2013-01-22 21:27:55
Чемпионат Беларуси

Чистый развод. Запасной инстинкт

Чистый развод. Запасной инстинктВчера комитет по статусу и переходам футболистов БФФ провел очередной раунд третейско-судейских разбирательств по “делу Гутора”. Трехчасовое заседание в офисе федерации вынесло вердикт, прозрачный как стекло: дальнейшая совместная жизнь БАТЭ и вратаря-бунтаря невозможна, а коли так — пусть будет развод, пусть каждый идет своей дорогой.



Решение профильной инстанции можно трактовать так: 23-летний Александр Гутор добился своего. Он победил в этом юридическом споре. Выиграл ли в футбольном и жизненном — время покажет.

180 тысяч компенсации

Формулировка комитетского решения состоит из двух частей — и звучит так:
1. Удовлетворить заявление А.Гутора в части расторжения контракта с ФК БАТЭ;
2. Обязать А.Гутора выплатить компенсацию ФК БАТЭ в размере 180 тысяч долларов, руководствуясь статьей 15 регламента ФИФА, пунктом 11 статьи 9 регламента БФФ по статусу и трансферам футболистов, а также циркулярным письмом ФИФА за номером 769.
Из изложенного, собственно, следуют два вывода. Первый: комитет согласился с тем, что 23-летний голкипер в прошлом сезоне действительно сыграл меньше 10 процентов матчей своего клуба — несмотря на то что на определенных отрезках сезона бывал востребован олимпийской и национальной сборными. И второй: за здорово живешь все-таки Гутор расстаться с Борисовом не сможет — нужно раскошелиться.
Впрочем, сумма в 180 тысяч для большого футбола не просто невелика — символична. И вокруг этих отступных, если по большому счету, вчера и горел за закрытыми дверями весь сыр-бор. И продолжает гореть доныне. И неведомо, когда погаснет.
Разумеется, за своего вратаря — молодого, перспективного, взращенного в собственном цветнике — Борисов желал получить больше. Причем несоизмеримо: по нашим сведениям, на заседании комитета делегация БАТЭ во главе с гендиректором Михаилом Деменцевичем выдвинула свои условия “раздела имущества” — 1,8 миллиона долларов. Нетрудно догадаться, что такую сумму борисовчане взяли не с потолка, а рассчитали ее, исходя из рыночной стоимости игрока. Комитет, однако, этим не впечатлился. Общественный орган БФФ считал по своим правилам, а вернее — опирался на тот самый 769-й циркуляр ФИФА. Согласно сему документу, размер компенсации не может превышать совокупное жалованье футболиста за время, оставшееся до истечения срока контракта. Соглашение с БАТЭ у Гутора заканчивается 31 декабря 2015 года. То есть через 36 месяцев, если отсчитывать от даты, когда вратарь развязал тяжбу, подав в Дом футбола знаменитое письмо. Зарплата Александра равна 7 тысячам долларов. Путем нехитрых математических операций получаем, что максимальная сумма отступных, на которую мог претендовать клуб, составляет 252 тысячи...
Далее комитет принялся искать золотую середину. Агент Гутора Олег Еремин в канун разбирательств озвучил в прессе свою цену вопроса — 100 долларовых тысяч. Взяв ее как минимум и приложив к 252-тысячному максимуму, Дом футбола принял соломоново решение — аккуратно провел меж двумя крайностями среднеарифметический водораздел. Так после округлений и образовались искомые 180 тыщ...
Не будем трогать моральный аспект истории — в этой плоскости ее в последние недели кто только не препарировал. Впрочем, заметим: до упомянутых семи тысяч зарплата Александра выросла в апреле. БАТЭ увеличил жалованье игрока почти в полтора раза тогда, когда тот уже сидел на скамейке запасных. Еще раньше, говорят, пожаловал молодому голкиперу квартиру в столице. Мы ни в коем случае не попрекаем Гутора этими благами. Напротив — признаем, что лучший футболист страны-2011, еще вчера преуспевавший в сборных и вносивший огромную лепту в лигочемпионские свершения родного клуба, полностью заслуживает подобные поощрения. Имеем в виду другое: в футбольном Борисове игроков не обижают и, больше того, — стараются оценивать по прогрессивной шкале, опираясь не столько на закон, сколько на добрые отношения. И когда они в ответ находят в регламенте зацепку и, улучив момент, затягивают на ней петлю — в футбольном Борисове возникает естественная человеческая обида. Та самая, с которой теперь придется жить и БАТЭ, и самому Гутору.
Юридические шестеренки тем временем продолжают вертеться. 29 января комитет БФФ издаст мотивировочную часть решения — по сути, опубликует подробный отчет о проделанной вчера работе. Далее у БАТЭ будет десять дней на то, чтобы обжаловать вердикт в вышестоящей инстанции — в арбитраже федерации.

