2018-12-06 22:15:55
Чемпионат Беларуси

Футболист года. Стас заслужил не меньше

Футболист года. Стас заслужил не меньшеС лучшим игроком Беларуси 2018-го мы говорили вскоре после того, как он отработал на “Звездном мячике” — утреннике для юных футболистов, на котором Игорь СТАСЕВИЧ был приглашенной звездой и вручал ценные подарки.


Ну и славно — включая диктофон, интервьюеру не пришлось думать над первым вопросом...


— Что чувствуете, общаясь с подрастающим поколением?
— Вспоминаю, как сам рос. Не знаю, ностальгия это или что-то другое. На детско-юношеском уровне я никогда не достигал больших личных успехов. Иногда задумываюсь, как вообще вылез, чего-то добился. В юношеских сборных не играл, в РУОР меня не приняли.

— Дети сейчас хорошо экипированы: костюмчики, кроссовки, разноцветные бутсы...
— Понятно, что у нас все было иначе. Бутсы выдавали раз в несколько лет, и это было счастьем. Первые получил лет в 14-15, когда со своей борисовской ДЮСШ-2 играли на “Хрустальный мяч”. Дали всем одинаковые — новенькие московские “адидасы”. Сразу с ребятами надели и побежали играть. Минут через двад- цать пришлось снимать — вот такие мозоли.
До этого в основном в кедах гоняли. Причем везде — на резине, на асфальте. Знаете хоккейную коробку на борисовском городском стадионе? Сначала там на асфальте тренировались, потом перетащили с беговых дорожек резиновые квадраты. Рядом было поле — его называли солдатским. Там тоже занимались. Травы минимум, а так песочек, камушки.

— С тех пор прошло тысячу лет, и вот вам уже 33. Это сильно неприятно — чувствовать себя ветераном?
— В ветераны я себя еще не записал. И в соответствующей прессболовской колонке моей фамилии пока нет. (Улыбается.) Совершенно нормально себя чувствую. Я не ветеран — скорее просто опытный игрок.

— Три года назад вы говорили: тридцать лет — это много...
— Ну и что? Я не постарел за это время. Понимаю: 33 года — такой возраст... Наверное, уже финишная прямая. Я не перспективный футболист, а уже состоявшийся. Но сколько бог отвел, сколько позволит здоровье — столько хочу играть. Если, конечно, буду держать уровень и буду востребован.

— За звание игрока года вы остро конкурировали со Станиславом Драгуном. Предчувствовали, что так будет?
— В принципе справедливо, что мы лидировали. Хотя говорить, что больше достойны, конечно, неправильно. Стас провел отличный сезон, здорово играл за БАТЭ и за сборную, забивал важные мячи. Он не меньше меня заслужил эту награду. Не знаю, может, стоило ее разделить... Я и сам голосовал за Драгуна — как капитан БАТЭ. Отдать Стасу первое место было легко. Над вторым и третьим пришлось подумать. В итоге назвал Саню Мартыновича и Ваню Маевского.

— С Драгуном вы по-прежнему соседи — живете на улице Маяковского?
— Уже нет. Стас летом переехал. А раньше да, жили рядом. Постоянно вместе на тренировки ездили. То я к нему в машину прыгал, то он ко мне. На заезды — в одном такси.

— Драматичных событий в этом году БАТЭ пережил много, но в плане результата все прошло как по маслу...
— Ну да, чемпионат выиграли с отрывом, в Лиге Европы до сих пор боремся за плей-офф. Вместе с тем сложных игр хватало. Таких, которые вытаскивали на последних минутах. Перед еврокубками пошли травмы — “живых” игроков осталось буквально 13-14. Плюс давление. Со стороны этого никто не видел, но было тяжело — и морально, и физически. Тот этап мы прошли с честью. А потом травмированные восстановились, появилась возможность делать ротацию, и стало проще.

— Где вас застала смерть Капского?
— На базе в Дудинке. Готовились к тренировке, заходит Василий Станиславович Вискушенко, администратор наш. Как сказал... Будто по голове ударило. Даже сложно описать ощущения. Поверить в случившееся очень долго не мог. Думал, какая-то дурацкая шутка. Принять это сложно до сих пор.

