2020-11-30 21:04:55
Чемпионат Беларуси

Чемпионы. Роман Григорчук. Просил не отвлекаться на параллельный матч. Но, как понял, все равно втихаря следили...

Чемпионы. Роман Григорчук. Просил не отвлекаться на параллельный матч. Но, как понял, все равно втихаря следили...Главный тренер “Шахтера” Роман ГРИГОРЧУК продолжает кошмарить БАТЭ. Дважды, с латвийским “Вентспилсом” в 2009-м и казахстанской “Астаной” в 2019-м, 55-летний украинский специалист проходил “желто-синих” в еврокубках.


Приехав же работать в Беларусь, спустя три месяца помешал возвращению титула в Борисов, завоевав для “Шахтера” второе в истории золото высшей лиги. На следующий день после триумфа на “Строителе” Роман Иосифович дал эксклюзивное интервью корреспонденту “ПБ”.


— Как отпраздновали? Некоторые клубы предпочитают не готовиться к торжеству заранее — на фарт...
— Сильно не отмечали. Немного порадовались, экспромтом. Никаких больших банкетов. Вечером после матча собрались на базе. Хотя кое-какие приготовления все же были — значит, в душе надеялись на победу. Впрочем, это связано с тем, что по окончании сезона и команде, и персоналу, и руководству в любом случае надо встретиться, поговорить. Но, конечно, без победы настроение было бы иным.

— В заключительном матче горнякам дважды довелось отыгрываться, а успех пришел лишь в компенсированное время. Что пошло не так?
— Во-первых, не надеялись, что все пройдет гладко. По опыту могу сказать: матчи подобного толка всегда крайне напряженные. Во-вторых, надо понимать, что в такой гонке игроки должны быть готовы прежде всего психологически, эмоционально. Это стресс, давление, осознание того, что обязательно нужно побеждать. Причем в головах одновременно сидит, что и этого недостаточно — нужна осечка конкурента. Здесь необходимы устойчивость, уверенность в силах, холодная голова вне зависимости от развития событий. В этом плане справились. Могу лишь похвалить ребят: стояли на своем, верили, что добьемся нужного исхода. Плюс принимали верные решения по игре.

— В чем они заключались?
— Понятное дело, главным был результат. А в таких решающих играх зачастую все складывается против тебя — какие-то отскоки, что-то еще. Эти обстоятельства надо уметь преодолевать. И найти правильный алгоритм дальнейших действий. Поэтому никоим образом нельзя говорить: мол, нам повезло, что забили в добавленное время. Нет, до последних секунд все делали правильно.

— Вы, ассистенты и футболисты знали, как развиваются события в минском матче?
— Хорошо, что спросили. Аналогичный вопрос мне задавали после предыдущей встречи с “Рухом”: знаю ли, как сыграл БАТЭ? Сказал, что еще нет, а в студии потом обсуждали: мол, Григорчук лукавит. Отвечаю: нет, не лукавил. Узнал результат борисовского матча только в раздевалке, хотя не сомневался, что у БАТЭ не возникнет проблем. То же самое сейчас. Не знал счет матча в Минске до нашего третьего гола. Забили, немного порадовались, только потом спросил у помощника, что там.

— То есть скамейка следила?
— Первый ассистент — точно нет. Я просил: надо сконцентрироваться на игре и на том, что делаем мы. А тренер по вратарям, как потом признался, нарушил требование не отвлекаться — ведь нам прежде всего требовалось победить самим, думать надо только об этом. Но, как понял, втихаря все равно посматривали. А футболисты... не думаю, что были в курсе до последних минут.


— Многие ставили акценты так: это не “Шахтер” выиграл чемпионство, а БАТЭ проиграл. Как относитесь к таким словам?
— Как и к любому мнению, с уважением. Я сторонник порядочных взаимоотношений с людьми, не собираюсь спорить и кому-то что-то доказывать.

— Давайте вернемся к началу. Принимать команду по ходу сезона непросто. Как долго раздумывали над предложением из Солигорска? Сомневались ли?
— На самом деле все произошло довольно быстро. Времени на раздумья особо не было. До конца чемпионата оставалось три месяца, требовалось сразу решать. Не скажу, что хорошо знал белорусский чемпионат — скорее поверхностно. Знал бы еще хуже, если бы в бытность главным тренером “Астаны” не встречался с БАТЭ и смотрел некоторые матчи. Сейчас, думаю, изучил все более или менее досконально, легче говорить о многом.
Кроме того, много общался с руководителями “Шахтера”. Видел, что у клуба большие цели. Люди многое сделали для его развития — теперь пришло время выигрывать титулы. Чувствовалось психологическое напряжение — несколько лет подряд команда была где-то рядом с золотом, но все никак не могла до него добраться. Ни Кубок, ни Суперкубок в этом году завоевать не удалось, плюс провал в еврокубках — оставался фактически единственный шанс. Считаю, эта победа станет сильнейшим импульсом для развития “Шахтера”.

