2017-10-19 22:05:22
Чемпионат Беларуси

Любимчик Городеи. Боян Дубаич: драники, пожалуйста!

Любимчик Городеи. Боян Дубаич: драники,  пожалуйста!Тот, кто бывал на домашних играх “Городеи” в этом сезоне, мог наблюдать занятную картину. После матча болельщики неизменно берут в плотное кольцо сербского легионера Бояна ДУБАИЧА — и провожают до автобуса, попутно испрашивая селфи и автографы.


Боян не отказывает никому. А особой популярностью нападающий пользуется у городейских девчат — те даже пишут ему признания в любви на стене пожеланий. Все эти проявления народных чувств доказывают, что серб пришелся в “Городее” очень даже ко двору. В поселковой команде он здорово заменил ушедшего в минское “Динамо” Антона Сароку, уже выполнив его прошлогодний голевой норматив — 8 мячей. До Беларуси карьера Дубаича тоже развивалась любопытно: Швейцария, Таиланд… Короче, приятно познакомиться!


— Уже освоился в Беларуси?
— Да. Чувствую себя здесь хорошо. Адаптироваться было нетрудно. Язык в Беларуси, как и в Сербии, славянский. Люди тоже похожи. Понимаю по-русски, пытаюсь разговаривать.

— Давая интервью после дубля в ворота жодинского “Торпедо” в мае, ты едва говорил по-русски. Как удалось так быстро подтянуть язык?
— Мне нравится русский. Когда приехал, сразу решил его выучить. Тогда я был в клубе единственным легионером из дальнего зарубежья. Мне помогал Ус — Сергей Усеня. Переводил на английский тренерские установки. Но я сразу же старался по максимуму общаться по-русски. Учил по скайпу. Взял десять уроков. Правда, было чуть-чуть лень. Моя учительница живет в Сербии, преподает там русский язык в школе. Нашел ее по интернету.

— Ни в одном клубе ты не забивал так часто, как в “Городее”...
— Первым моим зарубежным чемпионатом стал швейцарский. Жил один. Адаптироваться было трудно. Сразу, в “Лугано”, учил итальянский язык. Через полтора года перешел в “Ле-Мон” из Лозанны и начал постигать французский. Страна одна, а языка три. Но мне нравится: выучил уже итальянский, французский, английский, сейчас овладеваю русским. Мне 27 — золотой возраст. Чувствую себя лучше, чем раньше. В “Городее” помогают тренеры, игроки, начальник команды. Тот же Сергей Яромко — хороший человек и специалист.

— Как ты вообще оказался в “Городее”?
— В Швейцарии провел три сезона. А потом решил посмотреть, что такое футбол в Таиланде. Но пробыл там лишь полгода. Не очень понравилось. Уровень оказался не слишком высоким. Тактике уделялось мало внимания. У кого легионеры лучше, та команда и выше в таблице. Но если бы я не поехал в Таиланд, наверное, не оказался бы в “Городее”. Сразу подписал контракт на четыре месяца, потом продлил до конца 2018 года.

— Что тебя удивило в Беларуси?
— Удивило, что с первого дня стал чувствовать себя хорошо. Не знал, на каком языке здесь говорят. Думал, может, на белорусском. Но приехал — и услышал русский. Так даже лучше. О Минске не знал ничего. Как и мои друзья. Сейчас присылаю им фотки, рассказываю о стране, футболе. В позитивном ключе. Почему в Европе не говорят о Беларуси больше? Не думал, что Минск — такой красивый город. Почувствовал себя здесь как дома. Взять для примера религию. В Беларуси сразу увидел православную церковь, как в Сербии. Ходил несколько раз в ту, что на Немиге.

— Как тебе поселок, в котором команда проводит матчи?
— Красивый. Стадион маленький, но атмосфера хорошая. Люди активничают ради нас. За два часа до игры уже делают фотки, едят, рядом гуляют клоуны... Болельщики как будто участвуют в игре. Но по самой Городее особо не гулял. Команда живет и тренируется в Минске. А в Городее, помню, мы играли с болельщиками в рамках товарищеского турнира по мини-футболу.

