2019-01-31 21:57:13
Чемпионат Беларуси

Сергей Гуренко. Чиж считает, будто игру в Питере сдал я

Сергей Гуренко. Чиж считает, будто игру в Питере сдал яМежсезонье в белорусском футболе стартовало недавно, а громкие события уже будоражат умы болельщиков. Одним из таковых, безусловно, стала отставка в минском “Динамо” главного тренера Сергея ГУРЕНКО.


46-летнему специалисту удалось добиться невиданного в пору правления в “Динамо” Юрия Чижа достижения: он единственный, кому было позволено вторично возглавить “бело-голубых” после семилетней паузы, да еще и отработать в этой крайне неспокойной должности почти полных два сезона. Однако любая история имеет свой конец. Вот и с Гуренко решено было не продлевать завершившийся перед Новым годом контракт. Теперь экс-наставник бронзовых призеров свободен и пока не оказался востребованным каким-то другим клубом (а мы не сомневаемся, что так и будет), согласился уделить время для беседы корреспонденту “ПБ”. Несмотря на то что некоторые вопросы были колючими, старался отвечать откровенно. И вот что из этого получилось.

— Сергей Витальевич, с какими мыслями расстались с “Динамо”?
— С нормальными. Ухожу с чистой совестью.

— В наших январских телефонных разговорах по интонации и настроению я чувствовал, что вы хотели бы продолжить работу в “Динамо”. Когда все пошло не так?
— Контракт закончился. Руководство решило его не продлевать. О проделанной работе не мне судить. Есть результаты, статистика. Выше головы не прыгнули, но и ниже не опустились. Считаю, три года потрудился в “Динамо” неплохо. И дубль прибавил, и основа показывала наилучшие результаты по очкам за последнее десятилетие. Это неплохой показатель. Могли в атаке лучше сыграть. Но на то были свои причины. Пусть оценивают болельщики и специалисты.

— Какую планку перед собой ставили?
— Стать чемпионом. Но чтобы это случилось, мало одного моего желания. Должна функционировать вся клубная структура. Тренерский штаб, футболисты, доктора, обслуживающий персонал со своей работой, мне кажется, справлялись. А руководство... Не знаю, какую планку ставило оно.

— Можно ли приоткрыть завесу, как все происходило? Вы пришли в клубный офис в начале января и...
— ...пятого числа позвонил генеральный директор “Динамо” Сергей Перников, сказал, что надо встретиться. Он и озвучил, что со мной не будет продлеваться контракт. Конечно, правильнее было бы сообщить об этом по окончании чемпионата. Искал бы другие варианты трудоустройства. А так сидишь и не знаешь, что делать. Ладно я. Но есть группа людей, которые пришли в клуб вместе со мной, и я несу моральную ответственность перед ними. Вот это некрасиво.

— А как звучала мотивировка Сергея Перникова?
— Мол, так решили наверху. Но где у нас верх, пока никто не объявляет.

— Судя по слухам, ваш уход из “Динамо” — инициатива Виталия Булыги, с которым не сложились отношения.
— Не знаю. Мне он говорит совсем другое. Бог ему судья — как и что здесь происходит. Все легионеры пришли от Булыги, ни одного от меня. Белорусские ребята, которых подписали зимой, да, это моя инициатива. Горбунов — с ним созванивались через ребят, Гуренко, Соловей, Иванов, Макась. Но, если бы мы их тогда не взяли, финишировали бы пятыми или шестыми, не выше. Привлекать дублеров? Они бы не потянули. А эти ребята вытащили чемпионат. Каждый в определенный период сезона помог команде.
Взять Иванова. С кем бы я играл, после того как ушел Сарока? Филипп оба матча со словацким ДАКом провел великолепно. Вообще считаю, что домашние игры с ДАКом и “Зенитом” были у нас лучшими по содержанию. Иванов в каждой выходил в стартовой обойме, а сейчас с ним не подписывают контракт. Для меня это нонсенс. Нравится он кому-то или нет. Если на то пошло, даже великий Месси не всем нравится. В чем Иванов, Макась, Гуренко, Соловей виноваты? В том, что пользы принесли не меньше, чем иностранцы, которые получали по контрактам в четыре раза больше их? Мне перед ними даже стыдно.
Я оцениваю футболиста по его потенциалу. Макась, если бы не ломался, сыграл бы намного ярче. Только вижу, что Саша выходит на пик формы, — он ломается и потом долго восстанавливается. Соловей тоже играл с перепадами. Иванову вначале я давал мало шансов, потому как центрального нападающего играл Макась, плюс Николич был в хорошей форме. Зато во второй части чемпионата Иванов играл много и содержательно. Не будь Филиппа, мы вполне могли бы остаться без еврокубков. Та же ситуация и по Гуренко. Брал его как атакующего игрока. Но со временем он доказал, что имеет огромный потенциал бровочника — крайнего защитника атакующего плана или латераля. Просто ему надо добавить в уверенности.