— Если знали чемпионат “поверхностно”, то чем он удивил?
— Первое, что всегда отмечаю в разговоре о высшей лиге, — она не прерывалась во время пандемии. О том, как принималось решение о его целесообразности, не могу говорить, так как мы общаемся уже постфактум — это, наверное, легче. Но я имею в виду лишь спортивную составляющую — это сильнейший фактор.
Второе: я несколько раз в карьере выигрывал титулы в лигах, но никогда не принимал участия в столь массированной чемпионской гонке. Не много существует турниров, где за три-четыре тура до конца шесть команд претендуют на медали, а то и на золото. Считаю, белорусский чемпионат может этим гордиться.

— На что ориентировались, придя в “Шахтер”: по возможности оставить все как есть или успеть изменить команду и ее игру по своему видению?
— Вообще, идеальная ситуация, если в голове есть концепция игры команды, под нее нужно собрать людей, у тебя есть для этого возможности и ты в итоге это реализуешь. Понятно, если приходишь за три месяца до конца сезона, ни о чем подобном речи не идет. В первую очередь нужно было изучить возможности футболистов, и, исходя из них, строить игру. Соответственно, никаких резких движений не предпринимали. Анализировали — затем постепенно что-то корректировали, улучшали. Шаг за шагом.
Самым главным было провести правильную работу в психологическом аспекте. Потому что, повторю, в команде нависало напряжение. Оставался один шанс что-то выиграть, и его нужно было использовать. Плюс команда насчитывала всего несколько человек, которые уже участвовали в такой чемпионской гонке. Пережив нечто подобное, они уже были более опытными. Для молодежи это сложнее. Когда каждая игра имеет огромное значение, а соперники боевитые и мотивированные, под давлением непросто показать даже обычный уровень. Считаю, в этом компоненте поработали очень хорошо.

— А что касается раздевалки? Говорят, вы жесткий тренер в плане дисциплины...
— Разумеется, где бы ни работал, стараюсь строить процесс согласно своему видению. Но — важно — сначала надо объяснить его людям и понять, подходит ли это команде. Если да — в этом направлении движемся. Что касается Солигорска, принципиальным сразу стал только один момент. Если честно, не мог представить себе чего-то подобного и допустить, чтобы так продолжалось, тоже не мог. Речь о том, что футболисты, которые живут в большинстве своем в Минске, добирались на тренировки и обратно на личном транспорте. Это что-то из ряда вон! Как ни пытался, не находил логики. Ну не может футболист проводить полтора часа за рулем перед тренировкой! Это напряжение глаз, внимания, тратится уйма сил. К тому же они ведь не просто ездят, а “летают” по трассе. Затем тренировка, а после нее игрок снова садится за руль и едет еще 150 километров до столицы. Естественно, многие думают: зачем какое-то там восстановление, скорее домой. И это, слава богу, еще обходилось без ДТП. О каком футболе здесь вообще можно думать? Поэтому не мог допустить, чтобы так продолжалось — сразу потребовал, чтобы вопрос урегулировали: выделили автобус, чтобы централизованно привозил и отвозил ребят домой.

— Осенью уже давно стало привычным и даже ожидаемым явлением, что “Шахтер” сдувается. А в этом году случилось наоборот. Почему?
— Да, я тоже все знал. Был наслышан, так сказать. И без этого понимал, что предстоит очень тяжелый период, а с учетом данной информации — особенно. Я не раз становился чемпионом и знаю, что гонка — это непросто. Она требует множества знаний, умений, быстрой реакции в принятии решений. Много нюансов и много сил. Я в Солигорске всего три месяца, но мне кажется, что уже несколько лет. Время отнюдь не летело быстро — напротив. Что касается проблем, понимал, в чем они могут заключаться. Прежде всего в области психологии — разные вещи...

— “Разные вещи” — это что?
— Отношение футболистов к работе, их способность воспринимать информацию, учиться. Потому что в условиях цейтнота, когда не время что-то кардинально менять, речь идет о щепетильной работе. Не скажу, что мы сделали страшно много, но потрудились неплохо.

— После дебютной победы настал сложный период с поражениями от “Славии” и минского “Динамо”. Не воспринимали это как сигнал что-то изменить?
— Нет. Было неприятно, но те проигрыши не выглядели катастрофой. В Мозыре, например, проводили выигрышный матч — упустили множество моментов плюс не засчитали наш гол. Не было поводов бросаться в крайности, хотя мы отметили недостатки, которые требовалось устранить, причем максимально быстро.

