2008-03-21 15:18:15
Интервью

Персона. Анатолий Боговик: большое начинается с малого

Персона. Анатолий Боговик: большое начинается с малого

Задумав это интервью еще в конце минувшего сезона, вспоминал, доводилось ли прежде столкнуться с объемными материалами об Анатолии БОГОВИКЕ — после ворошения подшивок “Прессбола” нашел только один, сделанный аксакалом Дмитрием Беленьким в уже далеком 1992 году. В итоге решил отбросить характерную привязку к юбилею (в октябре Анатолию Ивановичу исполнилось 60 лет), тем паче во время обострения борьбы клубов-фаворитов за медали национального чемпионата было не до обстоятельных бесед. Правда, и на втягивающем этапе межсезонья пересечься нам не пришлось — опытный тренер пожелал найти привязку к местности: “Давай ближе к марту, когда появится конкретика”. Ничего не оставалось, как начать разговор не только и не столько о “Шахтере” — с дел насущных.





ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”
Анатолий БОГОВИК. Родился 6.10.47 в Днепродзержинске. Полузащитник. Выступал за днепродзержинский “Прометей” (1965-66), житомирский “Автомобилист” (1967), киевское “Динамо” (1968-71), минское “Динамо” (1972-77), могилевский “Днепр” (1978). Обладатель золотых (1971) и серебряных (1969) медалей чемпионата СССР, чемпион Украины (1967). Мастер спорта СССР. Капитан минского “Динамо” (1975-76). В высшей лиге чемпионатов СССР — 143 матча, 10 голов. Игровая характеристика из справочника “Российский футбол за 100 лет”: “Работоспособный, напористый, хорошо видел поле, умел сделать своевременный длинный пас, владел сильным ударом со средней дистанции”. Тренерскую карьеру начал в школе минского “Динамо” в 1979 году и с небольшими перерывами работал с динамовским резервом до 2003 года. Являлся помощником главных тренеров клуба (1987-88, 1997), рулевым сборной Йемена (1985-86) и “Шамсана” из Адена (1986). С сентября 2003 года — ассистент Юрия Вергейчика в солигорском “Шахтере”.

Сиде
— После вторых сборов в Турции практически определились с составом. Радуют приглашенные в команду опытные Гаев и Стрипейкис, неплохо выглядит молодежь — Букаткин, Риос и Баланович. Отрадно видеть, как от последствий тяжелых травм избавляются Чалей и Клименко. А что получилось в целом и где срочно требуется устранить пробелы, показал первый кубковый матч с “Минском”.

— Так ли нужны выезды на турецкую землю по теплой зиме?
— Они просто обязательны! Где тренироваться? На синтетике, чтобы потом травмы замучили? Я против. Это если имеешь условия, тогда нет смысла летать, тратить деньги, которые можно использовать на другие нужды.

— А не лучше ли адаптироваться к нашим газонам в Польше?
— Ездили мы туда года три назад, грязь месили... В Турции комфортно и надежно. Хочешь достойно выступить в чемпионате, а не переть на начальном этапе и потом сдуться — готовься на хороших полях. Тогда и прогресс будет. Нужно играть, а не заниматься пустой беготней: ударил по мячу, и вперед, кто физически здоровее. Основа основ футбола — техника.

— Сравните уровень организации сборов теперь и в вашу бытность игроком...
— И сравнивать нельзя. Ездили на Черноморское побережье Кавказа: посуда железная, помыться и посушиться негде... Да и сборы длились не две недели — сидели по месяцу. Только в 1987 году, когда уже были там с “Динамо” Савостикова, что-то улучшилось.

— Людям вашего поколения часто свойственна тоска по СССР. Для вас это характерно?
— Нет. Может, чуточку в спорте: все-таки было много непосредственных контактов с разными школами и стилями.

