2009-11-23 20:45:55
Чемпионат Беларуси

Итоги сезона. Алексей Вергеенко: без камня за пазухой

Итоги сезона. Алексей Вергеенко: без камня за пазухойСегодня в Солигорске состоится собрание акционеров “Шахтера”, которое решит, под чьим тренерским началом шестому клубу чемпионата идти дальше. Впрочем, тайны за семью печатями в этом нет: выбор наверняка будет сделан в пользу опытнейшего Эдуарда Малофеева. Значит, пора закрывать краткую главу у руля горняков для Алексея ВЕРГЕЕНКО — беседой об итогах ушедшего сезона.



Правда, молодой специалист посчитал неэтичным детально комментировать внушительный отрезок, на котором не руководил командой. А вот о времени с июля по ноябрь, также давшем много пищи для размышлений, мы поговорили подробнее.

— В конце июня вы приняли “Шахтер” в аховой ситуации: к месту в подвале таблицы и отрицательной разнице забитых и пропущенных мячей добавился психологический груз после поражения в финале Кубка Беларуси. Какие пути искали для раскрепощения подопечных?
— Ничего особенного не выдумывали. Все и так прекрасно понимали, что черная полоса рано или поздно должна прерваться. Да и пауза как раз подоспела — распустили ребят на неделю, они побыли с семьями, а также наедине со своими мыслями. После этого попросили коллектив не вспоминать о неудачах и спокойно работать. Кардинальных кадровых решений не принимали. Разве что планировали после первого круга приобрести Беганского, Рындюка и Ситко. Так и сделали.

— Сами долго думали над предложением?
— Тогда даже не хватило времени все осмыслить. А теперь понимаю: сказал бы “нет” — просидел бы за спиной у Юрия Вергейчика. Я всегда хотел попробовать этот кусок хлеба. Ведь одно дело шесть лет помогать главному, и совсем другое — тренировать самому. Это несравнимая ответственность.

— На первых порах для молодого специалиста очень важна поддержка. От кого ее получали?
— Что бы ни говорили злые языки, всегда ощущал ее от Вергейчика. Причем Юрий Васильевич абсолютно не лез в тренировочный процесс. Наоборот, я сам обращался к нему за помощью, когда в чем-то не был уверен. А окончательные решения принимал самостоятельно. Благодарен за поддержку директору клуба Вадиму Филиповичу, с которым за период моей работы в “Шахтере” сложились хорошие отношения. И, конечно, отцу, который немало сделал для белорусского футбола. С ним постоянно находился на связи и тоже советовался.

— У досужих умов нередко проскальзывало мнение: мол, назначили Вергеенко с учетом того, что его отец работает в БФФ...
— Абсолютная глупость, на которую не хочу обращать внимания. Но, к сожалению, подобные слухи преследовали меня и “Шахтер” шесть лет. Еще в 2004 году стали говорить: Вергейчик берет в штаб Вергеенко, чтобы получить поддержку от федерации... Если команда играет — ей помогать не надо. А если нет, то не поможет никто. По-моему, это понятно всем футбольным людям.

— На ваш взгляд, уход Вергейчика с поста главного тренера был ошибкой?
— Это лучше у него спросить. Но только за полгода на его месте я испытал колоссальное напряжение. А человек девять лет трудился в структуре клуба, и семь из них — главным тренером. Не представляю, как он выдерживал такое давление. Потихоньку все это накапливалось плюс пошли неудачи в первом круге. И еще судейские ошибки, спровоцировавшие его выход на поле в игре с “Минском”.

— Теряет ли наш футбол, когда такие тренеры становятся спортивными директорами?
— Да. И я сильно сомневаюсь, что Вергейчик задержится на этой должности: не тот у него характер, чтобы заниматься бумажной работой.

— После победы над “Неманом” первый комментарий на пресс- конференции вы начали так: “Не ожидал, что ноша главного тренера настолько тяжела”. В чем конкретно это выражается?
— В ответе не только за себя, а за всю команду. Да и чтобы стоять у бровки, надо иметь огромное здоровье. Опять же уметь мгновенно принимать решения по ходу матчей. Все это очень сложно. И потому был рад, когда начальный этап складывался удачно: семиматчевая серия без поражений, неплохая разница мячей. Летом все шло, как хотелось.