— За наличие в составе сына вас чаще всего и критиковали. Несправедливо?
— Есть факты, а они неоспоримая вещь. Закончился чемпионат, берем официальную статистику. Почему-то на клубном сайте дали только малую ее часть, и не самую важную. Так вот Артем занимает третье место в команде по количеству голевых передач. При этом был не плеймейкером, а бровочником, играл на флангах. Его конкуренты — Бегунов, Шитов, Наваловский. Если сравнить показатели всех четырех, то у Гуренко они выше. Дальше. Количество обостряющих передач. На первом месте — Николич, на втором — Яхая, на третьем — Гуренко. Но если брать процент точности обостряющих передач, то у Уроша он равен 58, и это хороший показатель, а у Артема — 75. Отборы-перехваты на чужой половине поля: Гуренко — 35 процентов, у его прямых конкурентов — по 13. Знаю, что у Артема еще много недостатков, которые надо корректировать. Но давайте будем объективными: есть цифры, и не я их писал. Он белорус, с перспективой роста. Мы ведь должны думать, с кем будем играть в сборной через два-три года. Чехлить его только потому, что он мой сын? Так давайте всех детей футболистов с детства отправлять в музыкальную школу.

— Кадровые потери по ходу сезона у “Динамо” оказались существенными: Сачивко, Быков, Нойок, Остроух, Сарока. Причины расставания были разными?
— Естественно. Сарока ушел на повышение — пожалуйста, клуб заработал деньги. Быков хотел играть в центре поля, но я его там не видел. На бровке — другое дело. По Нойоку и Сачивко несколько иная ситуация. Потери, конечно, серьезные. Мне кажется, ребята переживали кризис второго года. Сложно перестроиться, по себе знаю. Скажем, “Локомотив” становился в 2002-м чемпионом России, а в следующем сезоне после первого круга шел на двенадцатом месте. Футболисты начинают считать, что уже всего достигли. Примерно то же произошло и с нашими ребятами. Пришлось менять — в основном легионерами. Хорошо что вернулся Шитов. Но это скорее дело случая. Хотел видеть в “Динамо” Балановича, Нехайчика, Драгуна, Кисляка, однако они выбрали клубы, где им предложили лучшие условия. У меня к ним нет претензий — это нормальное явление.

— Летом вы не выпустили Нойока в основе против БАТЭ, пояснив, что у него болел живот. И все же осталось ощущение, что этим объяснением вы прикрывали клубное руководство. Убрать украинца, говорят, было решением Юрия Чижа...
— Сейчас я уже могу об этом говорить. За два дня до игры мне была дана, как бы выразиться, установка: есть вопросы по трем игрокам. Фамилии называть не буду...

