2011-05-04 20:42:19
Чемпионат Беларуси

Лучший в апреле. Защита Шитова

Лучший в апреле. Защита ШитоваВ суматошном апреле лучше всех играл в национальном чемпионате Игорь ШИТОВ — так решил прессболовский “консилиум”, избирающий героя месяца. В понедельник 24-летний защитник БАТЭ и национальной сборной заехал в редакцию “ПБ” прямиком из Дудинки, где отработал плановый тренинг. И на добрых полчаса попал под перекрестный журналистский “допрос”.



— Хватило тебе футбола в апреле?
— Да, с избытком. В конце месяца стала чувствоваться усталость, даже спадик подошел.

— В Солигорске не хотелось замену попросить?
— Нет, какие в начале сезона замены? Но если так дальше пойдет… Хотя выдержим, конечно. Играть — это наша обязанность.

— Самый сложный матч был с минским “Динамо”?
— По накалу — пожалуй. А чисто по игре… Думаю, с “Днепром” было труднее.

— Однажды ты сказал, что от киевского “Динамо” осталось только имя. А от минского?
— Эту тему не хочу комментировать. А то лишнего наговорю.

— Хоть впечатлил главный соперник?
— Мне кажется, команда должна строиться не один месяц. Года может не хватить, если приходит новый тренер, кардинально меняется состав. Работать нужно очень много.

— Следующие матчи с минчанами будут для вас сложнее?
— Не исключено. Если в “Динамо” ничего не произойдет, то команда со временем может прибавить.

— БАТЭ не знает в стране конкуренции. Чемпионат для тебя, наверное, сущая проза…
— Есть какие-то непонятные ощущения. Но настроение перед матчами у меня всегда рабочее. Волнуюсь иногда. Сейчас, например, было важно успешно стартовать.

— Стартовали — шесть очков отрыва. Дальше что — рутина?
— Дальше будет легче. Надо только как-то себя мотивировать.

— В апреле было много жалоб на поля. Встречал в своей жизни особенно колоритный огородец, на котором пришлось играть?
— Много было огородцев. У нас, считай, каждое второе или третье поле не лучшего качества.

— Гончаренко отмечал: травка подросла — футбол стал лучше.
— Согласен на сто процентов. На сборах мы играли на хороших газонах — получалось хорошо. В Солигорске поле подготовили неплохо — матч удался. Разве что дождик чуть помешал.

— В апреле ты бывал в БАТЭ и капитаном. Ощущения?
— Первый раз повязку мне доверили в игре с минским “Динамо”. Это стало большой неожиданностью. Сразу почувствовал ответственность. Даже накручивал себя. Мол, это не просто ленточка какая-то повязана — нужно проявить лидерские качества, игрой доказать, что достоин нового статуса.

— Привилегия капитана — можно “легально” с рефери поговорить…
— Можно. Только с повязкой на руке я с судьями общаюсь очень культурно. Сам удивляюсь. Другой раз могу и что-то резкое сказать, а тут… Видимо, это та самая ответственность.

— Твоя игра вообще не лишена некоторого безрассудства. Сплошные подключения к атаке. Тянет?
— Есть такое. Тренер говорит, что иногда стоит и рациональнее сыграть.

— Откуда у тебя склонность к гусарскому футболу?
— Может, со времен “Торпедо” желание накопилось? Там мы все больше от обороны играли. В Борисове появилась возможность атаковать.

— Как с Кубаревым в Жодино работалось?
— Хорошо. Это специалист высокого уровня. Тренер-коллективист. Мы всегда понимали друг друга. Из сотрудничества с ним я вынес немало полезного.

— Самое важное решение, которое ты принял в жизни?
— Видимо, это отъезд из дома в раннем возрасте. В 14 лет уехал из Полоцка в Минск.

— Так уж и по своему хотению…
— Советовался, конечно, с родителями. Они были “за”, но подчеркивали: решиться ты должен сам. Я и решился, не испугался. В итоге еще школьником стал жить в отрыве от дома. В общаге. Сначала в Уручье, потом на Калиновского. Веселое было время.

— Ты ведь в “Динамо” уезжал?
— Сначала в “Динамо-2”. Потом попал в РУОР.

