2020-02-06 21:14:10
Интервью

Владислав Климович. Глеб отправляет за границу

Владислав Климович. Глеб отправляет за границуОдним из новобранцев минского “Динамо” в это межсезонье стал полузащитник Владислав КЛИМОВИЧ, перебравшийся в столицу из Жодино. На днях 23-летний сборник вернулся с командой со сбора в Сочи.


Заслуженный выходной в среду закончил походом на баскетбол в Веснянке. После чего уделил час времени корреспонденту “ПБ”, чтобы рассказать о выступлении в рядах автозаводцев, о переходе в “Динамо” и о многом другом.


— Часто на баскетбол ходите?
— Когда время позволяет. Вечерком выбраться не проблема. В “Фалькон Клабе” уютно. Просто в “Цмоках” играет мой лучший друг — Макс Салаш. Мы с детства вместе. В шесть лет пошли в футбольную секцию. Там познакомились. И узнали, что, оказывается, живем через два дома. Затем в одной школе учились, во дворе играли. Он уже тогда высоким был, а затем продолжил расти. И через пару-тройку лет стал заниматься баскетболом. Вымахал до двух метров семи сантиметров. До сих пор хорошо дружим. Макс на мои матчи в Минске приходит, а я — на его.
А игра с румынами какая получилась захватывающая! Адреналина немерено. К концу матча “Орадя” сравняла счет. И тут за две секунды до сирены гости бросают — “треха”. Понятно, сразу тайм-аут. Максу в самый угол площадки мяч кидают, а он не глядя с разворота наугад в корзину — “треха”! И уже в овертайме наши вырвали победу.

— Еще футболисты любят на хоккей заглянуть.
— Я уже реже. А вот раньше — другое дело. Когда в “молодежке” играл, мы на сборах в “Славянскую” заселялись, которая прямо через дорогу от “Минск-Арены”. Игорь Ковалевич нам билеты постоянно доставал. Ходили без проблем.

— Где отдыхали в отпуске?
— В Доминикане провели две недели. Полетели с Никитой Николаевичем, с которым в Жодино играли, и с нашим девушками. А там уже с Андреем Хачатуряном пересеклись. Он нам это место и посоветовал. Четвертый или пятый год туда летает.

— Ну а по возвращении в Беларусь?
— Что касается учебы, то уже получил диплом. Так что заботы касались в основном поисков клуба. Вот этим голова и была забита.

— Почему перешли именно в “Динамо”?
— Изначально планировал уехать за границу. И варианты были, но хотелось чего-то большего. Я этого ждал, но так и не дождался. А тут Сергей Гуренко позвонил. Сказал, что на меня рассчитывает и хорошо знает.

— Выходит, неопределенность с владельцем клуба не смущала?
— Нет. Все-таки “Динамо” — это бренд в Беларуси. И вряд ли он может так просто исчезнуть. И директор клуба, и спортивный директор заверили, что все будет хорошо. Не думаю, что возникнут какие-то проблемы. Плюс футболисты в составе, по нашим меркам, вполне добротные.

— В команде много тех, с кем играли раньше?
— С Эдгаром Олехновичем пересекались в Жодино. А еще раньше — в БАТЭ. Как и с Лешей Риосом. Ну и с некоторыми парнями — в “молодежке”. Навскидку — с Максом Плотниковым, Максом Швецовым, Ваней Бахаром.

— На какой позиции вас видит главный тренер?
— В центре поля. В прошлом году в Жодино играл не на профильной позиции, а на правом фланге. Это не совсем мое. Лучшие качества так мне не проявить. В середине поля пользы принесу больше. Мне там на любом месте удобно: и опорным, и инсайдом, и “десяткой” — оттянутым форвардом.

— Как поработали на недавнем сборе в Сочи?
— Продуктивно. Особенности? Закладывали функциональную базу. Поэтому очень много бегали. У меня такое, наверное, впервые в карьере. Естественно, тяжело. Но зато потом в сезоне легко будет. Этим мы себя и успокаивали. Еще сбор длился дольше обычного — восемнадцать дней, что для меня тоже в новинку. Поэтому к концу хотелось домой. Но все переносилось легче благодаря хорошим условиям работы. Ни одной тренировки из-за непогоды не отменили. Дожди бывали, однако поле справлялось. Плюс Сочи — не Турция. Это там в гостинице по три-четыре команды. И каждая, к примеру, хочет поработать в “тренажерке”. Приходится подстраиваться. А сейчас у нас все было проще.

— Вернемся в январь. Нынче популярное направление у наших футболистов — Казахстан. Рванули бы туда?
— Не думаю. Найти там команду, причем хорошую, не было проблемой. Но ехать не хотелось. В Казахстан нужно отправляться, когда ты уже постарше. Да, можно было выиграть в финансах. Но уехать оттуда в Европу сложнее, чем из того же “Динамо”. Это имя на Западе на слуху. Так что вариант с Казахстаном не рассматривали. Искали более рейтинговые чемпионаты.

