2017-05-30 14:11:40
Чемпионат Беларуси

Артем Быков. Было бы классно, если бы все говорили на белорусском

Артем Быков. Было бы классно, если бы все говорили на белорусскомВ предыдущий раз Артема БЫКОВА вызывали в национальную сборную три года назад. За это время полузащитник минского “Динамо” перенес двойной перелом ноги, восстановился, побывал в аренде в “Минске”, заматерел, сменил позицию…


А еще — в какой-то степени превратился в хранителя “бело-синих” традиций. Среди всех футболистов нынешнего “Динамо” Артем имеет наибольший наигрыш, а значит, ему явно есть что рассказать.


— Все это время с нетерпением ждал нового вызова?
— Вызова в сборную всегда ждешь. В прошлом году ходили слухи, что могут пригласить. Но вызвали сейчас. Это шанс. Надо показывать себя. Реально хочется помочь сборной. Обидно, когда она проигрывает, а все вокруг ее поливают. Переживаешь... Со всеми можно играть.

— Чем запомнился предыдущий приезд в сборную?
— Было очень приятно его получить. Встретились со сборной Ирана, которая готовилась к чемпионату миру. Казалось: почему мы не можем там играть?

— Сергей Гуренко изменил тебе позицию. Как чувствуешь себя на фланге?
— Лучше всего чувствую себя в центре. А вообще доводилось играть уже везде. Первый раз на эту позицию меня еще Овчинников поставил. Действовал справа в обороне даже при четырех защитниках. При Журавле тоже приходилось. Считаю себя универсальным футболистом. Особого дискомфорта не ощущаю.

— Зимой были новости, что ты раздумываешь, соглашаться ли на понижение зарплаты. Долго решал?
— Шли обычные переговоры. Считаю, это нормально, когда между руководством и футболистом происходит диалог. Там даже не о понижении речь шла, а о возможном повышении. Был такой пункт в контракте. Но сказали, что повысить не могут. Можно было уходить свободным агентом. Надо было все взвесить. Мне уже не 18. Когда в таком возрасте переходил из “Звезды” в “Динамо”, честно говоря, даже не смотрел в контракт. Был счастлив попасть в такой клуб. В итоге и сейчас согласился на предложенные условия. Заоблачных сумм мне не надо. Если появится хороший вариант, думаю, “Динамо” отпустит.

— Ощущаешь себя в какой-то степени ветераном клуба?
— Нет. Просто чувствую ответственность перед болельщиками. Они у нас классные. Я уже седьмой год в команде. Плюс, когда приходит новый игрок, рассказываю, что такое “Динамо”. Мне привили дух клуба. В дубле этим занимались Павлюкович и Яскович. Тогда еще вышла книга — “85 лет “Динамо”. Сказали каждому ее прочитать. Сейчас, мне кажется, все этому придают меньше значения.

— Ты — воспитанник “Звезды”, но при этом динамовец до мозга костей. Это заслуга Павлюковича и Ясковича?
— Да, я воспитанник “Звезды”. Это классная команда. Но в такой же степени, может, даже в большей, я воспитанник и “Динамо”. Там мне дали путевку в большой футбол. Все началось именно с тренеров дубля, за что им спасибо. Простой пример: они учили, что нельзя бросать футболку на пол. Эмблема не должна его касаться. Надо положить форму на сиденье. Еще у нас есть ковры с динамовской эмблемой. Ее нужно обходить. Позже Журавель занимался подобным.

— Сколько тренеров сменилось в “Динамо” за шесть лет, что ты в клубе?
— Это надо считать… Смотри: я пришел, когда работал Василенко. Овчинников взял меня из дубля. Дальше Седнев, Протасов, Мааскант, Журавель, Угрин, Рашович, Боровский и сейчас Гуренко. Получается, Сергей Витальевич десятый.

— Сложно каждый раз привыкать к новому тренеру?
— Когда он приходит, ты в команде как новенький. Иностранец вообще может не знать, кто как играл раньше. Для коллектива это и хорошо, и плохо. Все начинают еще больше конкурировать. Но в тоже время это тяжело. У каждого свои требования, своя тактика. Сиюминутного результата так не получится. Да, изначально это всплеск эмоций. Однако на эмоциях чемпионат не выигрывается. Кубок — другое дело.

— Корзун уехал из “Динамо” в 21, Кисляк и Путило в 23. Тебе скоро 25, и ты до сих пор в клубе…
— Ха, не нужен, значит, нигде. Но те же Путило и Кисляк уходили с каким-то скандалом. Мне этого не хочется. А хочется, чтобы клуб получил компенсацию. Пусть даже эти деньги будут минимальными. Предложения поступали. Из разных чемпионатов. Но все варианты проходили через агентов. А они бывают разные. Агент должен быть как друг. А сегодня много таких, которые ничего не делают.

— Ты сталкивался с этим?
— Было дело. При Протасове мне насоветовали одного агента из России. Подписали контракт на полтора или два года. Но я после этого не смог до него даже дозвониться. Человек пропал. А я в это время не имел права больше ни с кем работать.