— Но мимо главной команды пролетел. Что так?
— Тренером тогда был Рябоконь. При нем к основе начали подтягивать молодежь — Кисляка, Путило... Они на тренировках и в играх за дубль показывали хороший футбол. А у меня не получалось. Пригласят на двусторонку в основной состав — не идет. В итоге часть молодежи уже стала ездить на сборы с главной командой. Мне тоже хотелось попробовать себя в высшей лиге. Попросил, чтобы отпустили. А вскоре возник вариант с “Торпедо”.

— Экскурсию по родному Полоцку смог бы провести?
— Это вряд ли. Софийский собор — покажу. А что-то рассказать… Не получится.

— Кроме футбола, что умеешь?
— Считаю, что человек должен заниматься одним делом, но хорошо. Для меня это — футбол.

— Ну а хобби?
— Стендовая стрельба недавно увлекла. На день рождения жена преподнесла подарочный сертификат — сходи, говорит, попробуй. Я сагитировал друзей, пошли. Понравилось.

— Попал хоть раз?
— В тарелочку? Конечно. Инструктор похвалил. Для первого раза, говорит, очень даже неплохо.

— Родионов, кажется, признавался в склонности к самоанализу, самокопанию. У тебя такого нет?
— Я избегаю этого. Читаю литературу по психологии, так там сказано, что копание в себе ни к чему не приведет. Час-другой еще можно что-то анализировать, а потом лучше выбросить все из головы. Жить нужно сегодняшним днем.

— Кто надоумил читать книги по психологии?
— Сам увлекся. Художественная литература, честно говоря, не очень нравится. А из научно-познавательных книг можно почерпнуть много полезного для жизни.

— Когда последний раз трехэтажно матерился?
— Так постоянно… Во время матчей. В повседневной жизни не злоупотребляю. Хотя бывает, конечно. Особенно за рулем. Надо избавляться от привычки. Я понимаю, что это недостаток.

— Гончаренко может высказать футболистам что-нибудь в жесткой форме?
— Конечно. Думаю, любой тренер так поступает. Если команда плохо играет, он должен уметь завести коллектив. Виктор Михайлович — не исключение.

— Самая неординарная предматчевая установка Гончаренко?
— Их было множество. Часто после речи тренера за спиной будто крылья вырастают. Виктор Михайлович не повторяется. Постоянно находит новые слова, чтобы дополнительно мотивировать.

— Тренерские наставления больше заводят эмоционально? Или адресованы все-таки голове?
— Ясность, что нужно делать для победы, есть перед каждым матчем. Тренер обращает внимание на множество деталей, которые могут пригодиться. Но обилие информации не идет в ущерб эмоциональной составляющей. Правда, иногда не срабатывает. Например, когда в Алкмааре играли в конце прошлого сезона. Установка была блестящая. Мне очень понравилось. Хотелось выйти и порвать соперника. И желание было, и понятие, как это сделать. А ноги не бежали. Не получилось...

— Есть подозрение, что от Гончаренко тебе редко достается.
— Не сказал бы. Если плохо играешь, то и получаешь соответственно. Так со всеми. Не думаю, что как-то выделяюсь в этом плане.

— Нехайчик в прошлом году говорил, что в БАТЭ главные шутники — ты и Бага. Так и есть?
— Главный все-таки Бага. Я так, на подхвате.

— Рудик вроде тоже юморист...
— Еще какой. Теперь я понимаю, что имел в виду Дима Верховцов, когда говорил, что ему не хватает Рудика. Он и с Багой посоперничает. Да и Филипенко у нас может себя проявить в этом плане.

— Рудик не унывает, что в состав пока не проходит?
— Нисколько. Думаю, Филипп понимает, что нужно прибавлять, выходить на тот уровень, который требует тренерский штаб. Ни разу не видел, чтобы он повесил нос, загрустил. Наоборот, везде создает положительную атмосферу.

— Есть в команде постоянный объект для подколок?
— Нет. Всем достается по очереди. Даст кто-нибудь пенку — будут подтрунивать.

— С кем из БАТЭ ты в первую очередь пошел бы в разведку?
— С Алексом! Его ночью никто не увидит. А если серьезно, то со всеми. Кого ни возьми — надежный человек.

— На улицах тебя узнают?
— Узнают. Но особого ажиотажа по этому поводу нет. Так чтобы подойти, по плечу похлопать, автограф попросить — почти не бывает. Видимо, не такой наш народ. Или мы не такие звезды, чтобы, завидев нас, люди с ума сходили.