— И куда могли перебраться?
— В Грецию. Хороший клуб. Но там очень рано возобновился сезон — уже 7 января матчи в Кубке. И поэтому мне требовалось определиться насчет переезда до Нового года. А к этому готов не был — рассчитывал на другие варианты. Кстати, когда стал свободным агентом, такая информация появилась на каком-то сайте. Мне как начали писать в мессенджерах агенты! И итальянцы, и китайцы, и сербы. Даже в Индонезию звали. Всех перенаправлял к моему агенту Евгению Гайдуку. Раньше со мной такого не случалось. Потому что был игроком моложе двадцати трех лет, и за меня требовалось платить компенсацию.

— А статус сборника помогает в трудоустройстве за рубежом?
— Надеюсь. Но хотелось бы помогать команде больше. Я же играю редко, да и то если только на замену выхожу. Причем даже не в официальных матчах — разве что в спаррингах. Скажем, шесть минут в Уэльсе в сентябре. Так было и при Игоре Криушенко — так и сейчас, когда команду принял Михаил Мархель. Впрочем, его понимаю. Скоро у сборной будет такой шанс пробиться на чемпионат Европы. Здесь уж не до экспериментов.

— Вы встречаетесь с падчерицей Александра Глеба. С ним официально еще не породнились?
— Пока нет.

— Будущему тестю, пожалуй, есть что посоветовать вам в части отъезда за рубеж.
— Он, конечно, говорит, что надо ехать. Что, разумеется, за границей лучше. Что это шанс заявить о себе еще больше. Но вместе с тем предупреждает, что там все будет зависеть только от меня. Что придется грызть землю, пахать и доказывать, на что ты способен. В целом Саша за мой отъезд. Как когда-то сделал это сам, отправившись в “Штутгарт”. Ну а что было дальше, все знают.

— Вы с ним на ты или на вы?
— На ты.

— Постоянные вопросы о Глебе не надоели?
— Отношусь к этому спокойно. Чего нервничать? Просто вопросы есть разные, и реагирую на них соответственно. Иногда человеку по-настоящему интересно что-то узнать. Тогда все нормально. А случаются вопросы с какой-то издевкой. Такие стараюсь вообще пропускать мимо ушей и на таких людей не обращать внимания. Лучший и правильный ответ — их игнорировать. Вот если на все это обижаться, то, наверное, было бы трудно.

— У Глеба в тридцать восемь лет мастерства сейчас намного больше, чем у вас?
— Думаю, у Саши его намного больше, чем у многих футболистов в чемпионате Беларуси. Если не у всех. Но понятие мастерства, мне кажется, немного абстрактное. Разные стили, разные игроки. Понятно, что в части техники он лучше меня. Потому что он Саша. И потому что выступал в “Арсенале” и “Барселоне”. А физически, наверное, я готов лучше. Могу в обороне помочь, в отборе мяча. А Саше дай мяч, и он обязательно придумает какой-нибудь момент. Мы просто разные футболисты. Виталий Жуковский в прошлом году хорошо встроил его в игру “Ислочи”. А за полгода в БАТЭ сделать это не смогли. Наверное, просто не хотели.

— С вашим приходом в “Динамо” все ясно. А почему покинули “Торпедо”-БелАЗ?
— Я там два года провел. Захотелось что-то поменять, получить новый вызов в карьере. Чтобы продолжать расти и доказывать, на что способен. Плюс, надеюсь, удастся в еврокубках сыграть. Все-таки благодаря четвертому месту в чемпионате у “Динамо” на это шансов больше, чем у Жодино. Даже несмотря на то что “Торпедо” тоже продолжает выступать в Кубке.

— Юрий Пунтус очень хотел оставить вас в команде. Сильно уговаривал?
— С ним работалось комфортно. Сразу же ощутил поддержку главного тренера. Он в меня верил. Говорил, что я — его игрок. Когда за полтора месяца до конца сезона узнал, что у меня вскоре заканчивается контракт, предлагал остаться. Благодарен ему за это. И за то, что дал мне играть в оставшейся части чемпионата. Но, повторюсь, хотелось уехать. И когда подвернулся вариант с “Динамо”, я сделал свой выбор.

— Когда поняли, что пора покидать “Торпедо”-БелАЗ?
— В минувшем году играл не так часто, как в 2018-м. Тогда у меня получился хороший сезон. У Олега Кубарева выходил на поле постоянно. И статистика толковая была — 6+5. Затем пришел Вадим Скрипченко. Он знал, что у меня есть предложения и хочу уйти. И сказал: “Ты лидер команды. Я на тебя рассчитываю. Будешь играть. Помогу, все будет хорошо”. А получилось все с точностью до наоборот.