— В вашей игроцкой судьбе один большой этап — динамовский...
— Вот где есть о чем сожалеть. Раньше это были “Динамо”, о которых прекрасно знали в Европе, уважали и ценили. А сейчас? Что у нас сохранили? Только название да букву “Д” на майках...

Киев

— Часто вспоминаются серебряный и золотой сезоны в киевском “Динамо”?
— Уже тогда это был профессиональный клуб с богатыми традициями, потому ничего удивительного в его успехах нет. К серебру нас привел Виктор Александрович Маслов, к золоту — Сан Саныч Севидов. Из партнеров взаимно уважительные отношения сложились со старшим товарищем — Йожефом Сабо. А в остальном больше общался с теми, кто помоложе: например, с Володькой Веремеевым.

— Блохин пришел позже?
— Да, причем жил со мной в одной комнате. Маленько воспитывали Олега. Парень оказался с непростым характером — амбициозный, порой невыдержанный. Мог и старшим нагрубить, а это воспринималось как чрезвычайное происшествие.

— Ваш наиболее памятный матч за киевлян?
— В июле 1971-го с ЦСКА в Москве, когда было закрытие Спартакиады народов СССР: даже Брежнев на игре присутствовал. Победили 1:0, а единственный гол я забил из центра поля со штрафного. Вообще же то золото далось тяжело — решающую встречу провели за три тура до конца чемпионата дома со львовскими “Карпатами”, одолев их 1:0 с превеликим трудом. После чего клуб в пятый раз стал чемпионом Союза.

— Как же после таких побед в составе украинского флагмана вы оказались в Минске?
— Возникли у меня нюансы с Севидовым. Которого, к слову, вскоре убрали из-за проигранного ереванскому “Арарату” финала Кубка СССР, где он сделал неправильные замены.

— Как в 1987 году Иван Иванович Савостиков в финале с “Динамо” киевским?
— Да. В концовке матча в Москве, проходившего при 75 тысячах зрителей, вместо Вити Сокола выпустил Юру Курненина, а Серегу Деркача заменил на Сашку Кистеня, земля ему пухом... Хотел сделать парням приятное, а получилось, что сгорел, о чем перед всеми и признался в расстроенных чувствах. На 90-й минуте Заваров сделал счет 3:3, и в итоге украинцы выиграли по пенальти. Обидно было до слез, хотя нас тогда сильно не корили — все, включая руководство, просто страшно переживали... А вот в Киеве с Севидовым обошлись жестко. Насколько знаю, сразу позвонили и сказали: “Можешь не приезжать”.

— Чего в то время с периферии — Днепропетровской области — стоило пробиться в “Динамо”?
— Играть надо было. За мной наблюдали еще в “Прометее”, но поворотным стал 1967 год, когда в житомирском “Автомобилисте” стал чемпионом Украины и получил звание мастера спорта СССР.

— Днепродзержинск известен футбольному миру тем, что в небе над ним в 1979 году потерпел катастрофу самолет с ташкентским “Пахтакором”, летевший на игру в Минск...
— Знал ребят из того состава — Федорова, Ана, Загуменных... Конечно, все тяжело перенесли трагедию, испытали шок. Помимо человеческого горя, произошло и футбольное — мы потеряли очень приличную команду... Но не стоит только с этим ужасным фактом отождествлять мой город. Скажем, интересующимся биографией советских вождей будет интересно узнать, что отсюда родом Леонид Брежнев. Первый секретарь Компартии Украины Владимир Щербицкий тоже из этих мест и долго работал в Днепродзержинске.

Минск

— Что увидели в “Динамо”?
— Команду тренировал Иван Иванович Мозер, который меня и позвал. Неплохой дядька, но уж чересчур хотел выполнять всякие планы, часы и беготню. И это — при Сахарове, Васильеве, Словаке, Гирко, Курневе, Малофееве! Впрочем, в Минске все только начиналось, и равнять его с Киевом было бессмысленно: там шесть футболистов выступали за сборную Союза...