— Нойок, Жавнерчик и Сачивко?
— Видно, у вас есть определенная информация. Так вот. В конечном итоге по Жавнерчику вопрос отпал. По Нойоку было категорическое “нет”. А по Сачивко я должен был принимать самостоятельное решение. Если быть до конца откровенным, я разговаривал с Жавнерчиком: “Макс, было что-то?” — “Витальевич, ничего”. Поэтому решил выставить Сачивко в состав. Но одно из условий — он ничего не должен был знать. Подошел к Нойоку, попросил об этом, объяснил, что складывается такая вот ситуация. Даже сказал ему такие слова: “Чтобы поставить тебя в состав, я одной рукой должен внести твою фамилию в протокол, а другой писать заявление об уходе”. Один раз я это уже сделал — ни к чему хорошему не привело. Заверил, что рассчитываю на него: “Игра может сложиться по-разному, и мне надо, чтобы ты был готов. Если результат будет складываться не в нашу пользу, должен будешь провести свой лучший матч в карьере”. Думал, что нашли с Сашей общий язык. Ошибся. Все знают, как сложился тот матч. После пропущенного мяча Нойок сразу же вышел на поле, но сыграл безобразно. Что я ему и высказал при ребятах. А Саша при всей команде мне соврал. Оказалось, после нашего разговора он сразу же сообщил все Сачивко. Как может человек играть, если его подозревают, что может умышленно ошибиться? В итоге так и произошло.
Неприятно все это вспоминать. Но как можно относиться к тому, когда Нойок говорит, будто едет играть во львовские “Карпаты”, а оказывается в Бресте, когда сегодня целует эмблему одного клуба, а через неделю другого? Он на меня обиделся, что не поставил его в состав. А мне не обидно, когда в игре с “Витебском” он спокойно смотрит, как Фурлан из-под него забивает? Вот тебе два очка, и второе место — наше. Получается, игрок может обижаться на тренера, у которого нет выбора, а тренер нет. Да в другой команде за подобное вполне могли и “пятак” начистить.
Кем был Нойок до прихода в минское “Динамо”? Человеком, который ездил по просмотрам в Беларуси. Не прошел просмотр в “Шахтере”, в “Динамо” взяли со второго раза, потому что никого другого не нашли. При мне он заиграл и стал лучшим полузащитником чемпионата Беларуси, я сделал его капитаном. А кто он сейчас? Один из многих...

— Такие истории не могут не сказаться на внутренних отношениях в коллективе...
— А это как раз то, чего не хватает “Динамо”, чтобы стать чемпионом. Мелочей нет. Вы думаете, просто работать под постоянным давлением, когда каждая ошибка футболиста рассматривается как умысел? Все ошибаются. Если кто-то скажет, что играл в футбол и никогда не ошибался, значит, он играл в “PlayStation”.

— Нам никак не обойти эпохальные матчи Лиги Европы с “Зенитом”. Домашний разгром питерцев со счетом 4:0 — приятный шок, эйфория, прилив оптимизма. Гостевые 1:8 — кошмарный сон. Это самое жуткое, что происходило с вами в футболе?
— Во-первых, вы не правы.

— В чем?
— Результат считается по девяноста минутам основного времени. Если бы мы не выиграли 4:0, то в ответной игре никогда не было бы 1:8. Логично? Второй матч закончился со счетом 4:0. Да, в добавленное время мы проиграли. У всех вопрос: почему? Так у меня тот же вопрос! Я тоже хочу знать! После Питера был порыв докопаться, что же все-таки произошло. Но понял: если начну разбираться, потеряю команду. И тогда “Динамо” точно не было бы в еврокубках — могу гарантировать. Что изменил бы разборками?

— На уход отправились бы три-четыре человека...
— Или сам написал бы заявление об уходе. Как работать с людьми, которым не доверяю?

— Но ведь пришлось. Недоверие наверняка закралось в душу?
— Работал и ждал завершения чемпионата. Потому что только после его окончания могу откровенно говорить на эту тему. Команда к ответному матчу с “Зенитом” была готова идеально. Душа радовалась, когда видел, как ребята тренировались. Все, что готовили к игре, мы отработали. Знаю, футболисты могут ошибаться, вратарь может под рукой пропустить, защитник в свои ворота срезать. Но когда не все игроки выполняли тренерскую установку, то, что мы отрабатывали, это меня больше всего настораживало.