— Большинство своих голов ты посвятил брату-близнецу?
— Уже скоро пять лет, как мы живем по отдельности. Скучаю по нему. Вот и решил посвящать ему голы. Но мячи, забитые “Наф- тану”, — в честь мамы. У нее как раз был день рождения. Изобразил руками лук. По задумке, стрела, как месседж, летит к моим родным. Брат тоже играл в футбол, но сейчас адвокат. Закончил учиться, скоро приступит к работе. Очень интеллигентный, умный, помогал мне, когда у меня были проблемы в школе. Мы до восьмого класса учились вместе. Потом я пошел в экономический техникум, а он в гимназию. На первом месте для меня был футбол. Кстати, брат приезжал ко мне в Беларусь. Сходили в Парк Победы, погуляли по Немиге, в районе академии наук, он посмотрел два наших матча. Все понравилось.

— Один из голов в ворота “Днепра” ты отпраздновал, изобразив бросок в корзину, “сплетенную” из рук партнера Йоксимовича. Как возникла идея?
— Незадолго до того матча сборная Сербии по баскетболу обыграла в полуфинале чемпионата Европы россиян. А у нас в команде есть россиянин Башилов. Так я пошутил над ним. У них население сто пятьдесят миллионов, у нас — восемь, но мы победили их. В автобусе по дороге на игру сказал Милану: если забью, давай так отпразднуем. Башилов, увидев, как мы отметили гол, ругался. Он живет неподалеку от меня на Каменной Горке. Как и Юра Воловик. Все вместе и ездим на тренировки — на метро.

— Ты так любишь баскет?
— Я смотрю все виды спорта. Кроме хоккея — в Сербии его, считай, нет. Хотя Башилов с Воловиком звали однажды. Люблю волейбол, теннис — болею за Новака Джоковича. У нас есть общий друг. В Минске ходил на матч белорусов и сербов по гандболу. Собрался после тренировки и поехал. Понравилось, мужская игра. Сейчас я уже знаю в Минске все. А поначалу было трудновато.

— Говорят, на субботнике, на котором “Городея” облагораживала стадион, ты впервые узнал, что такое грабли...
— Нет, это неправда. В Сербии тоже есть грабли. Ха, может, я просто не хотел работать, поэтому и сказал: не знаю, что это такое. Когда тренер сообщил, что завтра субботник, я сначала подумал: что он говорит? Но на самом деле это полезно для поддержания атмосферы в команде.

— Какие белорусские продукты, которых нет в Сербии, тебе нравятся?
— Думаю, они примерно одинаковы. Но белорусская кухня отличается от сербской. Много картошки, драники... Шашлык... У нас в Городее он отличный. Я тоже как-то попробовал — вкусно. Плюс в Сербии едят не так много сметаны, как у вас. Вообще я люблю новую кухню. Тайская, белорусская... Когда только приехал, ваши блюда мне не очень нравились. Но сейчас, когда захожу в ресторан, сразу говорю: можно драники, пожалуйста. Дима Лебедев, другие игроки первое время помогали в этом плане. Писали названия блюд в сообщениях и просили показать официанту. Мол, это вкусно, попробуй.

— Как любишь проводить свободное время в Минске?
— Погода уже не очень. Когда были выходные, любил гулять, выбираться в Парк Победы. Очень красиво. Когда только приехали, мы с Мишей Башиловым пошли, не зная куда, и просто рассматривали город. А сейчас холодно, дождь. Буду сидеть дома. Учить русский, читать... Люблю книги. Это мое хобби. Как и языки. Наша работа занимает два часа, если тренируемся раз в день. Не хочется просто приходить домой и спать. Лучше учиться чему-то новому. Четыре-пять раз был в кино. В первый раз вообще ничего не понимал. Ходил вместе с Башиловым и подругой, с которой здесь познакомился. Потом уже стал лучше ориентироваться. Кино помогает в изучении языка. Если не понимаю что-то, толкаю Мишу в бок.