Двоякий Гутор

После кабинетной победы над БАТЭ Александр ГУТОР дал эксклюзивное интервью корреспонденту “ПБ”.

— Есть удовлетворение от вердикта комитета?
— С одной стороны, добился того, чего хотел, а с другой… Все-таки столько лет провел в БАТЭ. Чувства двоякие. Даже не знаю, что вам сказать по этому поводу.

— После заседания вы разговаривали с Георгием Кондратьевым. Не секрет о чем?
— Георгий Петрович спрашивал, как у меня идут дела, как тренируюсь, чем закончилось заседание. Георгий Петрович поддерживал меня еще с того момента, как я перестал попадать в состав. Ведь впереди была Олимпиада. Он знает, какой я человек и футболист. Поэтому, наверное, и оказывал помощь. Если бы я был плохим человеком, вряд ли он относился бы ко мне так хорошо.

— И какова была его реакция на решение комитета?
— Думаю, тренер любой сборной хочет, чтобы его подопечные играли в своих клубах. Однако нельзя сказать, что Кондратьев радовался тому, что я ушел из БАТЭ или что я выиграл дело. Он всегда рассматривал ситуацию объективно и подчеркивал в интервью, что у меня своя голова на плечах.

— Компенсация в размере 180000 долларов — достаточная для БАТЭ за Александра Гутора?
— Считал не я, поэтому трудно судить. Может, и мало. Но совершенно точно — это не много даже для нашей страны.

— У вас уже есть предложения от других клубов?
— А агент вам не сказал? Спрашивайте у него, я этими делами не занимаюсь. Знаю точно, что варианты имеются.

— В Беларуси или за рубежом?
— Без комментариев.

— БАТЭ может затянуть окончательное решение по вашему вопросу, подавая апелляции в высшие инстанции — от арбитражного суда в Беларуси до Лозанны. Не переживаете, что надолго лишитесь игровой практики в связи с этим делом?
— Пока об этом даже не задумывался. Вряд ли клуб захочет лишить меня игровой практики. В любом случае решение должно приниматься в пользу игрока, ведь обратная ситуация ущемляет его права. Думаю, будем искать компромисс.

— Клуб за эту неделю вышел с вами на связь?
— Да. У них была своя позиция, у нас с агентом — своя. К единому решению прийти не удалось.

— Настолько жесткие позиции были у обеих сторон?
— Думаю, компромисс можно искать даже сейчас. Будет день — будет пища.

— В чем конкретно вы не сошлись с клубом?
— Клуб хотел, чтобы я остался в команде, но мне такой вариант не подходил. Мы предложили свои условия, на которые представители БАТЭ не пошли.

— То есть вы совершенно не видите возможности продолжить карьеру в Борисове?
— Это провокационный вопрос. Я принял очень тяжелое решение. БАТЭ сделал для меня многое, поставил на ноги. Поэтому мне даже трудно объяснить, что творится сейчас на душе. В Борисове я пережил много хороших мгновений.

— Болельщики поделились на два лагеря: те, кто за Гутора, и те, кто против…
— Так бывает всегда. Есть люди, которые меня осуждают, есть те, которые поддерживают. Такова реальность. Не вижу в этом ничего плохого.

— Главная претензия обвинителей даже не в том, что вы покидаете БАТЭ, а в том — какой способ был для этого избран. На душе кошки не скребут?
— Конечно, скребут. Не отрицаю, что, возможно, поступил неправильно. Но дело сделано — обратной дороги нет.

— Перед тем как подать в БФФ заявление на расторжение контракта, вы обсуждали ситуацию с руководством клуба или тренерским штабом?
— Виктор Михайлович на заседании недельной давности подтвердил, что мы неоднократно вели разговоры на эту тему. И в начале сезона, и в его середине интересовался, почему не попадаю в состав. Тренер указывал мне на ошибки, я старался их исправить. Такого, чтобы мы молчали и копили претензии, не было. Обсуждали не раз мое будущее и в конце сезона. Тренер хотел, чтобы я остался. Но я принял другое решение.

— На чествовании БАТЭ по поводу очередного чемпионства состоялось финальное объяснение?
— На чествовании я подходил и к Виктору Михайловичу, и к Анатолию Анатольевичу. Понимаю, что там была не та обстановка, в которой обсуждаются подобные вопросы. Поэтому предложил встретиться на следующий день, но у таких людей, как Анатолий Капский, время расписано по минутам. Все-таки он руководитель, решает множество различных вопросов. Никаких претензий. Я не обиделся, что он не смог со мной тогда поговорить.
Единственная обида: даже когда команда обеспечила себе чемпионство за два тура до конца первенства, мне не дали шанса выйти в оставшихся матчах. В прошлом году, например, я был основным голкипером БАТЭ. И когда мы досрочно завоевали титул, резервные вратари получили практику. Ведь те игры ничего не решали. Я гораздо чаще играл даже при Сереге Веремко. Не думаю, что в этом сезоне я сыграл меньше только из-за того, что меня часто вызывали в сборную.