— Насколько понимаю, вы не были в числе любимчиков Капского.
— Думаю, что не был. Хотя у нас всегда сохранялись очень теплые отношения. Это он иници- ировал мое возвращение в команду в 2015-м. Но дело даже не в этом. Анатолий Анатольевич был очень правильным человеком. Сильным, смелым, инициативным, резким... Добрым. Мог жестко отругать, но при этом ты всегда знал: он никогда не отвернется, в любой ситуации придет на помощь. Сейчас о нем вспоминается только хорошее.

— Про Капского есть история, которую никто не знает?
— Когда я был ребенком, мы жили в одном доме. Борисов, Ватутина, 22. Рядом с городским стадионом. Анатольич в первом подъезде, я в четвертом. Его детей Андрея и Алесю помню совсем маленькими.
Капский был первым человеком на нашей улице, у кого были две машины. На одной ездил сам, на второй — супруга. Часто, играя с ребятами во дворе, видели, как они друг за дружкой проезжали. Мы знали, что это хозяин БАТЭ, смотрели на него снизу вверх. Здоровались. “Здра-авствуйте!” Он кивал в ответ.

— Последнее общение с Капским?
— После выездной победы над “Види” 20 сентября он прислал эсэмэску. Поздравил. Написал: молодцы, подлечили меня. Виделись последний раз незадолго до этого. Играли дома с “Днепром”, Анатольич приехал из больницы. В марлевой повязке. Как мы потом поняли, решил попрощаться с командой. Понимал, что его ожидает тяжелое лечение, результат которого сложно спрогнозировать. Хотя по его поведению нельзя было этого сказать. Весь на позитиве, с улыбкой, шутками. Никто из ребят после того разговора даже мысли не допускал, что скоро случится страшное.

— Чей голос сегодня в раздевалке самый громкий?
— Александр Викторович Захарченко иногда заходит, может сказать пару слов. Еще Андрей — сын Анатольича. Не шумит — спокойно поздравляет с победами. Это понятно: ему нужно присмотреться. Кстати, очень похож на отца — внешность, походка, телосложение.

— Алексей Бага всегда был балагуром, весельчаком. А стал главным тренером — посерьезнел. Какой он на самом деле?
— Статус ему не позволяет быть таким, как раньше. Совсем другая ответственность, другие задачи. Но это не значит, что он стал таким суровым дядькой и перестал юморить. Просто все в меру. А раньше да — душа компании. Никогда не лез за словом в карман. Я-то знаю, мы и поиграть вместе успели.

— Темперамент Баги — нечто среднее между автократией Гончаренко и деликатностью Ермаковича?
— Есть и то, и другое. Не молчун — и покричит, и пошумит. Не так бурно, конечно, как Гончаренко. Хотя, может, мы еще повода не давали. Поживем — увидим.

— При его красноречии он должен быть сильным мотиватором.
— Умеет в нужный момент сказать правильные слова. Причем все время говорит что-то новое, перед каждым матчем. С нашим графиком это не так просто. Но интересно. Установки не приедаются, не превращаются в рутину.

— Получив приз игроку года, вы отметили со сцены не только Капского, но и Журавля. Особенный тренер в вашей жизни?
— Всего год играл под руководством Владимира Ивановича, но это был один из самых ярких и запоминающихся сезонов. За это время сильно прибавил, и во многом это заслуга тренера, который мне доверял. Тогда же, в 2014-м, первый раз стал лучшим футболистом чемпионата. О Журавле остались самые светлые воспоминания. Отличный тренер, один из лучших, у кого я играл. И как человек очень порядочный. Скромный, умный, сдержанный.
В том сезоне мы заранее знали, что после финиша тренера поменяют. Для меня это было непонятно. Да, для “Динамо” существует одно место в таблице — первое. Но мы тогда и впервые в группу Лиги Европы попали, и в чемпионате долго лидировали. Смазали только концовку. Проиграли БАТЭ, расклеились. В остальном сезон был суперский. И в этом личная заслуга Иваныча.

— Если бы не его отставка, вы остались бы в “Динамо”?
— Думаю, да. С большой вероятностью.