— А каким был план на матч?
— Прекрасно понимал, что будут играть Дзюба, Ерохин и Заболотный. Они высокие, но медленные. Единственное — на пространстве Заболотный может продавить. Первое требование: максимальный прессинг игрока с мячом, сыграть как можно выше, ни в коем случае не садиться в штрафную. И если игроки атаки свои функции выполняли, то игроки обороны почему-то сыграли очень низко. Второй момент. Должны были заставить “Зенит” чаще бегать назад, чтобы имел меньше шансов атаковать. Понимал, что крайние защитники хозяев будут подниматься высоко, значит, за их спинами образуется свободное пространство. И при отборе мяча мы должны были вбегать туда. Так и произошло, когда Хващинский убежал по флангу, и мы забили гол — жаль, его не засчитали.
Состав у нас был тот же, что и в первой встрече, и отсутствие Николича, убежден, ничего не решало. Треботич сыграл на том уровне, на котором был готов, не выпадал. В дальнейшем мы должны были перестроиться на игру 3-5-2. Опускаю Капленко — в первой игре это сработало: тогда “Зенит” не нанес ни одного удара в створ. И в конце, когда пошел бы навал, перестроились бы на 5-4-1. То есть полностью закрыли бы центр. Позже задавал себе вопрос: что мог изменить? Пожалуй, единственное: Шевцова поменял бы местами с Галовичем.

— “Зенит” играл без зрительской поддержки, почти час в меньшинстве после удаления Паредеса. Неужели он и вправду был настолько сильнее “Динамо”, что сумел выкрутиться из безысходного положения?
— Не может за неделю команда так кардинально измениться. За три недели — согласен. Но за неделю — никогда! Мне неинтересно, что и как было в этой игре, кто чем занимался. Для себя я уже все решил. И могу сказать: моя совесть чиста. Готов пройти все проверки, даже публично, на центральном телевидении. Детектор лжи, сыворотка правды, гипноз — любые новейшие технологии. Таких случаев еще не было — почему бы не стать первым?

— На послематчевой пресс- конференции вы упомянули “Газпром”. Пришлось к слову или с каким-то намеком?
— Чтобы говорить конкретно, нужны доказательства. У меня их нет. Я понимал, каким будет судейство. Предупреждал ребят: могут быть удаления уже в первом тайме, а то и двойные. Лучше бы они были...

— Удаление было как раз у “Зенита”...
— ...после которого мы и развалились. Это жестокий урок. Но, поверьте, я ничего не мог изменить в той ситуации. Выпустить другой состав? Сказали бы: а зачем? Ребята были готовы идеально.
Знаете, если бы у меня спросили: что лучше, сыграть 1:1 дома и 0:0 на выезде и также не пройти дальше, выбрал бы тот вариант, что произошел. Мне дорог праздник, который команда подарила людям крупной домашней победой.

— Юрий Чиж наблюдал за матчем с трибуны “Петровского”. Какова была его реакция после финального свистка? Он заходил в раздевалку?
— Нет. После этого мы не общались с Юрием Александровичем на эту тему.

— То есть у вас произошел конфликт?
— У нас не могло быть конфликта, потому что мы даже не виделись после игры. Слышал, он считает, будто я ее сдал. Но еще раз говорю: готов пройти все процедуры.

— Правда, что после Питера Чиж не посещал домашние встречи “Динамо”?
— Не могу этого знать, потому как не слежу за трибунами — кто есть, а кого нет. А в раздевалку он и раньше не заходил. Даже после домашних 4:0.

— В том матче Николич был лучшим, а через неделю не попал даже в запас. Его травма действительно была настолько серьезной?
— Урош почувствовал повреждение ахилла на предыгровой тренировке. Я не могу выставлять футболиста, который травмирован, и терять одну замену. Мог бы сказать: “Давай мы тебя обколем”. А через пять минут после начала матча услышать, что он не может играть.

— Помнится, раньше вы эмоционально стучали кулаком по столу, защищая своих игроков по итогам битвы с БАТЭ. После же разгрома от “Зенита” хранили молчание. Чувствовали, что они не заслуживали защиты?
— Мне важно было сохранить команду. Не могу отмотать пленку назад и что-то изменить. Все уже случилось. Если вступать в полемику, заниматься разборками, команда точно провалила бы конец сезона, а все спросили бы с меня. Что мог сделать по максимуму, сделал. Да, трижды проиграли — “Городее” сразу после Питера и дважды БАТЭ. Но ни одной игры не провалили, ровно прошли весь чемпионат. При том что у нас были не самые сильные футболисты. Два последних года наша команда среди тех, кто меньше всех пропускает. О чем это свидетельствует? О хорошей организации, игровой дисциплине. Конечно, хочется и забивать больше всех. Но тогда нужны другие исполнители в атаке. Если бы Фатаи пришел к нам в начале года, мы бы на равных поборолись с БАТЭ. Но он появился в “Динамо” в августе, нетренированный. Вообще, половину пришедших ребят надо было добрый месяц подводить к оптимальному состоянию.
Если вы заметили, у меня не было основного состава. Двадцать человек, и кто был лучше готов, тот и выходил на поле. Здоровая конкуренция. Поэтому тому же Антилевскому было тяжело.

