2019-05-02 21:34:34
Чемпионат Беларуси

Николай Януш. Если решение тренера оставить тебя в запасе приводит к победе — значит, оно верное

Николай Януш. Если решение тренера оставить тебя в запасе приводит к победе — значит, оно верноеНа старте чемпионата лучший бомбардир “Шахтера” в этом сезоне Николай ЯНУШ не сыграл ни одного полного матча. При этом, проводя на поле в среднем менее полутайма, успел отличиться трижды.


Появления в основе солигорская “десятка” дождалась в ответном кубковом полуфинале с “Ислочью” — и отпахать пришлось два часа. 34-летний форвард снова не подкачал, забив победный гол, который вывел горняков в финал.


— Тяжелая игра?
— Очень. Прежде всего — потому что кубковая. Сам видел изнутри: ребята какие-то зажатые. Наверное, сказывался предыдущий неудачный матч с “Энергетиком”. А в остальном все хорошо, все понравилось. Вечером многие болельщики благодарили. Говорили: побольше бы таких игр. Им нравится. А для нас это, конечно, был изматывающий поединок. Для меня тем более: первый в основном составе. Не то чтобы прямо безумно трудно, но набегались. Да и соперник доставил проблем. “Ислочь” в этом сезоне хороша. В первом матче вела в два мяча, повезло, что мы сравняли. В Солигорске, наоборот, уже сама отыгрывалась. Боевитая команда. Вообще, эти встречи были равными. Нам повезло, что выиграли.

— Что было после поражения от “Энергетика”-БГУ — тренерский штаб устроил разнос?
— Нет, напротив. Был углубленный анализ поединка, но без какого-то давления на футболистов. Безусловно, разобрали все ошибки, проанализировали, потому что для “Шахтера” пропускать на своем поле четыре мяча — нонсенс. Но сделали это спокойно, никто не нагнетал обстановку. Думаю, тренерский штаб все сделал правильно, не накручивал ребят перед важным матчем. Посмотрели — и дальше поехали.

— Тем не менее “Шахтер” стал много пропускать: от “Ислочи” по два на выезде и дома, от “Энергетика” на “Строителе” вообще четыре.
— Даже не знаю, с чем это связано. Сложно ответить. Наверное, это работа тренерского штаба — увидеть какую-то систему, если она там есть.

— В чемпионате ты в среднем проводил по двадцать минут, а здесь полный матч плюс дополнительное время. Сложно перестраиваться?
— Ну, надо всегда держать себя в тонусе. В “Шахтере” есть дополнительные занятия для тех, кто не играл или играл мало, поэтому особых проблем нет. Но все равно тяжеловато с пятнадцати-двадцати минут переходить сразу на сто двадцать. Отдам должное своему организму — он справился, и это хорошо.

— Наконец-то случился твой долгожданный выход в основном составе.
— Ну а что поделать? У нас в команде двадцать пять человек, и каждый должен показывать себя с лучшей стороны, чтобы впечатлить тренерский штаб. Только он решает, кому раньше выходить, кому позже. Нужно было просто сидеть и ждать шанса. Вот, дождался.

— И тем не менее: каково это, сидеть за спиной Бодула, который постоянно выходит в основе, а потом ты его меняешь — и забиваешь решающий гол?
— Уже доводилось отвечать на этот вопрос не раз. За долгую карьеру успел понять: если тебе отводится пятнадцать минут и ты забиваешь, это не означает, что смог бы отличиться, если бы проводил полный матч. По-разному бывает. Но главное — результат. И если решение тренера, который оставил тебя на скамейке, приводит к победе — значит, оно верное. Поэтому никакого психологического давления или чего-то еще — никаких проблем не было. Это в молодые годы, помню, какие-то переживания могли случиться, а сейчас спокойно все воспринимаю. Во главу угла ставится командный результат.

— В матче было много эмоций. Спокойно разошлись после финального свистка?
— Конечно! Это все только на поле. Понятно, что на кону финал — “заводка” изначально у обеих команд была серьезная. Но как только прозвучал финальный свисток, пожали друг другу руки и разошлись.

— Как там Бакай?
— Все хорошо. Разговаривал с ним после матча — чувствует себя нормально.

— И он, и Сзоке не сыграют в финале из-за дисквалификаций. Проблема?
— Посмотрим. В каждом матче кто-то может играть, кто-то нет. Уверен, сможем выкрутиться из ситуации.

— Между тем финал уже довольно скоро. Мысли по этому поводу?
— Ну, до него все же еще много времени. По крайней мере сейчас о нем совсем не думаем. Впереди матчи чемпионата, в том числе гостевая встреча с “Витебском” — так сказать, репетиция. Да и финал, что о нем можно сказать... Это как седьмая встреча в плей-офф НХЛ. Это не чемпионат и даже не полуфинал Кубка. Кто лучше готов, кто больше хочет, у кого выше мотивация — вот что важно. Совсем другая игра. И не имеет значения, кто какое место занимает в чемпионате.

— Играть предстоит в Витебске, фактически на поле соперника...
— С одной стороны, это минус: как бы в гостях. С другой — может, и хорошо. По крайней мере больше шансов, что на стадионе будет много зрителей и получится настоящий футбольный праздник. А это здорово, вне зависимости от того, за тебя болеют или против.