— Скажите честно, между Гончаренко и Гутором есть конфликт?
— Никакого конфликта между нами нет и не было. Понимаю, что у Виктора Михайловича свои приоритеты. Он всегда повторял, что играть должен один основной вратарь. Прекрасно это понимаю. Но, бывает, первые номера допускают ошибки, а резервисты получают свой шанс. В этом сезоне подобного не произошло, хотя Андрюха Горбунов говорил, что случались игры, когда его можно было заменить. Доверие тренера позволяло ему каждый раз выходить в “старте”.

— Выходит, причины вашего решения “подать на развод” исключительно игровые?
— Правильно. Просто мне идет двадцать четвертый год и хочется играть. Если кто-то думает, что я “поймал звезду” после того, как был признан лучшим игроком чемпионата, ничего подобного не было. Спросите моих родных и друзей. Они знают, какой я человек.

— Гончаренко не раз подчеркивал, что новый сезон все голкиперы начинают в равных условиях. Боритесь — и вакансия в “рамке” ваша.
— В любом клубе, где бы ни оказался, мне не гарантировано место в основном составе. Придется начинать с “чистого листа”. Но в себе я уверен. Почему-то не уверен лишь в том, что получил бы шанс в БАТЭ...

БАТЭ — против!

БАТЭ на клубном сайте также выразил позицию по поводу вердикта БФФ. Приводим текст официального заявления полностью.
Решение, принятое сегодня комитетом АБФФ по статусу футболистов по делу Александра Гутора, понятно ФК БАТЭ. Вместе с тем у клуба есть некоторые вопросы касательно ситуации, сопутствовавшей последнему заседанию комитета. Нам трудно понять, почему главный тренер национальной сборной Беларуси Георгий Кондратьев еще до оглашения решения высказывается в прессе о качестве этого вердикта. Хотя Георгий Петрович не имеет отношения ни к одной из сторон и не может комментировать еще не вынесенное комитетом решение.
К тому же именно вызовы в национальную команду оказались ключевыми в деле. Если бы Гутор, вместо того чтобы сидеть на скамейке запасных в сборной Беларуси в качестве третьего вратаря, выступал в это время за клуб, сейчас вопросов бы не возникло. Возможно, по мнению Георгия Петровича, таким образом он морально поддерживал Гутора. Однако национальная сборная — не служба скорой психологической помощи футболистам без игровой практики.
Не менее странными выглядят высказывания агента игрока Олега Еремина о том, что “Гутор получит то, что он хочет”, а “вероятность этого — сто процентов” накануне оглашения решения. Может быть, господин Еремин знал о сути этого решения заранее?
На наш взгляд, комитет по непонятным причинам не принял во внимание или неверно трактовал ряд юридически значимых аргументов со стороны ФК БАТЭ, без которых невозможно вынесение обоснованного и справедливого решения. Более вдумчивое рассмотрение данных аргументов должно было коренным образом изменить вердикт.
Кроме этого, сумма компенсации, предусмотренная решением комитета, посчитана неэффективно. Согласно регламентирующим документам, эта сумма в любом случае должна быть не меньше общей суммы заработной платы игрока за оставшийся по контракту срок. Заявленная же комитетом сумма существенно ниже. К тому же в данной ситуации должны быть учтены налоги, которые клуб выплачивал за Гутора.
Хотим, чтобы нас поняли правильно. ФК БАТЭ — небогатый клуб, но для нас сумма компенсации не имеет принципиального значения. Мы будем идти до конца, отстаивая свои интересы, так как считаем, что справедливость в рассматриваемом вопросе полностью на нашей стороне. Для нас это дело чести.
Наш клуб будет обжаловать данное решение в футбольном арбитраже. После получения мотивировочной части решения ФК БАТЭ подготовит апелляцию. В случае если она не будет удовлетворена, клуб обратится в Международный спортивный арбитражный суд в Лозанне.
Что касается Александра, то он, поправ отношения с клубом, взрастившим его, испортит себе карьеру, так как в ближайшие месяцы, а может быть, и годы, его ждут постоянные разбирательства в различных инстанциях.



Комментарии (1)

Silhouette 23 Янв 2013 19:13
Цитата:
""Двоякий Гутор""

ПОчему уж не сказать напрямуюто, что хотелось? Двуликий, например?
Похоже редактор забанил.

А конфликт, судя по всему, с Гончаренко был. Только сейчас об этом никто не скажет.