2017-07-04 21:18:52
Чемпионат Беларуси

Станислав Драгун. Если бы Чиж захотел...

Станислав Драгун. Если бы Чиж захотел...В пятницу, как и анонсировал “ПБ”, в чемпионате страны состоялся один из самых громких трансферов за всю его историю. Станислав ДРАГУН перешел из покинувшего российскую премьер-лигу “Оренбурга” в БАТЭ, и это произвело грандиозную шумиху в среде болельщиков минского “Динамо”.


И всколыхнуло интернет, где новости о переходе полузащитника сборной Беларуси несколько дней подряд набирали тысячи просмотров и сотни комментариев...

Причины невероятного ажиотажа на поверхности: четыре с половиной года — с лета 2008-го и до конца 2012-го — Драгун выступал за “Динамо”. Выступал успешно, был лидером и капитаном, не раз говорил о преданности столичному клубу. В самарские “Крылья” съезжал уже в статусе чуть не динамовской легенды — бесконечно обожаемый “бело-синей” торсидой.
И вот теперь контракт с БАТЭ. При том что в своих рядах Станислава хотело видеть и “Динамо”. Но он предпочел не старый проверенный адрес, а новый — лагерь извечных антагонистов, если не сказать, врагов. Таков сюжет. И сегодня Драгуна продолжают полоскать в сети — проклинают, оскорбляют, превращают из кумира в предатели и личные враги. Вспоминают, что раньше Стас заглядывал на динамовский фан-сектор, а теперь... В общем, нам никак нельзя было обойти эту историю вниманием — в понедельник корреспондент “ПБ” встретился с главным ньюсмейкером выходных и попытался его разговорить.

— Главный вопрос: почему БАТЭ, а не “Динамо”, откуда тоже выходили на связь?
— Если бы Юрий Саныч Чиж захотел моего возвращения, именно так и произошло бы. А рассматривал я оба этих предложения одновременно.

— Хочешь что-то ответить болельщикам “Динамо”, которые ругают на чем свет стоит?
— Много говорить не стану. Единственное, некоторые из них очень быстро забыли все хорошее, что я для них сделал. Они знают, о чем говорю. Вот это мне непонятно.

— Правда, что в соцсетях тебя повально удаляют из списков друзей?
— И не только. Пишут всякие угрозы. Нашли мой номер — стали звонить. Пришлось вообще телефон на сутки отключить.

— Все это предвидел?
— Конечно. Но я знал, на что иду. Не просто так взял и подписал контракт. Долго и тщательно раздумывал над этим — и над возможными последствиями. Взвесил все “за” и “против”. Знал, что будет такая реакция. И последует такой ажиотаж. На другой чаше весов — моя профессиональная карьера, рост, комфорт для семьи. Кто захотел меня понять, тот понял. Увы, оказалось немало и других.

— Трудное время?
— Не скажу, что это загоняет меня в тупик. Больше неприятно близким. А я, повторюсь, к такому повороту был готов. Сейчас главное — переключиться на работу. Все это рано или поздно уляжется.

— В октябре БАТЭ приедет на “Трактор”. Тебе могут устроить совсем невеселый прием...
— Ничему не удивлюсь. От этого матча не уйти. Но мне двадцать девять лет. Что меня должно пугать? Да, сейчас вокруг перехода истерия, как выразился Анатолий Анатольевич Капский. Что ж, шевельнем наш чемпионат. Пусть это добавит ему эмоций. Может, фанаты “Динамо” разозлятся настолько, что вернутся на стадион. А это пойдет только на пользу и клубу, и всему нашему футболу.

— У тебя ведь хорошие отношения с Капским?
— Да. Это был уже, по-моему, четвертый раз, когда он звал в команду. Дважды я встречался с Виктором Михайловичем Гончаренко. С Анатольичем тоже обсуждали такую возможность. Но так близко, как сейчас, переговоры еще не вели. У меня ощущение, что знаю этого человека очень давно. Сугубо положительные впечатления от того, как сейчас все прошло. Может, такой подход и подкупил.

— Что не срасталось прежде?
— Знаю, что Капский и Чиж тогда общались. От меня мало что зависело. Наверное, Юрий Саныч в те времена хотел, чтобы я играл в “Динамо”. К нему, кстати, очень хорошо отношусь. И очень многим ему обязан.