— Кто твои любимые писатели?
— Их много. Робин Шарма, Паоло Коэльо... Из русских книг читал произведение, которое по-сербски называется “Злочин и казна”. Да-да, “Преступление и наказание” Достоевского. В Сербии любят этого писателя.

— Собираетесь компанией сербов, которые выступают в чемпионате Беларуси?
— Собираемся. Раньше никого не знал, познакомились уже здесь. Иногда встречаемся с Лековичем, Лукичем, Николичем, Галовичем... С Иваничем и Милуновичем тоже познакомились. Но так получается, что мы чаще всего играем в один день с минским “Динамо”. Соответственно и выходные совпадают. У БАТЭ же сейчас много матчей. С динамовцами разговариваем по-сербски. Видишь, как по-русски мне трудно. А на родном языке я общаюсь спокойно, расслабленно, могу пошутить.

— Это ты помог Йоксимовичу попасть в “Городею”?
— Все решал тренер. Просто я познакомил Милана с моим агентом. Йоксимович сразу поехал на просмотр в жодинское “Торпедо”. Но там поменялся тренер, и Милан спустя время перешел в “Городею”. Для меня хорошо, что приехал друг. Семь лет назад мы играли вместе в “Инджии” и в юниорской сборной Сербии.

— Кто-то из твоих бывших партнеров по сборной стал знаменитым?
— Самый известный — Адем Льяич из “Торино”. Еще там играли Савич, Родич, которые сейчас в “Црвене Звезде”, Медоевич из франкфуртского “Айнтрахта”... Я провел три товарищеских матча: с голландцами, немцами и словенцами. В сборной Германии, помню, выступали Кроос, Шюррле, Трапп...

С кем еще из известных серб- ских футболистов знаком?
— В Нови-Саде есть хороший специалист, у которого тренируются игроки, когда у них возникают паузы. Раньше собирались Красич, Йованович… Я тоже занимался. А один раз даже приезжал хорват Перишич, который сейчас выступает в “Интере”. Он гостил у друга Медоевича, с которым вместе играл в “Вольфсбурге”. Еще знаком с Видичем: у нас общий агент. Все хорошие парни.

— Как тебя занесло в Таиланд?
— Там работал тренер-черногорец. Я его не знал раньше, но он позвонил и спросил, не хочу ли я перейти. В Таиланде уже выступал мой хороший друг, с которым мы играли вместе еще в детстве. Были в клубе и другие сербы. Жить там мне понравилось (тепло, море), а вот в плане футбола было не очень. Запомнилось, как меня поздравляли с днем рождения. Мне купили торт. Все встали в круг. Там есть традиция — или забрасывать именинника яйцами, или обсыпать льдом. Яйца партнеры забыли купить. Поэтому вывалили на меня ведро льда. Потом мы обмазали друг друга тортом. В “Городее” меня тоже хорошо поздравили. Болельщики прислали много сообщений, сочинили песню, испекли печенье в виде рамки для фотографии, на которой изображен я.

— В Швейцарии в веселые истории попадал?
— Там был сумасшедший вратарь. Перед матчем кто-то из партнеров говорил: вот съешь это — и мы выиграем. И он ел все, что попадалось под руку, — салфетки, чайную заварку... При этом спокойно говорил с тобой, как будто ничего не происходит. Невозможно было смотреть. Один раз нам чуть не стало плохо. Все делал ради команды. Так мы выиграли много матчей. В Швейцарии мне нравилось. Правда, жить там очень дорого. Швейцария — тоже красивая и чистая страна. Конечно, в большей степени, чем Беларусь, но вы тоже можете гордиться. Сейчас “Лугано”, который тогда был во втором дивизионе, играет в Лиге Европы.

— Выступая в Швейцарии, после одного из голов ты показал зрителям майку с надписью “Помогите Сербии”. Почему?
— Это случилось в то время, когда в Сербии было большое наводнение. Река вышла из берегов, и все залило водой. Очень много людей не имели возможности жить в своих домах. Я мог помочь только так.



Комментарии (0)