— Это к разговору о неудобной игре на фланге?
— Именно. Моя фирменная позиция в схеме команды попросту перестала существовать. А менять ее Скрипченко не собирался. Играли по расстановке 4-4-2. В опорной зоне — Хачатурян и Букорац. В нападении — Обрадович, Горбачик и Юсов. Остаются края. И это тоже одна из причин, по которой захотелось уйти из команды. С Кубаревым-то все было иначе. В 2018-м концовку сезона выдали хорошую — семь побед и три ничьих. Казалось, что в межсезонье точечно укомплектуемся, и...

— Помните первую реакцию на то, что Кубарев после того чемпионата покинул Жодино?
— Написали в вайбере, но сразу даже не поверил. А потом просто не понимал, как такое возможно. Ничего вроде бы не предвещало его ухода. Смешанные эмоции. Все-таки с Кубаревым работалось очень комфортно. Он нравится и как тренер, и как человек. Его видение игры совпадало с моим.

— У Криушенко и Кубарева в команде имелась традиция. Назавтра после игры на базе тренировка, баня и шашлык. У Скрипченко такого не было?
— Нет. Кстати, Кубарев практиковал такое даже после неудачных матчей. Он родом из Жодино, уже до этого возглавлял команду и знаком с местными традициями. А Скрипченко был новым человеком в клубе. Возможно, считал, что подобное не нужно. У каждого тренера разные взгляды и подходы.

— Со Скрипченко конфликтов у вас не было?
— Не думаю, что это пошло бы мне на пользу. Если бы начал спорить насчет того, что не выхожу на поле, то, наверное, даже на фланге не играл бы. И вообще, я человек не конфликтный. Тем более что со временем все же стал выходить на поле, пусть и на краю. Так к чему ругаться?

— Что ж не отняли ни очка у всех трех призеров?
— Это и говорит о классе команд, которые могут бороться за медали и которые всегда около пьедестала. В первой части сезона мы держались в таблице высоко — за счет того, что обыгрывали соперников, которых и должны были побеждать. Вроде бы медальный график набора очков. Но в конце чемпионата уступили двум аутсайдерам подряд — “Энергетику” и “Дняпру”. Хотя выигрывали 1:0 у первых до 73-й минуты, а у вторых вообще до 86-й. А добавьте команде условные шесть очков, и вот оно, четвертое место. Наверное, не хватило хладнокровия в матчах, в которых непременно нужно было побеждать.

— Как изменилась игра команды с приходом Пунтуса?
— Он проповедовал футбол с душой, что ли. “Стеночки”, “Барселона”. Юрий Иосифович даже на тренировке от этого светился: “Молодцы, ребятки, это нам и нужно!” В атаке нам позволялась импровизация. Делай что хочешь, лишь бы это приносило результат. У Скрипченко же в атаке все было строго. Он пришел в Жодино в межсезонье, строил новую команду. И, наверное, тогда ему нужно было, чтобы все четко знали, что делать на поле. Что касается схемы, то Пунтус ее изменил. Он насытил центр поля, и это больше способствовало комбинационной игре. Мы через середину и стали действовать. А у Скрипченко футбол был скорее вертикальный. Вверху большой форвард Обрадович, способный зацепиться за мяч и скинуть его Горбачику, который может убежать к воротам.

— Осенью в вашей биографии случилась не только смена тренера в Жодино, но и поездка в Германию в рядах сборной. Чем запомнилась?
— Антуражем вокруг матча. Играли в Менхенгладбахе. Там стадион новый, топ-уровня. Арена вместительная — уровень боления запредельный. За полтора часа до встречи зрителей на трибунах было уже столько, сколько не увидишь в чемпионате Беларуси. Во время игры, как всегда, заводили песни. А за пределами стадиона все крутилось вокруг сборной Германии. За полтора километра до него начали снимать с воздуха, как автобус хозяев едет через коридор из болельщиков. Как будто попал не на футбол, а на какое-то шоу. На Каннский фестиваль — все красивые, в костюмах. Уровень!

— Отчество Тадеушевич намекает на ваши польские корни.
— Они у меня по папиной линии. Отца зовут Тадеуш Альфонсович. Его родители жили в Гродненской области. А вообще, их деревня находится в ста метрах от границы с Литвой, которая пролегает сразу за небольшой речушкой. Когда в детстве приезжал к дедушке с бабушкой, запросто ездили на велосипедах до границы и обратно. Тогда эта зона охранялась не так, как сейчас. Можно было в речку зайти, окунуться. А теперь могут остановить и потребовать показать паспорт. Там коровы постоянно пасутся. И одна из стада как-то перебежала на чужую территорию. Ее тут же вернули, но всего через десять минут приехал литовский джип. И как только заметили? Так что теперь уже особо не искупаешься.



Комментарии (0)