— Общались потом плотно?
— С днем рождения друг друга поздравляли, с победами. После матчей пожимали руки, спрашивали, как дела. Хорошие были отношения.
Я знал, что Журавель болеет. Правда, ходило столько слухов… Никто толком не знал, что с ним. О смерти узнали в Сан-Марино. Сидели ужинали после победы, настроение отличное. И тут эта новость. Я был в шоке. Буквально дней за пять до этого к нему в гости ездил Дима Молош. Передавал от нас приветы. Вернулся, говорит, Иваныч совсем сдал, похудел. Но все равно никто не думал, что так все закончится.

— После ухода Капского многие пророчат закат БАТЭ. Есть такие опасения?
— Когда Анатольич был с нами, то же самое говорили. Что в следующем сезоне БАТЭ точно не станет чемпионом, что все закончится... Ничего нового. Конечно, Капский был для БАТЭ больше, чем руководитель. Но, думаю, все будет нормально. Не так, как прежде, — это ясно, но и плохого я не жду. Дело Анатольича должно жить. Осталась семья, Андрей. Вообще в БАТЭ неглупые люди работают. Они не допустят, чтобы команда развалилась.

— Замечено: вы выдаете крутые сезоны в год рождения детей. В 2018-м третий раз отцом не стали?
— Ха, в этом году нет! Но тема обсуждается с супругой. Посмотрим. Бог даст, может, будет и третий ребенок. А с первыми двумя вы правы. В 2011-м в “Гомеле” хорошо сыграл, результативность была высокая. В 2015-м признали лучшим футболистом Беларуси.

— Старший сын занимается футболом?
— Да, в ФШМ, школе Мурашко. Выбрали ее по простым соображениям. Во-первых, рядом — в двух минутах ходьбы от дома. Раньше тренировки проходили на школьном стадионе на Маяковского. Во-вторых, группу набирал Серый Гигевич, с которым мы давно знакомы. Так что сын под надежным присмотром. Школа, кстати, развивается. Постелили искусственное поле на Серова, неплохие условия.

— Стасевич-младший подает надежды?
— Пока так... Не особо. Но, может, он — как я, позднего развития. Не получится — ничего страшного. Я не сторонник такого, чтобы заставлять: иди занимайся, старайся. Нравится — пожалуйста. Он и шахматами увлекается. Хотели даже в секцию записать, но не нашли удобного времени. Обиделся. Ничего, пока с друзьями-первоклассниками играет. Дальше жизнь покажет.

— В 2015-м вы говорили: если нужен совет, иду к опытным ребятам — Лихтаровичу, Родионову, Жавнерчику. Сейчас молодые к вам обращаются?
— Если кому-то что-то надо подсказать, никогда не откажу. Но пока советов молодежь не спрашивает.

— В молодости кого из стариков боялись?
— Наверное, всех. Очень застенчивый был. В дубле держались вместе с Артуром Гродой — он тоже борисовский. Всегда ждали клубный автобус на остановке, чтобы поехать в Дудинку на тренировку. Так даже подняться по ступенькам, пройти по проходу и со всеми поздороваться — уже был дискомфорт. Идешь, а по сторонам сидят Гена Мардас, Паша Беганский, Александр Федорович... Чувствовал себя не в своей тарелке. Плюс мне всегда казалось, что Юрий Пунтус очень злой. Вид грозный, будто постоянно чем-то недоволен. Пунтуса боялся как огня. Потом, конечно, познакомились ближе. Оказалось, что не все так страшно. При Юрии Иосифовиче дебютировал в основе, в 2004-м начал на замену выходить.

— Старше вас в БАТЭ только Глеб. Что в нем удивляет?
— Когда он хочет, до сих пор может на поле все. Помню, готовились к “Челси”. На тренировке Саня заведенный — мяч невозможно забрать. Да, возрастной — 37 лет. Но это не мешает. Умный футболист — плюс великолепная техника, дриблинг. Не представляю, что он вытворял в лучшие годы. Видел, конечно, но только со стороны. А каково на поле… Чудеса творил.

— В сентябре вы продлили контракт. С кем договаривались?
— Анатольич лежал в больнице, и со мной на разговор приезжал другой человек. Пообщались. Через два дня я прибыл в клуб и оформил бумаги. Подписывал с Виталием Родионовым, спортивным директором.

