2019-07-29 21:37:37
Чемпионат Беларуси

Будем знакомы. В “Энергетике” штрафы измеряются печеньем

Будем знакомы. В “Энергетике” штрафы измеряются печеньемФорвард Всеволод САДОВСКИЙ с шестью голами — лучший бомбардир “Энергетика”- БГУ в чемпионате. Однако в кубковой игре в Дзержинске он блеснул иной гранью таланта. 22-летний капитан “студентов” сделал четыре голевых паса.


Чем не повод познакомиться с футболистом, который в нынешнем году дебютировал в высшей лиге?


— Как тебе жеребьевка 1/8 финала Кубка, отправившая в соперники “Ислочь”?
— Да нам без разницы, с кем играть. Тем более соперники почти все сильные остались. А так, просто не хотелось далеко ехать. На автобусе в жару — ну кому это понравится? Поэтому отлично, что матч состоится в Минске, да еще и на своем поле. А “Ислочь” в таблице находится вверху — мы с такими командами любим играть.

— В прошлом году в матче с “Оршей” у тебя был голевой покер. А ассистентский случился впервые?
— Да. Что-то похожее было в минувшем сезоне в Лунинце. Выиграли 4:0 и оформили выход в высшую лигу. Я тогда три голевых паса отдал и сам забил.

— Каковы еще впечатления от футбола в Дзержинске?
— Если пошутить, то сбылась моя маленькая мечта — сыграть против “Арсенала”. Правда, это был не лондонский, а дзержинский. Ну ничего. Команда, кстати, интересная. В первом тайме хозяева хорошо двигались, создавали моменты. А после перерыва сил им уже не хватило. Но вообще у них неплохой подбор: и опытные игроки, и молодежь.

— Раздевалки от тамошнего стадиона отделяет проезжая часть.
— А еще один душ на обе команды. И один туалет. Все общее. Но мы в Дзержинске недавно играли — проводили товарищеский матч с “Десной”. Вот тогда я удивился. А сейчас все было уже обыденно.

— В прошлом году ты стал лучшим бомбардиром первой лиги. В высшей сейчас у тебя уже шесть голов. А ведь уровень сопротивления соперников совершенно иной. В чем секрет?
— В команде, которая работает на нападающих. И фланги “высоко” поднимаются, и инсайды нам дают много передач. Правда, Васильев сейчас ушел в Брест. Поэтому секрет — в командной работе. А уж нам остается только реализовывать моменты, которые создают.

— Самый неудобный защитник в этом чемпионате?
— Наверное, Рыбак в “Шахтере”. Когда встречались в Солигорске, он здорово вел борьбу — как верховую, так и внизу.

— Твоя первая реакция на переход в брестское “Динамо”?
— Удивление. Потому что это было неожиданно. Подозвал Анатолий Иванович Юревич: “Вы переходите в Брест”. А затем на смену удивлению пришли мысли. Потому что я люблю подумать и покопаться в себе.

— В августе у “Энергетика” матч в Бресте. Вы с Алексеем Носко сможете сыграть по условиям аренды?
— Не знаю. Но надеюсь, что да.

— Что рассказывает о впечатлениях от новой команды Владислав Васильев?
— Делится с нами тем, как в клубе все сделано для футболистов. Им ни о чем не приходится волноваться. Только играй и тренируйся. А все остальное сделают за тебя. Но так, по большому счету, и должно быть. Каждый занимается своим делом. И парни в Бресте думают только о футболе.

— Ты же воспитанник “Минска”?
— Везде так пишут. Но не сказал бы, что я прямо такой уж воспитанник “Минска”. Провел в этом клубе два года, если не меньше. В 2014-м играл на “лицензии”, в 2015-м в дубле.

— А что было в твоей биографии до “Минска”?
— Сразу занимался в МТЗ- РИПО. А затем нашу команду вместе с тренером Виталием Анатольевичем Шимко перевели в БАТЭ. Провел там три-четыре года, а потом ушел. Как сказал тренер, по состоянию здоровья. Но мне кажется, что по какой-то иной причине. Вот так на два года прекратил заниматься футболом. Решил, что пора заканчивать. Играть больше не хотелось. Даже на физкультуре к мячу не прикасался.