— Как адаптировались к перепаду высот?
— Нормально: игра есть игра. А уж в бытовом плане попал в коммунизм, каким его тогда расписывали: чистота, порядок, везде всего хватает. Чувствовалось, что республикой руководит умный человек — не зря в Беларуси, и не только, о Петре Мироновиче Машерове всегда были высокие мнения. А к футболу он относился ревностно, ходил даже на матчи дублеров. Соответственно его окружение — Аксенов, Мицкевич, Жабицкий, Ливенцев, Сазанович — проявляло отеческую заботу о команде: житейские вопросы решались на удивление легко. Согласись, при таком внимании трудно не остаться. Да и сын здесь как раз в 1972 году родился, жена учительница пошла в девятнадцатую школу, откуда только сейчас ушла на пенсию.

Прокопенко

— Вспомните о капитанстве в минском “Динамо”...
— С удовольствием. Такую честь получил не за красивые глаза или по решению тренера, а в результате общего голосования партнеров. Об ответственности же на этой должности скажет любой, кто и сейчас капитанит. Правда, случился неприятный момент. В 1977 году вместо Горянского пришел Базилевич и капитана переизбрали. Голоса подсчитали “справедливо”: ребята выбрали меня, а повязку отдали другому...

— Что еще скажете о Горянском?
— Евгений Иванович начал создавать всем известную команду. Взял Швецова, Шавейко, Мирон- чика, Василевского, Боровского, Курбыко... Не боялся ставить молодых, и постепенно это принесло плоды: в золотом 1982-м у троих последних и возраст был золотой — где-то по 26 лет.

— Правда, что с приходом в “Динамо” Александра Прокопенко вы взяли его под опеку?
— Да. Пришел парень, который заиграет, — это угадывалось сразу. Максимально сдерживал его от неразумных поступков. На выездах всегда вместе — как-то он прикипел ко мне, что ли? А когда я ушел... Понимаешь, сегодня набиться тебе в друзья могут многие, а завтра они окажутся никем. Сашка словно не видел этого. Не хочется вспоминать, но когда в его жизни произошла трагедия, все отвернулись. А сам Прокоп начал и меня избегать. Боялся встречаться — видимо, стеснялся...

— Почему последний игровой сезон вы провели в Могилеве?
— Просили поиграть, да и сам еще не хотел вешать бутсы на гвоздь. Поездил на автобусе по России, посмотрел, как люди жили, и еще больше утвердился в мысли остаться в Беларуси. Такие видел города, аж страшно! Типа запущенной Кинешмы...

Тренерство

— Что повлияло на ваше решение работать с детьми?
— Тянуло к этому делу. Допустим, пришел к тебе пацан, который ничего толком из себя не представляет. А потом наблюдаешь, как он растет, видишь плоды собственного труда. Немаловажно, что мне повезло с первыми тренерами — Иваном Ерохиным и Борисом Ульяновым.

— Справочник “Российский футбол за 100 лет” выделяет из ваших воспитанников двоих — Яхимовича и Вергейчика.
— Эрик сразу подавал большие надежды. С хорошим ударом, классно исполнял штрафные. Чувствовалось, что у парня будет и фактура, и перспектива. Юра же пришел худеньким и маленьким, а потом как вымахал за лето сантиметров на пятнадцать! Этот тоже рос старательным и талантливым — в основном брал финтами. Я сказал, что и из него выйдет толк. Кстати, теперь в штабе “Шахтера” трудятся еще два моих воспитанника: Дмитрий Башкевич и Сергей Мирошкин. Тоже не кукурузу охраняли. Остальные — кто где. Скажем, Серега Кашкан до сих пор в динамовской школе.

— Вы работали в структуре “Динамо” долго, но в середине 80-х оказались на посту главного тренера национальной сборной Йемена. Откуда такая экзотика?
— Да какая экзотика! Вызвал Сазанович в Спорткомитет и послал. Туда, где о футболе говорить нечего. Увидел нищую страну и голодных людей — из нормальных впечатлений осталось только море.