— Профессор забурел на новой должности?
— Да не… Возможно, сейчас ему сложнее прежнего. Раньше был подчиненным, а теперь на руководящей должности. Виталик учится, ему, надеюсь, помогают. В любом деле нужен опыт. Первые шаги всегда даются тяжело. А в общении он остался прежним. Такой же Профессор.

— На поле иногда выходит под настроение?
— Нет. Видимо, из-за занятости. Или не тянет. Я вот без футбола долго не могу. В отпуске посидишь недельку-две — душа просит мяча. Это же просто игра. Что в детстве, что теперь у меня те же эмоции, то же удовольствие.

— Карьеру так и завершите в БАТЭ?
— Конечно, всегда хочется куда-то уехать. Но понимаю, что в моем случае это проблематично. Я не суперзвезда, чтобы только за счет имени отправиться играть в экзотические страны. А было бы интересно. Где-нибудь на море, с семьей… Только это вряд ли. Кроме БАТЭ, сегодня себя нигде не представляю.

— А если завтра Брест предложит мешок денег?
— Смотря какой мешок! Шучу. Думаю, мои путешествия по белорусским клубам уже закончились.

— За 16 лет карьеры у вас всего четыре команды. Почему так?
— Никуда особо не звали, хотя в свое время я очень хотел уехать. Наверное, не показывал ту игру, которая нужна, чтобы стать легионером. Мой первый уход из БАТЭ был вынужденным. А дальше...

— Короче, для агента вы плохой клиент...
— А у меня постоянного агента никогда и не было. Были люди, которые по ситуации помогали. Как, например, в ту же “Волгу” перейти.

— Скорость у вас уже не та, что была в 25?
— Мне кажется, сейчас я быстрее бегаю. Это и зимние тесты показали. Раньше мы на время не бегали — Олег Анатольевич Дулуб такую практику внедрил. На 30 метрах я из четырех секунд выбегал. Второй показатель в команде. Лучше только у Яссе Туоминена — на одну или две сотые.

— Почему у вас так плохо с пенальти? Из восьми попыток реализованы всего четыре...
— А вот не знаю. Вроде и ворота большие, и бить умею. Что-то в голове сидит, когда подхожу к “точке”. Хотя, бывало, важные мячи забивал. Но и промахивался тоже.

— Год назад в Городее на 95-й минуте не потянуло пробить?
— Вообще у нас Миша Гордейчук пенальтист. Он тогда отказался. Я тоже подумал, что в такой момент лучше не рисковать. Пошел Виталик Родионов. Забил, и тот матч, по сути, стал венцом его карьеры.

— Самый обидный из незабитых пенальти?
— Все обидные, один сложно выделить. Дважды послематчевые не забил в финалах Кубка. С Брестом в 2007-м и с Жодино в 2016-м. Причем оба раза бил четвертым. Какой-то злой рок.

— Гордейчуку сезон испортили травмы. Стойко он это перенес?
— Сложно представить, что у него творилось внутри. Год назад стал лучшим игроком страны, а следующий сезон совсем не задался. Причем по не зависящим от него причинам. Конечно, Мише было тяжело. Большая сила духа нужна, чтобы такое перенести. Не упасть, не расклеиться. Он справился. И сейчас, тьфу-тьфу, все у него отлично. Дай бог, чтобы все неприятности остались позади.

— Самый нелюдимый футболист БАТЭ — серб Филипович. За год дал три комментария и те клубной пресс-службе...
— Не скажу, что он нелюдимый. Скорее стеснительный, как я в молодости. Из него трудно вытянуть пару слов. Но парень хороший и футболист сильный. БАТЭ с ним попал в точку.

— Язык он освоил?
— Была интересная история. Всю предсезонку и в начале сезона Дулуб общался с командой на двух языках. Сначала говорил на русском, а потом все повторял на английском. Специально для Сани Филиповича — Туоминен тогда мало играл. Потом оказалось, что английского Филипович вообще не знает. По-русски лучше говорит. Олег Анатольевич был не в курсе и переводил. Саня сидит, молчит, ничего не понимает — а мы давимся от смеха. Когда тренер обо всем узнал, был в шоке.

— Раньше в Дудинке вы делили номер с Жавнерчиком. А теперь?
— Взял под крыло Егора Филипенко.

— Изменился он с рождением дочки?
— Он еще раньше изменился. Вернулся в БАТЭ после Израиля уже другим. Более ответственным, с правильными жизненными приоритетами.

