2020-07-20 21:24:10
Чемпионат Беларуси

Тур 18. Лазар Сайчич. Думал, сейчас соперник начнет с центра — и прозвучит свисток

Тур 18. Лазар Сайчич. Думал, сейчас соперник начнет с центра — и прозвучит свистокФеерическую концовку матча “Городеи” и “Белшины” венчал точный удар сербского легионера хозяев Лазара САЙЧИЧА. Для 23-летнего балканца этот сезон удается на славу, особенно матчи с “Белшиной”, которую он же приговорил и в поединке первого круга.


Тем актуальнее причины поближе познакомиться с нападающим, который выступает в белорусском чемпионате уже почти полтора года.


— Ты когда-нибудь забивал победный гол на 99-й минуте?
— Нет, конечно. По-моему, вообще впервые в карьере принимал участие в матче, который столько продолжался. Как будто дополнительное время. Но, думаю, судья поступил правильно, что добавил столько минут, — и мы долго праздновали свой первый гол, и соперник. Читал в интернете, что люди возмущались, но, считаю, все справедливо. И это не потому, что я забил.
А вообще матч сложный был. Так всегда, когда играешь против прямого конкурента. Мы готовились к “Белшине”, видели ее в деле и понимали, что она занимает не свое место в таблице. Во многих встречах ей просто не везет. А футболисты у бобруйчан хорошие. В итоге так и случилось — равная игра: то у нас момент, то у них. Обе команды старались действовать аккуратно, а потом — такая концовка. Неожиданно, конечно.

— Йоксимовичу специально дали пробить пенальти — на прощание?
— Не совсем. У нас их обычно исполняет Сергей Архипов, но к тому моменту его уже заменили. А в таких случаях игроки сами решают, кто подойдет к “точке”. Думаю, Милан просто был уверен в себе и сказал, что готов пробить. Тем более удар с левой у него хороший.

— Уже был уверен, что победили?
— Если честно, да. Не знал, сколько компенсированных минут прошло, но казалось, что сейчас соперник начнет с центра — и прозвучит свисток. Так же думал, когда “Белшина” сравняла счет — теперь все. Естественно, был в шоке. Думал: как можно целую неделю готовиться и в такой ситуации пропустить?! В голове не укладывалось.

— А потом?
— Когда увидели, что судья свистеть пока не собирается, всей командой бросились в атаку. Сыграли как коллектив, проявили характер. Показали, что хотим выиграть. И выиграли.

— Ты так спокойно разобрался в эпизоде на 99-й минуте...
— Сам пересматривал и удивлялся. Честно: мне понравилось, как все получилось. Тем более на фоне усталости. Как будто на самом деле не сто минут прошло, а только десять. Впрочем, не люблю себя хвалить, пусть другие это делают — мне приятно. А так — это моя работа.

— Показалось, что во время празднования хотел снять футболку, но передумал. Вспомнил, что грозят четвертое предупреждение и дисквалификация?
— Да, именно! Честно говоря, хотел снять майку, но сразу же вспомнил об этом. А следующий матч у нас в гостях против минского “Динамо”. Очень не хотелось его пропускать. Поэтому сказал себе: лучше не делай этого.

— Ты теперь гроза Бобруйска — твой гол стал победным и в первом круге.
— Ха! Ну, так бывает. Это как Агуэро пятнадцать голов “Арсеналу” забил. Не думаю, что это какая-то закономерность. Просто так получается.

— Еще кажется, что “Городее” проще играть с более сильными соперниками, чем с соседями по таблице.
— Возможно. Просто наша тактика базируется на контратаках, и если мы играем против условного брестского “Динамо” или БАТЭ, которые используют позиционные атаки, у нас возникает больше перспектив. А когда оба соперника действуют в закрытой манере, естественно, сложнее. Хотя по результатам так и не скажешь — мы довольно много очков набрали в поединках именно с равными командами.

— Жалеешь об отъезде Йоксимовича?
— Очень! Милан стал в Беларуси моим лучшим другом, хотя когда я приехал полтора года назад, мы не были знакомы. Он как старший товарищ помогал и поддерживал меня во всем. Познакомил с командой, с требованиями тренера. Показал город, рассказал, как здесь все устроено. Поначалу даже квартиру снимали вместе. Да и на поле Милан многое подсказывал, особенно когда стали играть рядом на левом фланге. В первую очередь помогал ориентироваться при оборонительных действиях. Обязательно напиши: желаю ему удачи в карьере. Знаю, он уже однажды возвращался в “Городею”. Может, это случится еще раз.

— У тебя хороший русский. Ты вообще знал его, когда приехал?
— Немного. Базовые слова: “добрый день”, “до свидания”, “спасибо”. Кое-что понимал, но общаться не мог. В школе в Сербии учили русский, но более популярен в качестве второго языка, разумеется, английский. Вообще, сербы, насколько знаю, быстро учат русский. Тем более я до этого играл в Чехии. Там тоже язык славянской группы, хотя и сложнее. В Беларуси мне намного легче во всех отношениях. К тому же моей семье всегда была более близка Россия, ее история и традиции.

— Россия и Беларусь — это разные страны.
— Да, разумеется, я об этом знал. Но ведь вы — как это называется? Братские народы, да? Или нет?

— Ну, русские и с украинцами исторически братские.
— Ой, это уже политика. В бывшей Югославии тоже с этим все сложно...