— Не дотягивал?
— Молодой человек думает, что может толком не тренироваться, но попадать в состав. Где-то это прокатывало, у меня — никогда. Постоянно на неделе у него два дня что-то болит, а к игре выздоравливает. Упрашивать я никогда не буду. Не хочешь тренироваться — твои проблемы. Обидно: парень-то талантливый, но тренеры не приучили его к труду. Почему Глеб стал звездой? Сашу сделал Магат. Играет, лучший в “Штутгарте”, а потом раз — и на месяц в дубль! У нас же парень два раза по мячу ударит, и ему все рукоплещут. Почему трудно Сароке в Бельгии? А потому что, когда я его начинал воспитывать, оставлял в запасе, клубная пресс-служба сразу дала интервью, какой Сарока великий футболист, и как “Динамо” будет без него сложно. Ну ушел Сарока — что изменилось? Этот пример говорит о том, что люди, работающие в клубе, некомпетентны. После их необдуманных действий получается, что тренер дурак. Выложите статистику, поработайте, а не сказки снимайте, как с командой ездите.

— Если бы вы продолжили работать в “Динамо”, как думаете, Галович, Горбунов, Яхая остались бы в команде?
— Яхая до последнего ждал, хотя имел несколько предложений. Если бы я оставался, не поехал бы к Муслину. Он и сейчас звонит: “Витальевич, я к вам в любой момент вернусь”.

— Правда, что вы рассорились со старинным другом Андреем Лавриком из-за контракта вашего сына?
— Тот конфликт был сильно раздут. Андрей был против подписания Соловья и Артема Гуренко. Спросил у него: “Есть альтернатива, если мы их не подпишем?” — “Нет”. — “Так о чем тогда разговор?” За результат спросят с главного тренера, а не со спортивного директора. И в итоге прав оказался я. Если Гуренко третий по голевым передачам, а Соловей второй по системе “гол плюс пас”, разве они не принесли пользу команде? Согласен, ни с одного, ни с другого я не выжал максимум. Как и с Иванова. Наверное, единственный футболист, сыгравший на пределе возможностей, это Яхая.
Конечно, были тренерские промашки в селекции. Признаю, что приглашение Крума Стоянова — ошибка. Поэтому и решил: лучше сразу ее признать, и мы потеряем меньше в деньгах, чем сложится ситуация, как с Лукичем, который год получал зарплату, не играя ни за основу, ни за дубль.

— С Лавриком общаетесь после этого?
— Здороваемся. Нам делить нечего. Я его из клуба не выгонял.

— А какая кошка пробежала между вами и Качуро?
— В моих интервью хоть одно плохое слово о Пете вы слышали? Нет. Просто однажды не подал ему руки.

— Причина?
— Он ходил к руководству и говорил про меня гадости. Зачем здороваться с человеком, который за моей спиной так поступает? Скажи в глаза все, что обо мне думаешь.

— Не многовато ли “доброжелателей” нажили за последнее время? Вот и тренер “Шахтера” Адель Сасси в интервью о вас неприветливо высказался.
— Никогда не позволю своим помощникам что-то выкрикивать в адрес соперника. И они это знают. Если начинают подсказывать футболистам, показываю им, чтобы прикрыли рты. Потому что не имеют права. Подойдите ко мне, шепните на ухо, а уж я доведу до игроков. Поработав с Муслином, хорошо знаю, что такое этика. Если этот человек позволяет себе в адрес главного тренера другой команды эмоционально высказываться, то это в первую очередь проблема Ташуева. Что он ассистента не одернул. Если бы мой помощник что-то высказал о Ташуеве, я бы подошел и извинился перед коллегой. И, скорее всего, оштрафовал своего тренера за нарушение футбольной этики.