— Вернуться в футбол после такого простоя трудно?
— Нет. Вот если бы пришлось возвращаться в высшую лигу, тогда наверняка. А так, это же “лицензирование”.

— Как оказался в “Энергетике”?
— Закончился контракт с “Минском”, который не продлили. Вадим Викторович Скрипченко позвал на просмотр в “Урал”. Команда тогда работала на сборах, по-моему, на Кипре. И мне сказали, что в премьер-лиге выступать пока рано, а играть за дубль бессмысленно. Пообещали следить за мной. А когда вернулся в Минск, Владимир Антонович Пигулевский предложил перейти в “Звезду”. Неплохой вариант. Да и выбора не было.

— У тебя нетипичный для форварда третий номер. Почему?
— Когда оказался в команде, почти все номера были заняты. А у меня два любимых числа — три и девять. Вот “тройка” как раз оказалась свободной. Все просто.

— А откуда великолепная координация при таком росте?
— Не знаю. Акробатика? Ничем развивающим в детстве не увлекался. Вот мама у меня гимнастикой занималась. Может, гены?

— Тренера “Энергетика” Геннадия Близнюка называли игроком штрафной. Тебя тоже?
— Все мячи в прошлом году забил из штрафной. В этом, по-моему, тоже. Тренеры всегда говорят, что я должен быть в штрафной, не уходить на фланги. Вот такие требования, которые, видимо, и приносят плоды.

— Пару лет назад ты носил пышную шевелюру. Трудно было с ней расставаться?
— Очень. Думаю, я к ней когда-нибудь еще вернусь. А получилось так, поскольку Анатолий Иванович вежливо попросил от такой прически избавиться. Ультиматумы не ставил. Просто мягко объяснял, что это не мой стиль. Что это мне не нужно. И что следует быть интеллигентным.

— В “Энергетике” могут оштрафовать?
— Нет. А что с нас взять? Если только дополнительными отжиманиями наказать — вот такое может быть. А так мы с парнями сами установили внутреннюю систему штрафов. Зазвонил телефон в раздевалке — будь добр, на следующую тренировку принеси килограмм печенья. У нас им все штрафы измеряются. Но это, повторюсь, не тренерская система, а наша с ребятами. А печенье потом с чайком и съедаем. И полезно, и какой-никакой урок для того, кто провинился.

— Самый памятный матч в составе “Энергетика”?
— В Солигорске победный с “Шахтером” — 4:3. А если в прошлом году, то с “Лидой” дома.

— И чем же он так необычен?
— Мы до этого начали чемпионат двумя ничьими. С “Лидой” во втором тайме играли против ветра. Нас прессовали в штрафной, из которой мы выйти не могли. А на последней минуте наш защитник Кривицкий невероятным ударом от своих ворот вывел меня почти один на один. Забил, и выиграли 2:1. Тот успех придал нам огромный импульс. Так началась наша серия из пяти побед.

— Судя по всему, от твоей прошлогодней травмы не осталось и следа?
— Там травмы как таковой и не было. Мог случиться стрессовый перелом плюсневой кости. Но его не допустили — вовремя заметили и предотвратили. Ноге нужен был покой. Я три недели носил ортопедический ботинок из гипса. А потом вернулся на поле.

— Легионеры “Энергетика” Мавату, Тве, Свен и Диас не жалуются на проявления расизма в нашей стране?
— Нет. По крайней мере они ни разу ничего такого не говорили. На стадионе, бывает, болельщик что-нибудь крикнет. Но никто не обращает на это внимания.

— Они ведь уже помаленьку говорят по-русски?
— Да, пробуют. Самое основное, простые фразы. Диас неплохо понимает наш язык. Он ведь в команде из них дольше всех. Последние два дня с Анатолием Ивановичем вообще без переводчика разговаривал. Не знаю, как у них так получается. Но Юревич говорит, что Диас уже может и ответить.

— У кого-то в команде есть необычные прозвища?
— Нет. У всех производные от имени или фамилии. Меня всю жизнь Севой зовут. А, кстати, Шкурдюку дали прозвище Персик, потому что рыжий. Но оно как-то не прижилось.

— Любимые футболист и команда?
— Жиру и “Арсенал”. Я же говорю: в Дзержинске сбылась мечта!



Комментарии (0)