— Почему же случился сентябрьский сбой? Не считаете, что гомельско-днепровская спайка матчей явилась ключевым моментом сезона для “Шахтера”? Добейся ничьей с теми же могилевчанами — и бронза ваша...
— Весь чемпионат пройти ровно нельзя — любой хороший сериал когда-то заканчивается. Хотя с “Гомелем” и “Днепром” команда показывала футбол приличного качества, но не сыграла даже вничью. Очень обидно. Тем более в том же Гомеле остались вдесятером по ошибке моего товарища Валерия Величко.

— Без иронии?
— Без. У меня с Валерой абсолютно нормальные отношения. Причем удалил он еще одного своего хорошего товарища — Рындюка. Хотя и вдесятером были обязаны вытаскивать игру. А дома с “Днепром” возникла трагикомическая ситуация. Буквально на последней минуте Дима Платонов ни с того ни с сего выбил мяч на угловой, когда рядом не было никого из соперников. И у меня промелькнула мысль: из таких нелепых моментов получаются голы… Но это была середина сезона, и два поражения не явились определяющими в нашей турнирной судьбе. Кстати, после них меня вызывал председатель клуба Федор Барановский. Думал, мало не покажется. А Федор Федорович, наоборот, успокоил и поддержал. Я ему очень благодарен, как и бывшему генеральному директору “Беларуськалия” Андрею Николаевичу Башуре. За шесть лет они много сделали для солигорского футбола: в выигрыше золота, трех комплектов бронзы и Кубка Беларуси немалая заслуга этих людей.

— Что ж, тогда вспомним о последнем туре, в котором все было в ваших руках…
— Что значит все? Против “Шахтера” еще сражался амбициозный “Гранит”. Пусть он вылетел из элиты, но посмотрите, какие там выступали футболисты: они прошли приличные команды белорусского уровня, поиграли за границей. Логвинов, Гончарик, Чалей… Да всех можно назвать — половина основы в свое время защищала цвета “Шахтера”… Да, первый тайм у нас вышел скомканным — давил груз третьего места. А после перерыва нанесли порядка двадцати ударов по воротам, чуть ли не половину из них в створ. Но не забили!

— В перерыве вы действительно решили идти ва-банк?
— Да, решил. И сожалеть об этом не пристало. Все-таки в футболе есть три призовых места. А четвертый ты или десятый — без разницы.

— Несмотря на то, что финиш у подножия пьедестала при определенных раскладах может дать путевку в Лигу Европы?
— Чтобы в тот момент прогнозировать, как сложится кубковый турнир, надо быть гостем из будущего. Да и как можно, играя в ноябре и имея возможность стать третьими сейчас, думать о том, что произойдет в мае следующего года? Тем паче мы шли к бронзе под моим руководством с одиннадцатого тура. И были ее достойны. Жаль, не хватило одного гола...

— Договориться с “Гранитом” не пробовали?
— А вы могли бы с ним договориться?.. Что, у них нет премиальных, спортивной злости? И вообще, даже не пытался бы заниматься такими делами. Знаю одно: в той ситуации сделал все, что в моих силах. Поэтому могу честно смотреть в глаза ребятам. И нашим болельщикам.

— Кстати, посещаемость “Строителя” неприлично упала…
— Болельщики везде разные. Вот на последней кубковой игре с “Белшиной” сначала кричали в наш адрес “Позор!”. А когда сравняли счет и вышли в четвертьфинал — аплодировали стоя. Этим семистам настоящим поклонникам “Шахтера”, которые не приходят на стадион только в начале и конце года за сувенирными майками, а всегда поддерживают команду, надо сказать огромное спасибо. Их аплодисменты стали для нас хорошей наградой. Хотя считаю, что город и клуб должны улучшать работу в этом направлении. Одни из самых дорогих билетов — в Солигорске, а люди не чувствуют на стадионе большого комфорта. Болельщик сейчас претенциозен, и одними лотереями, какие существовали в конце прошлого века — но тогда разыгрывали “Жигули”, а сейчас кастрюли, — его уже не заманишь. Проблема обеспечения уюта характерна для многих арен высшей лиги, и это печально.