— Для тебя это хорошо или плохо?
— Иногда хочется побольше внимания. Но здесь нужно с себя спрашивать. Наверное, когда заиграешь в “Арсенале”, будут и подходить, и автографы брать.

— А ты хочешь в “Арсенал”?
— Хочется в Англию. Вообще больше “Ливерпуль” нравится.

— Может, уже решил, когда за границу поедешь? А то тебя все время куда-нибудь сватают.
— Загадывать не буду. Нужно играть, доказывать. Хочется попробовать себя на новом уровне. Когда это произойдет, сказать сложно. Надеюсь, что скоро.

— Ты встречал зависть к БАТЭ со стороны болельщиков, других футболистов?
— Думаю, больше не завистников, а тех, кто поддерживает команду. В основном это итог удачных выступлений в еврокубках. Чувствуется, что люди переживают за нас, гордятся успехами белорусского клуба. Но есть и обратные примеры. Видимо, это часть белорусского менталитета. Да и не только белорусского. Везде, наверное, так.

— Где больше мудаков: среди судей или среди журналистов?
— Хм, чувствую какую-то провокацию...

— Ну, это ведь не вполне серьезный вопрос. Можно ответить расплывчато. Например: “Поровну”. Или: “Среди журналистов на одного больше”.
— Да нигде мудаков нет. Все занимаются своим делом. На том уровне, на котором способны.

— Бывало с тобой, чтобы перед матчем трясло мелкой дрожью?
— Сложно вспомнить. Накануне дебюта в сборной сильно волновался. Это на Мальте было, участвовали там в турнире — я вышел против исландцев. Боялся, как бы чего не испортить.

— Какой была твоя “песня дебютанта”?
— “В лесу родилась елочка”. Я не один пел. Вместе с Серым Кривцом и Колей Осиповичем.

— Как тогда в сборной встречали молодых?
— Дедовщины не было. Но расслоение какое-то имелось. Молодежь больше с молодежью общалась. Сейчас такого нет. Думаю, это во многом от самих ребят зависит. Если они не стесняются, то быстро вольются в коллектив.

— Как ты относишься к смене власти в нашем футболе?
— Как к данности. Хуже, думаю, не станет. А если это принесет определенную пользу, инвестиции в футбол — тогда вообще хорошо.

— Ты режимщик?
— Да. Стараюсь подходить ко всему профессионально. Раз в полгода можно расслабиться. В остальном отношусь к работе серьезно.

— Букаткин недавно рассказывал, что может день полежать на диване, посмотреть “Дом-2”. А ты мог бы так провести досуг?
— Мог бы. Но я больше смотрю не развлекательные передачи, а футбол. Тем более сейчас в этом плане возможности круглосуточные. Уже жена хмурится: опять футбол.

— Прокомментировать матч смог бы?
— Попытка не пытка. Не хочу сказать, что все получилось бы прекрасно. Но попробовать можно.

— Тот же Родионов уверен, что любой футболист в состоянии доиграть до 33 лет. Ты себе наметил какой-то рубеж?
— До 40 лет. Как ван дер Сар, Мальдини.

— По бровке в таком возрасте не побегаешь...
— Ну почему? Юревич вон бегает же пока. И еще долго побегает. Главное профессионально относиться к себе, к здоровью. Все зависит от игрока.

— Есть послематчевый рецепт восстановления?
— Особых средств нет. Отдыхаю. Баня, бассейн, ванночки холодные.

— После завершения карьеры пойдешь в тренеры или в бизнес?
— Мне еще рано об этом думать.


Кривец остановился в шаге от Кубка
Познанский “Лех” уступил во вторник в Быдгоще в присутствии 18500 зрителей в финальном матче Кубка Польши варшавской “Легии” — 1:1, пенальти — 4:5 (Иньяц, 28; Ману, 66). Белорусский полузащитник Сергей Кривец был заменен на 102-й минуте. Увы, ставка “Леха” на этот престижный трофей себя не оправдала. В чемпионате же страны, который финиширует 29 мая, познанский клуб практически потерял шансы отстоять титул, отставая за 6 туров до окончания первенства от лидирующей краковской “Вислы” на 11 очков.



Комментарии (0)