — призвание Юрия Ивановича, он стал для нас вторым отцом. Следил не только за спортивным ростом воспитанников, но и за успехами в школе. Единственный минус — условия занятий в “Динамо”. Врагу не пожелаешь постоянно тренироваться на асфальте. Впрочем, в ту пору нас, детей, это не особо волновало. Чего не скажешь о родителях, которые покупали новые кеды через две-три недели. К сожалению, ситуация с годами не меняется: ребятишки до сих пор тренируются в абсолютно недопустимых условиях. Удивительно, как еще школа выпускает толковых футболистов.


— Чтобы попасть в главную динамовскую команду, тогда необходимо было пройти сквозь сито ее филиалов — “Динамо-Юни”, “Динамо-93”...


— По окончании СДЮШОР оказался в “Юни”. Валентин Станиславович Домашевич в динамовской школе работал с ребятами 1976 года рождения, хорошо знал и смежные возраста. В ту пору начинали футбольную карьеру Володенков, Челядинский, Белоусов, Денисеня, Ветелкин, Саша Осипович. Постепенно лучших из “Юни” выдергивали в “Динамо-93”, а затем игроки перебирались и в главную команду. Этот путь занял у меня три года. И в первом же сезоне удалось заявить о себе.


— Как после переезда в Солигорск отнеслись к тому, что на бывших динамовцев наклеили ярлык — “отработанный материал”.


— Такие разговоры пошли чуть позже. В конце 90-х в Солигорск перебрались лучшие из тех, кто остался в том “Динамо”, не уехал за границу. Нам пришлось игрой доказывать, что еще чего-то стоим в футболе. Если на ком-то в Минске поставили крест, это не показатель способностей спортсмена. Главное, чтобы у него была крепкая психика. Тогда подобные разговоры не нанесут ему вреда. Да и тренерский фактор немаловажен. Поддержка и доверие наставника помогают быстро забыть об обидах, адаптироваться в новых условиях, вернуть былую уверенность. К примеру, в этом чемпионате у Клименко поначалу не заладилось, однако Вергейчик продолжал ставить Сашу в состав, повторяя, что заставит того забивать. И во втором круге Клима прорвало.


— С первого сезона в высшей лиге вы отличались удивительной стабильностью. Согласно оценкам “Прессбола”, пусть они порой и субъективны, ваш рейтинг за чемпионат редко опускался ниже 5,17.


— Удачно дебютировав в 1999 году, в дальнейшем старался держаться на этом уровне. Возможно, поэтому ко мне пока нет претензий со стороны Юрия Васильевича. По его словам, я один из самых стабильных игроков. И опускаться ниже установленной планки не собираюсь. Раньше, по молодости, после каждого матча бежал к газетному киоску, покупал свежую прессу, изучал отзывы о себе. Бывало, обижался: казалось, отыграл нормально, а по оценкам чуть ли не худший в команде. Но с годами это прошло. Естественно, прислушиваюсь к высказываниям, к комментариям специалистов. Однако сам довольно самокритичен: всегда точно знаю, удачно сыграл или провалил матч.


— В таком случае, есть ли чем похвастать? И, наоборот, о каких встречах вспоминать совсем не хочется?


— Провальных поединков, пожалуй, не имел. Стыдно после финального свистка порой было не за собственную игру. Иван Иванович Савостиков и сейчас часто вспоминает удаление, полученное мной в гостевой встрече со швейцарской “молодежкой”. Досадно, что единственное удаление в карьере пришлось на такой матч. Оставшись вдесятером, мы уступили альпийцам — 1:2. Также запомнились игры из дебютного сезона. Особенно с “Днепром-Трансмашем”, когда забил первый мяч в высшей лиге.


— Успешный дебют, попадание в молодежную сборную. Для полноты картины не хватало лишь отъезда на легионерские хлеба.


— Плохо, что порой в жизни желания не совпадают с возможностями. В молодости был не прочь попробовать себя на более высоком уровне. Однако тогда из “Динамо” не отпускали. Сейчас же уезжать из Беларуси уже не хочется.


— Странно слышать. Ведь до футбольной старости еще далеко.


— По натуре я домосед. В Беларуси у меня все сложилось. А бросаться из стабильности в неизвестность не особо хочется.


— В футболе вы добились уже многого. К чему теперь можно стремиться?


— Уточню, многого по белорусским меркам. А новые цели? Хочется наконец-то успешно выступить на евроарене. Вроде бы и команды проходимые нам попадались, однако чего-то вечно не хватало. Интересно будет в следующем году. Последние сезоны дают нового чемпиона, и нам предстоит доказать неслучайность своего успеха. Отступать нельзя. Сейчас тяжело предполагать, сохраним ли трон, но за медали поборемся однозначно. Если же касаться семейной жизни, то в джентльменском наборе мужчины мне недостает лишь одного — сына.





Комментарии (0)