— Есть цель, по достижении которой скажете: все, пора на покой?
— Нет. Я играю не ради достижений. Как уже сказал, это приносит удовольствие. Насчет цели я понял, что имеете в виду. Выйти со сборной на EURO. Конечно, мне этого очень хочется. Но футбол на этом не закончится. Буду нужен — продолжу играть.

— Лига наций вас сильно увлекла? А то говорили: подумаешь, какой-то Люксембург обыграли...
— Не важно, Люксембург или Сан-Марино. Мы вышли, мягко скажем, из непростой группы. С теми же молдаванами сборная всегда играла тяжело. Люксембург в последние годы стал неудобным соперником. Но мы прошли дальше, и это хороший локальный успех. Правда, плей-офф долго ждать. К марту 2020-го, возможно, многих уже не будет в сборной. А сейчас вот жеребьевка квалификации прошла. Группа нам, конечно, досталась... Не подарочек.

— Зато в числе соперников голландцы — ваша любимая сборная...
— Да, классно. В прошлом цикле против них только дома сыграл — когда уступили 1:3, но боролись до последнего и выглядели неплохо. На выезд не попал из-за ангины. Будет интересно снова встретиться. Голландцы прибавили, Лигу наций удачно прошли. У них закончилась смена поколений, пришел новый тренер Куман, команда показывает приличный футбол.

— После победы в Люксембурге в раздевалке сборной было море эмоций. Эйфория?
— Не то чтобы эйфория... На этот лад настроились еще перед игрой. Нам показали классный ролик — дети и жены желали успеха, говорили теплые слова. Это стало полной неожиданностью. Жены, как шпионы, сумели все сохранить в тайне. Получилось очень трогательно — и сильно команду мотивировало. Не знаю, как для кого, а для меня главная мотивация — это семья. Мои дети, которым не должно быть стыдно за отца. После победы, естественно, радовались. Как кто-то сказал, 11 лет не могли Люксембург на выезде обыграть.

— С Криушенко много лет назад вы работали в БАТЭ. Он сильно изменился за это время?
— Я этого не заметил. Игорь Николаевич все такой же — открытый, коммуникабельный. Да, когда-то в Борисове он взял меня в дубль. Потом стал главным — заодно и я в основу перешел. Пять лет играл под его руководством.

— Справедливо его критиковали после ничьих с молдаванами?
— Сложно сказать. Понятно, что все хотели побед. Вообще критика такая штука... Она должна быть объективной. И исходить от людей, которые разбираются в футболе. А если это форумы... Хотя, думаю, многие все-таки оценили наше выступление. То, что, несмотря на пару неудачных матчей, мы задачу выполнили и цели добились. За это надо похвалить и тренера, и сборную.

— В этом году у вас еще один матч — с ПАОКом в Греции. Снова момент истины...
— Таких моментов в этом году было столько — не привыкать. Естественно, хочется выполнить и эту задачу. И с чувством полного удовлетворения уйти в отпуск.

— Перед важными матчами ощущения у вас уже не те, что в юности? Или до сих пор трясет?
— Сейчас меньше. В юности был очень впечатлительный, всегда сильно волновался. Теперь спокойнее. Выйдем и будем играть.

ИГОРЬ СТАСЕВИЧ: САМОЕ-САМОЕ В 2018-м

Самый любимый гол?
— В ворота “Ислочи” в Борисове.

Самая важная голевая передача?
— Две в Бресте — любая из них.

Самая ценная победа?
— Над “Неманом” в Борисове, когда стали чемпионами. И в гостях у “Карабаха”.

Самое большое потрясение?
— Смерть Анатолия Капского и Владимира Журавля.

Самая большая радость?
— Выход в группу Лиги Европы.

Самое мощное футбольное впечатление?
— Чемпионат мира. Очень понравился. Давно у меня такого не было, чтобы смотрел на одном дыхании. Голландцы не пробились — болел за португальцев и англичан.

Самые крутые выходные?
— Любые, проведенные с семьей. Особенно если не надо вести детей в школу и садик.

Самая дорогая покупка?
— Путевки на отдых. Сезон закончится, поедем с семьей в Дубай.

Самый глупый поступок?
— Да вроде не глупил в этом году!



Комментарии (0)