— А почему вы так неудачно играли в родных стенах? По показателю выездных матчей “Шахтер” в чемпионате третий, домашних же — одиннадцатый...
— У меня нет ответа на этот вопрос. И давно, ведь серия началась не вчера и даже не в прошлом году. Наверное, смешно пенять на черные силы, но какая-то нездоровая аура витает над “Строителем”... С другой стороны, на выезде старались демонстрировать фирменный футбол, используя контратаки. Дома же, подгоняемые болельщиками шли вперед большими силами, старались много атаковать. Что влекло за собой бреши в обороне, а для приезжих команд создавались хорошие предпосылки для контрвыпадов, чем они нередко пользовались. По игре никому не уступали, а результат отрицательный. С “Минском”, “Днепром”, БАТЭ…

— Искать причины неудач в побочных факторах проще всего, однако футболисты нередко жаловались на качество поля. Вот и капитан команды Леончик в интервью “Прессболу” говорил, что оно железобетонное. Такая проблема была?
— Считаю, поле в Солигорске не соответствует требованиям высшей лиги: не должен город с высокими футбольными амбициями иметь газон катастрофического качества. Может, только у “Сморгони” такой был, да и то он побыстрее. За полем нужно следить, а я не агроном и не разбираюсь, как это делать правильно. Но просто ждать с неба дождя и солнца, а потом стричь траву и укатывать газон — мало. Не хочу много сваливать на поле, но если команда любит и может комбинировать, то это далеко не последний из факторов, влияющих на результат.

— Лучшим бомбардиром и самым полезным по системе “гол + пас” за сезон у вас стал опорник Леончик. Это говорит о проблемах в атаке?
— После того как в чемпионском году Саша Клименко забил четырнадцать голов, а в следующем сезоне — семнадцать, у нас ярко выраженного бомбардира днем с огнем не сыскать. Это беда Солигорска. Да и всего белорусского футбола — если лучшим по количеству голов стал бразилец Майкон из вылетевшего “Гомеля”.

— Казалось, “Шахтеру” в игре порой не хватало эмоций для взрыва: некому было завести команду, и она впадала в меланхолию…
— При мне такое случилось только в Гродно. Особенно во втором тайме, когда не знал, что и делать. Увези мы оттуда ничью — посчитал бы это удачей. Правда, тогда на нас свалился снежный ком потерь: к травмированным Киренкину, Рожкову и Пласконному добавились заболевшие Янушкевич и Рындюк, только восстановились Мартинович и Баланович. Бывает, одного выдернешь из состава — уже возникает проблема. А здесь сразу семеро...
В других играх ничего подобного не чувствовал. А поорать и я мог, и из ребят было кому поговорить: Рындюку, Киренкину, Пласконному. Леончик тоже мог что-то шепотом сказать… В принципе хотелось бы иметь яркого лидера, но так уж сложилось, что в Солигорске всегда собирались преимущественно скромные ребята. Взять чемпионский год: Юревич, Никифоренко, Греньков, Леончик, Клименко, Мартинович, Ковальчук…

— Какая из линий в этом году достойна наибольших похвал?
— При шестом месте говорить об этом не совсем правильно. Имели проблемы с вратарями — у Павлова и Макавчика случались провалы. Может, только Давыдов более или менее их избежал. В обороне пришлось экспериментировать весь год: начинали с одними защитниками, продолжали с другими, заканчивали с третьими. Короче, испытывали огромные трудности в линии, которая должна быть стабильной. Но на уровне, на мой взгляд, сыграли Гукайло и Ковальчук. Киренкину помешала нелепая травма. А Пласконному… Пашка у нас особый человек. Как к спортсмену — никаких претензий, однако в личных моментах что-то мешает. Видимо, когда к нему придет житейская мудрость, то и на поле станет получаться гораздо больше. Он любит футбол и умеет классно играть, что показал в матче сборной против украинцев. Но пока я не могу понять, почему в белорусском чемпионате он так может провести от силы тайм.
К сожалению, в полузащите не сложилось у Балановича — в полной мере парню мешают раскрыться травмы. Та же беда в матче с минским “Динамо” подстерегла полезно действовавшего Рожкова. Наш капитан и лидер Леончик, как и Греньков, провели ровный сезон. Большего ожидал от Мартиновича. По-моему, у Миши есть проблема: ждет, пока жареный петух клюнет. Вот увидел, что приобрели Ситко — задвигался лучше. А у Паши ушло время на адаптацию в новой обстановке, но этот парень обязательно заиграет сильнее.
С нападением все понятно: забить на четверых десять голов в чемпионате — это ни в какие ворота не лезет. Хотя отношение к делу того же Никифоренко не может не подкупать. Все же человек сделал для “Шахтера” очень много и заслуживает лучшего отношения со стороны болельщиков. А нелицеприятные возгласы он принимает близко к сердцу. Ничего не поделаешь, такой характер. Вот Пласконному кричи что угодно — ему до лампочки. Сергей же сильно переживает не только из-за неудач на поле, но и из-за реакции зрителей. Правда, в последнее время они чаще стали сменять гнев на милость, что радует. В этом году даже плакат вывешивали: “Нiкiфар, трэба гол!”