— С вашим приходом “Шахтер” стал действовать более осторожно, даже прагматично. Это следствие необходимости набирать очки?
— Вообще, изначально не планировал сильно перестраховываться. Но в итоге действительно вышло, как вы сказали, — прагматично. Согласен. Так поступить нас заставила сложившаяся ситуация. Не имели права рисковать, особенно с учетом поражений, о которых только что говорили. В последних играх требование было лишь одно — результат. Ни о чем другом можно было не говорить, только о правильности тех или иных действий. Исключение риска, а тем более любых авантюр — это постоянно было на языке.

— После одной из побед вы сказали, что глобальная цель “Шахтера” — стать доминирующим клубом в Беларуси. Какой потенциал для этого видите у нынешней команды?
— Более чем уверен, что она способна доминировать в первенстве и добиваться высоких результатов на международной арене. Такое возможно, если клуб умеет вести игру, контролировать все на поле. Только так. Играя по-другому, можно победить в матче или в серии игр, но нельзя выиграть что-то большое. Как правило, это не дает титулов. Нужно добиться управления игры — это важное условие.

— В таком случае как должен измениться “Шахтер” в межсезонье?
— Селекционная работа должна вестись постоянно. Любая команда как бы ни была укомплектована, требует вливания новой крови. И в нашей ситуации нужно серьезное усиление — Солигорску предстоит выступать в еврокубках. Чтобы попасть в группу, надо проделать огромную работу. Не буду говорить о конкретных линиях — это касается всей команды. Кроме того, необходима сильная конкуренция. Нам нужны футболисты, мотивированные на новые достижения. Исходя из этого, будем решать, кто останется, кто нет, кого нужно пригласить. Но приобретения должны быть в любом случае.

— Правильно понимаю: именно возможность борьбы за выход в групповой раунд еврокубков была главным условием вашего появления в “Шахтере”?
— Однозначно да. Если бы руководство сказало, к примеру, что это ему неинтересно, это не наша цель, не пришел бы. Но видел, что, наоборот, это цель, даже мечта, что в Солигорске все хотят этого добиться. И здесь наши желания полностью совпадают. Надеюсь, воплотим их в жизнь.

— Вы наверняка слышали о критике селекции “Шахтера” в последние годы. В частности, о множестве легионеров, которые в итоге почти не играют, а затем исчезают. Как должна строиться селекция при вас?
— Опишу, как это должно быть. Конечно, в клубе нужны люди, которые будут заниматься этой работой. “На карандаше” у них есть ряд игроков на ту или иную позицию. Определяемся, в каком стиле хотим играть, и главный тренер выбирает подходящих исполнителей, учитывая все возможные характеристики. Какие? Это квалифицированные, мотивированные, голодные до побед футболисты, которые готовы и стараются прогрессировать. В людях должна быть страсть играть и побеждать.

— Вы говорили, что Яхшибоев и близко не раскрыл потенциал. Что этому мешает, и сложно ли будет удержать Джасурбека?
— Действительно считаю, что Яхшибоев имеет потенциал, чтобы играть на порядок сильнее, чем сейчас. Не могу сказать, что он плох. Просто может быть еще лучше. Что мешает? Мне, наверное, еще не хватило времени, чтобы до конца его понять и делать выводы. Не могу сказать, что хорошо знаю Жасура, не разобрался еще в человеке на 101 процент, чтобы давать ему подсказки, тем более через прессу. Конечно, о многом с ним уже говорили. Что-то подмечал, объяснял. И затем, кстати, он мне признался: мол, смотрел на топ-команды, действительно видел то, что вы подсказывали. Это говорит о том, что он парень с головой, который хочет и будет прогрессировать. Надо работать.
А обо всем остальном судить преждевременно. Останется он или нет, пока сложно рассуждать. Надо, чтобы все для начала было задокументировано.

— Далее — Кабананга, у которого осенью откровенно не получилось. Почему?
— Здесь все объективно. Знаю этого игрока, он выступал на высоком уровне. Но карьера сложилась так, что он, по сути, год вообще не играл. Понимали, чудес не бывает. Но надеялись, что он сможет сразу “подхватить” концовку чемпионата и помочь. Да и функционально выглядел неплохо, чему я был приятно удивлен. К сожалению, не удалось. Конечно, ждали от него большего.

— И о возможных трансферах. Решен ли вопрос о переходе Селявы в минское “Динамо”?
— Честно говоря, ничего об этом не знаю. Руководство не сообщало ни о каком контракте, как и сам Александр. Когда общались, речь шла лишь о том, чтобы он спокойно работал в концовке чемпионата. Думаю, в ближайшее время все прояснится.

— Появилась информация и об интересе “Црвены Звезды” к Античу.
— Со своей стороны ничего прокомментировать не могу. Об этом лучше поинтересоваться у руководства клуба.



Комментарии (0)