— В чемпионате “Шахтер” опять принимает “Ислочь”. Чего ожидать?
— Это будет совсем другая игра. “Ислочь” идет в группе лидеров. Повторю, это очень интересная команда. Но все же игра в рамках чемпионата, градус ее будет, так скажем, на рабочем уровне. Не на таком высоком, как в Кубке. Просто будем сражаться за три очка, постараемся снова победить.

— В Солигорске вдруг повысилась посещаемость...
— Разумеется, это радует. Да, на последние матчи стало ходить больше людей. Может, им нравится наша игра? Мы, безусловно, это всегда замечаем, видим и хотим, чтобы болельщиков на “Строителе” было еще больше.

— Пользуясь редким случаем, пару вопросов “за жизнь”. Мы у тебя просили интервью больше месяца. Почему только сейчас?
— Да я вообще не люблю привлекать к себе внимания. Когда начинаются интервью, комментарии — мне немного неуютно. Хотя сам даже спортивные новости и не читаю. Просто вчера после встречи пресс-служба уговорила, вот так и согласился. Настоящий белорус, в общем.

— Инстаграм заводить тебя тоже вроде бы уговаривали.
— Да, попросили парни, которые занимаются в “Шахтере” продвижением во всех социальных сетях. Я до этого особо ничего там не умел делать. Но завел. Мы с Матвейчиком жили тогда в одной комнате, он меня научил: это сюда, это туда. Постепенно привык. Пацаны убедили, что это своего рода популяризация футбола. Недавно, кстати, глянул журнал “Большой футбол” на базе, там сравнивают мировых грандов по числу подписчиков в соцсетях. Говорят, за этим будущее. Теперь согласен. Это интересно, плюс наверняка помогает людей привлечь на трибуны. И самому посмотреть что-то, хотя у меня там поклонников совсем немного. Надеюсь, эта активность перенесется и на трибуны, и людей на белорусских стадионах станет больше. Надо же как-то поднимать наш футбол. У нас ведь, по сути, хороший чемпионат. Его только нужно качественно подать.

— Болельщики часто пишут?
— Да я там особо ни с кем не общаюсь. Не умею. Поэтому сразу скажу: ко мне в инстаграм можно не обращаться, лучше по другим каналам.

— Ты ведешь аккаунт на белорусском языке — в жизни часто находишь ему применение?
— Увы, нет. Если все говорят по-русски, то и я. На базе с некоторыми людьми, если есть возможность, могу пообщаться на “мове”. Но возможности почти никогда нет — вот же в чем дело! Со мной никто на белорусском не разговаривает. В общем, на английском куда больше общаюсь, чем на родном языке.

— Легионеров белорусским словам не научил еще?
— Ай, нет. К тому же мы только на тренировках пересекаемся, времени общаться, учить их чему-то нет.

— Между тем недавно у тебя в инстаграме был проникновенный пост из Гродно и фото с Бебеем. Он тебя вроде бы английскому научил?
— Нет. Я “инглиш” и раньше знал. Просто так повелось с тех пор, как познакомились: когда разговариваем, только на английском. Мне нужна была практика, и в Гродно ее получил на целый год. Все-таки живое общение никакие учебники не заменят. Было просто супер! В итоге раньше было “бэ-мэ”, а сейчас спокойно разговариваю с Бакаем и другими легионерами. А Гродно всегда с теплотой вспоминаю. На обеде, например, обычно садился за “камерунский” стол: Бебей, Мукам, Атеменг, Абуна. Они-то между собой на французском общаются, но если я с ними — переходим на английский. Даже сейчас мы с Бебеем часто созваниваемся. Бывает, по полчаса говорим. И все по-английски — я ему: “Ты ж понимаешь, практика нужна”.

— А как там Микашевичи поживают?
— Хорошо. Я вот как раз отсюда с тобой разговариваю. Семья еще здесь. Город развивается, как и остальные в Беларуси, понемногу. А в плане футбола — даже не знаю, что здесь происходит. Наверное, ничего. Нет здесь футбола, причем очень давно. Все, что осталось, “Гранит” — уже давно в Лунинце. Народ вообще не интересуется. Говорил же, могу целый день гулять по улице — меня тут никто не знает.

— Многолетний тренер “Гранита” Валерий Бохно уехал в Польшу. Может, общаетесь?
— Нет. Ни с ним, да и вообще ни с кем не виделся много лет. В Микашевичах у меня только семья. Плюс некоторые ребята, с которыми играл. Кто-то в “миник” еще гоняет, но в основном к футболу уже никто отношения не имеет. А летом с семьей окончательно переедем в Солигорск, достраиваю там частный дом. Нужно успеть, чтобы 1 сентября дети пошли в школу. Это уже мой город. В столицу вообще не тянет, а в Солигорске все компактно, мне нравится. Даже когда в “Немане” Игорь Ковалевич давал два выходных, один неизменно проводил в Микашевичах, а второй в Солигорске. Других вариантов, где жить, даже не рассматривал.



Комментарии (0)