— Средний возраст “Шахтера” — 27,4 года. С учетом нашей фармакологии цифру можно соотносить с уровнем “за тридцать” в топ-чемпионатах. Не это ли одна из причин неудач?
— Нет. Если выглядишь на поле лучше восемнадцатилетнего, какие вопросы? И разве мы не давали шансы молодым? Риосу, Балановичу, Янушкевичу, Ситко, Петрову, Диме Платонову? Кто виноват, что вратарь Хомляк засиделся в дубле? Вергейчик или Вергеенко его не раскрыли? Тот же Кирилл Вергейчик в дубле забивает тринадцать, а Паша Платонов — ноль. Так докажи! Если Леончик лучший бомбардир основного состава, значит, молодым нужно искать причины в себе...

— Вас удовлетворила работа дубля? И насколько тесен был контакт с его тренером Игорем Гореловым?
— Вопрос очень специфичный. Я принимал команду в сложной ситуации и, наверное, уделял дублю недостаточно времени. Хотя сразу подключил к тренировкам с основой Вергейчика, Петрова, Полякова и Козловича. Другое дело, что времени на эксперименты не было. А Горелова знаю давно — по-моему, контактировали нормально. Может, у него и остались обиды, но они были, есть и будут в любом коллективе. И коль уж речь зашла о дубле, то, с моей точки зрения, в нем должны играть преимущественно местные ребята. Да, молодых, талантливых и перспективных можно привезти и из других городов. Но держать минчан по три-четыре года и не получать от них отдачи — в этом смысла не вижу.

— С игроками после сезона у вас не осталось взаимных обид, недомолвок?
— Вряд ли. Всегда напрямую говорил им, что думаю. У меня был полный человеческий и профессиональный контакт с командой. После игры с “Белшиной”, когда немного пообщались в неформальной обстановке, никто не высказал негатива. И я ни на кого не держу камня за пазухой.

— У вас были любимчики?
— Нет. На поле выходили сильнейшие, поблажек никому не давал. Может, лишь Пласконному позволял передохнуть в определенные моменты — в связи с травмой и его психологией. Кстати, считается, что любимчики — это пагубная практика. А если он забивает двадцать голов? Тогда я только за…

— Велика вероятность, что новым главным тренером “Шахтера” станет Эдуард Малофеев. Имей вы предложение, спокойно вернулись бы к роли одного из ассистентов?
— Думаю, говорить об этом бессмысленно — слухи обсуждать не собираюсь. Знаю одно: у меня действует контракт до июля 2010 года. А если бы Эдуард Васильевич хотел видеть меня в своем штабе, то, приехав в Солигорск на кубковый матч с “Белшиной”, нашел бы время пообщаться. Напрашиваться же ни к кому не буду — однозначно.

— В таком случае что планируете делать дальше?
— Отдохнуть. Спокойно все переосмыслить. И повысить футбольное образование — лицензию “А” получил в Киеве в 2006 году, а весной в столице Украины должна появиться возможность учиться на категорию “Pro”. Хотелось бы пополнить багаж тренерских знаний. А насчет работы… Как в шутку говорил Юрий Алексеевич Пудышев, сяду у телефона и буду ждать предложений...




Комментарии (0)