— Чемпионат Беларуси не надоел?
— Нет такого. Потому что очень хочется его выиграть. Второе, третье места были. А золота нет. Знаешь уже всех игроков. Хочется попробовать чего-то нового. Но важно не просто уехать ради галочки, а чтобы развиваться как футболист. Думаю, любой хочет попасть в российскую премьер-лигу. А вот переходить в ФНЛ желания нет. Когда играешь в “Динамо”, зачем тебе ФНЛ, даже если больше заплатят? Здесь Лига Европы, больше шансов для развития.

— Правда, что пару лет назад Криушенко хотел видеть тебя в “Торпедо”-БелАЗе?
— Да. Подошел, предложил… Но так многие предлагали. Обдумал, однако не перешел. Отправился тогда в аренду в “Минск”. Мне кажется, то приглашение и вызов в сборную никак не связаны. Скорее наоборот: теоретически Криушенко мог обидеться, что я выбрал “Минск”. Но обиды — это не про него и не про меня.

— В “Минск” ты уходил без большого желания?
— Просто клуб поставил перед фактом. Для меня, как и для многих, это было удивительно. Полсезона до этого я играл. Но, думаю, это пошло только на пользу. Многие говорят, что надо выходить из зоны комфорта. Вот Хаби Алонсо как-то заметил: чтобы футболист развивался, он не может быть в одном клубе больше пяти лет.

— Ты в “Динамо” уже седьмой…
— Ну, смотри, у меня же случались перерывы. Когда был молодой, уезжал на полгода в аренду в “Березу”. В “Минске” провел еще полгода. Меня не сослали, не выгнали. Отыграл все матчи, вернулся — и все заново. Если бы был не нужен, просто расторгли бы контракт.

— Четыре месяца, что ты восстанавливался после двойного перелома, — самое трудное время в карьере?
— Наверное, нет. Хотя это и правда были тяжелые времена. Психологически. Но в 14 лет, когда возникли подростковые проблемы с коленями, пришлось труднее. А та травма выглядела тяжелой. Но на самом деле все было не так плохо. Тем более мне оказали хорошую поддержку — и руководство, и родители, и друзья, и тренеры. Пацаны на матч Лиги Европы вышли в майках в честь меня. Сейчас все операции делают в Германии, в Италии. Мне три операции провели в Минске. Это я к тому, что и у нас хорошие врачи. А трудно было еще и потому, что некоторые писали: вот, нога сломана, видимо, конец карьере. Все по-разному реагируют.

— Но согласен, что та травма замедлила твой прогресс?
— Ну конечно. Но это со всеми случается. Посмотри, в Европе у игрока травма, а с ним подписывают долгосрочный контракт. На то время, вероятно, что-то из себя представлял. Все понимали, что это новое начало. Но все равно через три с половиной месяца я уже вышел на поле. Первый год была боязнь идти в стык. Настраиваешься, что ничего не боишься, думаешь, что идешь — а потом смотришь видео... Нужно было время.

— Юрий Чиж говорил: “У Артема проблемы больше психологического свойства”. Что он имел в виду?
— Наверное, надо у Юрия Саныча спросить. Но это ведь он раньше говорил, да? Я тяжело переживал любое поражение и в первую очередь свои неудачные действия. Проигрываем — у меня истерика. Ни с кем не разговаривал. Да и сейчас после игр лучше побыть одному. Но тренеры научили, что надо учитывать ошибки и забывать неудачи. Думаю, психология немного изменилась. Сильнее всего переживал, пожалуй, после финала Кубка, проигранного “Минску”. Мы уступили, а я еще и не забил послематчевый пенальти.

— Ты не выиграл пока ни золота чемпионата, ни Кубка. Это злит?
— По-спортивному — очень. Каждый раз надежды, новый тренер… Всегда повторяю: ну, мы не слабее БАТЭ. Пусть говорят, что у нас игроки другого уровня. Но ни фига мы не слабее. Даже сейчас. Проигрываем им, в Кубке вылетаем… Задаешься вопросом: почему? Если бы кто-то знал, “Динамо” стало бы чемпионом.

— Самый необычный легионер, которого ты видел в “Динамо”?
— Удоджи был очень веселый, на позитиве. Бангура по сто автомобильных штрафов получал. Не знаю, как так можно ездить. Было интересно Ободо послушать. Говорил: вот номер телефона Мунтари, моего лучшего друга. А потом брал и звонил. Дима Сычев — простой человек. Может, у него в Минске не получилось, но он больше всех работал на тренировках. Привез мне майку “Локомотива”.
А, был еще забавный случай. В Турцию на просмотр приехал человек в шортах, майке и тапочках. И все. Сам из Аргентины. Небольшого роста, немного пухленький. Первая мысль: как-то непонятно… Но потом подумали: может, настолько хороший футболист? Дали ему форму, бутсы. Человек вышел, начали играть в квадрат. Повесили на него полар, а там на разминке уже пульс двести. Попросили почеканить — не смог десять раз набить. Как он попал?