— Не было сомнений насчет переезда в Беларусь, тем более в команду из маленького поселка?
— Нет. К тому моменту провел какое-то время в “Ческе Будеевице”. Было непросто: получил травму, поэтому мало играл. К тому же почти никто не знал английского, было сложно общаться. Хотя профессионализм там был на уровне — такой организации не встречал ни в Сербии, ни в Беларуси. Футболисты собирались за час-полтора до тренировки, потом оставались после занятия. Работали очень много. Не хочу сказать, что здесь такого нет, но в Чехии уровень выше. А вот по менталитету белорусы мне намного ближе.

— Чем?
— Здесь более теплые люди. В команде общаемся не только на тренировках: а давай посидим, а давай попьем кофе. Здесь хотят дружить. А в Чехии “работа — дом”, и все. И люди холоднее. По крайней мере мне так показалось. Ну и в Минск я просто влюбился. Серьезно. Будучи воспитанником “Партизана”, в юношеские годы объездил многие страны, поэтому мне есть с чем сравнивать. Ваша столица такая классная — зеленая, чистая, широкие дороги, столько парков.

— Многие твои соотечественники сравнивают его с Белградом. А ты как раз оттуда.
— Да, похож. Но я провел полтора года в Минске и считаю, что он более красив. А уж если я так говорю, значит, это правда. Потому что свой родной город очень люблю. Где бы ни находился, через какое-то время возникает ностальгия, хочется домой, в Белград. Особенно чувствовал это в Чехии. А здесь — нет.

— Не боишься в последние недели по городу гулять?
— Я не гуляю в людных местах. За себя не боюсь, скорее за более возрастных людей. Молодым это не страшно, но нужно думать о других — тех, для кого это опасно. Как это сказать? Не быть эгоистом. Хочешь погулять — иди в парк, туда, где никого нет. Если надо в магазин — сходи утром, когда нет очередей.

— А, ты о вирусе...
— А ты о чем? А-а-а... Знаешь, если видел новости, в Сербии пару недель тоже были серьезные протесты. Это лишь доказывает, что во многих странах люди недовольны властью. Но я про политику не люблю говорить — это не мое. Я в первую очередь спортсмен.

— С Минском понятно, а что скажешь о Городее?
— Тоже нравится. В этом году мы как раз больше времени проводим в поселке. Это тоже хорошо — больше возможностей сконцентрироваться на футболе, ничто не отвлекает. Городея — она маленькая, но хорошая, красивая.

— Может, поэтому твои показатели заметно лучше прошлогодних?
— Ха, не знаю! Нет, я всегда был профессионалом. Понимаю, что приехал сюда не отдыхать. Уверен, что и в минувшем сезоне, и в этом должным образом относился к работе.

— Это твой лучший сезон в карьере?
— Рано говорить. Как воспитаннику “Партизана” мне всегда хочется большего. К тому же чемпионат еще не закончился, впереди целых двенадцать туров. Чувствую, что я не все сказал. Уверен, будут еще и голы, и передачи. Но самое главное, конечно, чтобы команда побеждала.

— Зимой стало очевидно, что в “Городее” будет сложно с деньгами. Почему остался?
— Да, все понимали, какова ситуация. Но решил никуда не уходить после разговора с тренером. Он дал понять, что рассчитывает на меня. Сказал, что я способен на многое и что он мне доверяет. Главное, что нужно футболисту, — возможность играть. Подумал: о"кей, будет сложно, но я сделаю все, что смогу. Знал, что на сто процентов отыграю первый круг — а дальше посмотрим. Летом были варианты уйти, звонили из нескольких других белорусских команд. Еще раз поговорил с главным тренером и снова пришел к выводу, что пока лучше остаться в “Городее”. К тому же сейчас открылось трансферное окно в Европе. Если возникнет хороший вариант, конечно, его рассмотрю. Но пока я здесь. Не буду обещать, что останусь до конца сезона, а то вдруг уеду через пару недель, а все скажут, что обманул. Не думаю об этом, просто готовлюсь к каждой следующей игре.
“Городея” — трамплин? Ну да, так и есть. Общался с Бояном Дубаичем, который отсюда перешел в лучший белорусский клуб БАТЭ, играл в Лиге чемпионов. Это хороший пример. Надо просто двигаться шаг за шагом, прогрессировать. Как, например, Яхшибоев, который здорово проявил себя в первом круге, — и вот уже в “Шахтере”.

— Ты воспитывался в школе “Партизана”. Если бы сейчас позвали в ряды “черно-белых”?
— Пошел бы пешком. Прямо от Минска до Белграда. Я очень люблю “Партизан”, а для футболиста, наверное, не может быть ничего лучше, чем играть за команду, за которую болел, будучи мальчишкой. Хотя мне еще всего 23. Считаю, что готов для выступления не только за “Партизан”, но и на более высоком уровне. Поэтому жду, наверное, более перспективного варианта. Рядом с Беларусью много стран с привлекательными чемпионатами. В первую очередь, конечно, российская премьер-лига. Если попаду туда, будет здорово. Но есть и другие лиги, которые также, считаю, сильнее сербской. Однако в то же время мечтаю о том, что до конца карьеры удастся поиграть и в “Партизане”. По крайней мере всегда буду за него болеть.



Комментарии (0)