— Впервые обсуждал переход с руководителем клуба?
— Да. Хотя надо сказать, что сразу встречался с Александром Владимировичем Ермаковичем. Он узнавал, как вижу ситуацию. Я сказал, что сделать это будет тяжело. А потом за дело взялся Капский. Оставшуюся часть переговоров вел уже с ним. И Анатолий Анатольевич нашел подходящие слова. Я ощутил человеческие отношения. Убедился, что и он, и главный тренер хотят видеть меня в БАТЭ. Сам ощущал это в разговорах с ними. Что и говорить, если Капский сорвался с завода, чтобы приехать на встречу со мной.

— На матч с “Городеей” ездил?
— Нет. Подумал, а зачем опять миллион вопросов? Спокойно посмотрел игру по телевизору. Уверенная победа, и хорошо.

— Кого в составе борисовчан можешь назвать товарищем?
— Игоря Стасевича. Давно живем рядом. Вместе выступали за “Динамо”. Не близкие друзья, но при встрече всегда с удовольствием общаемся. Еще назову Мишу Гордейчука, с которым еще в “молодежке” играли. Он, кстати, сыграл немалую роль в переходе. Можно сказать, настойчиво звал в БАТЭ. Ну и сборников в команде, ясное дело, тоже знаю. Так что проблем с адаптацией возникнуть не должно.

— На какой позиции будешь выступать в Борисове?
— Ну, это уже внутренняя кухня. Всего не буду рассказывать. Где тренер меня видит, там и готов играть. На любом месте, в любой моей команде — так у меня было всегда. Потому что даже в составе аутсайдеров чемпионата России конкуренция громадная. В общем, мне не привыкать.

— К слову, что чувствует игрок, который вылетает из премьер- лиги с третьим клубом?
— Естественно, приятного мало. Но уже говорил, что в составе — одиннадцать человек, а не один. А я не Месси. Взять сейчас тот же “Оренбург”. В первой части чемпионата команда набрала в семнадцати матчах двенадцать очков. А затем, уже с нами, в тринадцати играх — восемнадцать. Спасались от вылета как могли. Побеждали “Краснодар”, “Ростов”. Что поделать? Так уж вышло. Однако меня все эти разговоры мало тревожат, если честно. Да, морально очень трудно. Отходил два-три дня. Но если всех слушать и читать, можно с ума сойти. Я честен прежде всего перед собой — сделал все что мог.

— Вылетели обиднее некуда…
— С Хабаровском и на выезде, и дома сыграли вничью 0:0. Уступили в серии пенальти. Я, кстати, оба матча пропускал — из-за сотрясения мозга. Получил его во встрече с “Ростовом”. Доигрывал тогда на морально-волевых.

— Остаться в Оренбурге было реально?
— Руководители клуба звонили нам с Мишей Сиваковым, чтобы помогли вернуться в премьер-лигу. Но мне не хотелось еще раз проходить через ФНЛ. Сиваков уехал в “Амкар”, Гутор — в “Тосно”, Бордачев — в Солигорск. Сейчас и тренер новый у команды: вместо Роберта Евдокимова — Темури Кецбая.

— Вариантов продолжения карьеры в России не было?
— Были. Но не конкретные. Сейчас же из-за лимита все ищут российских игроков. Поэтому требовалось ждать, кого подпишут, кого отдадут. Мне же хотелось большей определенности.

— Не кажется, что вернулся в Беларусь с концами?
— А почему бы и нет? Некоторые возвращаются сюда и говорят, что это — шаг назад, чтобы потом сделать два вперед. Я не из таких. Не могу сказать, что хочу “выстрелить” и снова уехать. Просто постараюсь как можно дольше приносить пользу БАТЭ, а там будет видно. Вообще, вся эта ситуация показала, что зарекаться ни от чего нельзя.

— У тебя подрастает дочка. Насколько важным в решении вернуться на родину был семейный фактор?
— Конечно, не хотелось тащить ребенка за тридевять земель. Были варианты поехать в Казахстан, но по этой причине они отметались сразу. Хочется, чтобы дочка росла в спокойной, хорошей среде.

— Твоя первая тренировка в БАТЭ прошла в понедельник. Каковы сейчас кондиции?
— Я неделю тренировался у Анатолия Ивановича Юревича на стадионе РЦОР-БГУ на Семашко. Попросил его, чтобы расписал мне программу занятий. По ней и занимался. Но ясно, что никакая индивидуальная работа не заменит полноценный процесс. Так что еще нужно время, чтобы прийти в игровой тонус.

— Как напутствовал Юревич — твой первый наставник?
— Подбодрил: “Сынок, ни о чем не думай. Это правильный выбор”. Он одобрил мое решение. Где-то даже уговаривал пойти на этот шаг, потому что понимал — для меня так будет лучше.



Комментарии (0)