— Как вы разыгрываете легионеров?
— Вот сейчас Саню Нойока подкололи. В интервью он постоянно рассказывает, как ему нравится в Минске. И как-то обмолвился, что хочет получить вид на жительство, в дальнейшем — гражданство. Я же составил и распечатал документ о невыдаче Саше гражданства. Написали все его клички, собрали подписи игроков, как бы заверили у нотариуса, поставили докторскую печать. Хотели еще жестче — прислать домой по почте. Но не стали. Положили на столик. Саня увидел, посмеялся, хорошо воспринял.
А сейчас вот придумали снимать номера на машинах и менять местами. Обычно человек ведь на номера не смотрит. Но если потом в городе остановят… Жестко, но смешно. А пока только сняли с одной машины номера и приклеили к стене на базе.

— Как тебя разыгрывают?
— Особо никак. Даже в первые годы в “Динамо” не разыгрывали. Тогда было деление на молодых и футболистов постарше, тех, кто играет в “старте” и выходит на замены. Теперь мы все равны. Даже нет разницы, легионер или белорус. А вот раньше легионеры часто были отдельно, белорусы отдельно.

— Нет ли у тебя отдаленного родства с Василем Быковым?
— Нет. Наверное. Но раньше шутил иногда: это мой дедушка, прадедушка. Все: да ладно, такой известный человек!

— Тебе нравится его творчество?
— К белорусскому языку вообще хорошо отношусь. Ношу вещи с белорусскими принтами. Цитаты, отрывки из стихов… Многое помню из белорусской поэзии. Но, кстати, на ЦТ сдавал русский. Очень легко давался. Не нравится, когда кто-то говорит неправильно. Особенно если сами русские. Это странно. Если я буду на белорусском говорить какие-то слова неправильно, это тоже будет странно. Видимо, поэтому мы особо на нем и не говорим.

— Ты на белорусском вообще не разговариваешь?
— Могу на смешанном с бабушкой пообщаться. А так его можно услышать еще в специализированных магазинах. Если со мной начинают разговаривать на белорусском, могу поддержать. Но при этом извиняюсь, если не знаю какого-нибудь слова. Немного стыдно. Было бы классно, если бы все на белорусском разговаривали.

— Как сдал ЦТ по русскому?
— Почти на девяносто баллов. Я просто хорошо учился в школе. Родители следили. Когда начинаешь играть в футбол, сложно совмещать. Но даже в последних классах средний балл у меня был хороший — где-то 8,5. Математику сдал на тридцать с чем-то. В школе нормально шло, однако этого не хватало для ЦТ. Английский — примерно 45. Если надо объясниться, меня поймут. В этом плане было бы интересно поехать в другой чемпионат.

— Ты поступал на заочку?
— Да. Учился в экономическом. Но не доучился. Не ходил, сначала давали отсрочки, а потом, наверное, наступил предел терпения. Сейчас вот восстановился. Кстати, уже в БНТУ. Тоже не хожу. Считаю, надо чем-то одним заниматься.

— Почему тогда восстанавливался?
— Все равно нужно закончить. Просто не хочу пока спортивного образования. Сейчас это будет для галочки. А экономическое — интересно.

— Что любишь читать?
— Есть такой жанр — современная проза. И есть писатель — Захар Прилепин. Я прочитал все его книги. Светлана Алексиевич — это мейнстрим. “У войны не женское лицо” было тяжело читать, если погружаться. Люблю биографии.

— Биографию Криштиану читал?
— Да. И фильм смотрел.

— Говорят, ты подражаешь ему.
— Вообще нет. Следую заповеди “Не сотвори себе кумира”. Да, в прошлом году отпраздновал гол, как он. Но так получилось. Просто при Вуке перед каждой игрой мы все вместе придумывали празднования. Это было классно. Почему нет? Пусть люди обсуждают. На разборах было интересно посмотреть. Потом все стало строже. Недавно, кстати, Сарока подбежал к трибуне праздновать — а там никого. Если самим себя не развлекать, психологически трудно. Особенно на сборах. Вот в межсезонье в Турции шли с тренировки мимо бассейна с холодной водой. Вова Корытько такой: кто прыгнет за сто долл… Не успел он даже договорить, а мы смеемся, потому что один футболист уже плавает в одежде. Еще на спор надо было съесть, к примеру, десять бананов за раз.

— Почему тебе так нравится группа BRUTTO?
— Позиция Сергея Михалка — это интересно. Все началось еще с “Ляписов”. Классные песни, белорусский язык… Плюс его изменения в физическом плане. Посмотри, каким он был в девяностые, а какой сейчас. Но вообще я большой поклонник другой группы — 25/17. Знаешь? Вот сейчас будут празднования девяностолетия “Динамо”. И она тоже приедет.

— Не ты пригласил?
— Я сам удивился, когда узнал. Как-то перед концертом в Минске меня провели в их гримерку. Представили. Интересные люди — например, негативно относятся к алкоголю. Сфотографировались. Побыл в их обществе, посмотрел, как они готовятся к концерту. Там еще такая история была: я получил красную карточку в одном из матчей и только из-за этого попал на концерт. Могли бы подумать, что специально. Хотя на самом деле, конечно, нет.



Комментарии (0)