— Вашим преемником стал Роман Пилипчук. Вы с ним знакомы?
— Нет. Знаю о нем только то, что написано в прессе.

— Учитывая неоднозначность вашей отставки в “Динамо”, каким будет в будущем отношение к столичному клубу?
— Только положительным. Ко всем командам, где работал, у меня теплое отношение. В том же Жодино оставил частицу сердца. Преданные болельщики, “дзякуй за гульню”. Разве забыть, как мы с “Торпедо” в пяти играх против “Динамо” добыли четыре победы и ничью? Хотя родной командой, и не скрываю этого, считаю “Локомотив”.

— Туда не вернетесь?
— От меня это не зависит. Если бы поступило предложение, наверное, пешком бы пошел по рельсам. Одиннадцать сезонов провел в “Локомотиве”. Это мои лучшие годы, яркие победы, завоеванные трофеи.

— А Славолюб Муслин в Саудовскую Аравию зовет?
— Я мог там быть в сентябре. Когда он принимал команду “Аль-Фейха”, сразу позвонил мне, пригласил. Поблагодарил, но сказал, что пока мне доверяют, буду работать до конца в “Динамо”. Поставил перед собой цель: команда обязательно должна быть в еврокубках, не могу оставить после себя выжженную землю.

— Не жалеете, что тогда отказали?
— Нет, ни о чем не жалею. Я, кстати, и сейчас могу ехать к Славо. Он заверил, что всегда будет рад снова совместно поработать.

— То есть для вас не принципиально быть главным тренером?
— Могу помогать, но тренер должен быть уровня Муслина. Учиться не зазорно, сколько бы лет тебе ни было.

— Сказанные вами слова, о которых сожалеете?
— Знаете, наш народ всегда понимал, когда человек шутит, а когда говорит серьезно. А сейчас стали показывать жестом, что он иронизирует. Вот думаю: неужели мы до такой степени отупели? Может, солнца не хватает — какими-то злыми делаемся. Я стал более ироничным, понимаю, что футбол — это просто игра. Что, людям интересно слышать о нашей тактике, о том, как мы неделю работали? Поэтому у меня и выходили такие пресс- конференции. А про меня почему-то порой говорят: монстр, злой. Но я ведь никого не оскорблял, хотя поведение некоторых молодых людей, считающих себя журналистами, попросту коробит. Как говорил известный юморист, культурки не хватает.

— Оглядываясь, что сделали бы в работе с “Динамо” иначе?
— Сложный вопрос. Пожалуй, проявил бы большую настойчивость по приглашению Кисляка. Нам реально не хватало такого лидера в центре поля. Знаю, как Сергей хотел вернуться в “Динамо”, хотя были и иные варианты. Я не люблю уговаривать. Но в случае с Сергеем следовало отступить от своих принципов.

— Не посещала мысль, что судьба порой вас обижает? Сборная Сербии вышла на чемпионат мира, а поработать там вам с Муслином не дали. В 2017-м “Динамо” финишировало вровень с БАТЭ, а золото ушло в Борисов. Два года завоевывали с динамовцами медали, а новый контракт вам не предложили.
— Это нюансы. Не хочу говорить, чемпионы мы или нет. Набрали тогда с БАТЭ одинаковое количество очков. Да, случился этот косяк. Есть люди в федерации, которые решили вот так. Обошли закон? Обошли. И все это знают. О чем рассуждать? Самое важное, что мне не стыдно за свои поступки, за свою работу. Если в 2017-м мы проиграли шесть матчей, то в 2018-м — три. Да, не удовлетворен, что не можем пройти барьер БАТЭ. Но ни в одном из последних матчей борисовчане не выглядели сильнее нас. И “Зенит” с ДАКом мы не просто так обыграли, а это очень серьезные соперники. Когда еще соберем полный стадион “Динамо” и подарим людям такой праздник? А в Питере если и были подковерные игры, то пусть они останутся на совести тех, кто их организовал.



Комментарии (0)