— После этой командировки вы вернулись в “Динамо” Савостикова. Как стали одним из тренеров основы в 90-х?
— Сначала в помощники взял Иван Щекин. А потом, после известного инцидента, уже работал с Анатолием Байдачным.

— Простите, какого инцидента?
— Играли в полуфинале Кубка Беларуси с “Динамо-93” на минском “Тракторе”. И, как говорится, “страна сказала: надо.” Надо значит надо: 2:4, и все дела. После чего Иван Григорьевич написал заявление об уходе. Я тоже хотел последовать его примеру, но Щекин отговорил.

— Сейчас проблема договорных матчей у нас существует?
— О ней больше говорят на пустом месте. Ну, есть люди, которые это любят. Но тот, кто заинтересован в росте футбола, всегда будет играть честно.

— Что думаете насчет такой истории на уровне сборной?
— Очень серьезный вопрос, отвечать на который нужно, имея стопроцентную уверенность в каждом слове. А я не хочу заниматься домыслами. Допустим, был бы в команде игроком или тренером, что-то знал — тогда другое дело.

— Кстати, в Беларуси вы никогда не работали главным тренером. Неужто не предлагали?
— Звали как-то давно Речица и Жодино. Но я отказывался. Углубляться в причины не хочу — они были нефутбольными. А сожалений на этот счет нет.

Солигорск

— Все же вы сменили столицу на провинцию. Как родилось такое решение?
— Вскоре после того как Вергейчик принял “Шахтер”, он позвонил и предложил встретиться. Я работал в Минске с ребятами 1990 года рождения, и потому вначале отказался. Но позже, поразмыслив, дал согласие, о чем ни разу не пожалел.

— Стоит признать, у вас неординарная связка. Каково быть помощником ученика?
— А что здесь такого? Вергейчик нормальный тренер, не стоит на месте, постоянно развивается. Болеет не только за результат, но и за то, чтобы команда игрой доставляла удовольствие зрителям. Это мне по душе. Приятно, когда ученик перерос учителя.

— Впечатления от Солигорска?
— Нормальный зеленый городишко. Радует, что в работе с детьми все потихоньку меняется в лучшую сторону. А с основой когда там осмотреться? Потренировался, отыграл, на выезд, опять отыграл...

— Единственный весомый минус “Шахтера” кроется в отсутствии должной инфраструктуры?
— Да. Пытаемся профилакторий “Жемчужина” заполучить под клубную базу. Как скоро? Сейчас этим вопросом активно занимаются. Место там чудесное, живописное. Реконструируй, построй футбольные поля — и можно не только прекрасно работать с главной командой, но и растить новое поколение.

— А как вам новый облик стадиона “Строитель”?
— Надо строить, как в Гомеле. А у нас сделали одну трибуну, и все. При достатке места внутри нее в раздевалках не развернуться, дышать нечем. Понятно, что вопрос в том, с чем сравнивать. Но если уж начал — делай на 10-15 тысяч мест, кольцуй. Разве в Гомеле или Гродно для этого понадобилось нечто сверхъестественное? В Витебске хоть одна трибуна, но не напротив солнца. А у нас народ сидит и глаза слепит.

— Но ведь есть большущий козырек, который должен спасать от солнечных лучей...
— Верхние ряды. А внизу он практически бесполезен. Думаю, потому на играх порой собирается очень средненькое количество зрителей. Болельщики должны смотреть футбол в комфортных условиях. Тогда их придет больше, а у игроков при аншлаге всегда появляются дополнительные силы. Все хотят не только результата, но и красивой игры. Так сделайте все красиво вокруг нее!

Текучка

— Суверенный футбол развивается на ваших глазах. Куда мы движемся?
— Со мной можно спорить, но прошлый чемпионат получился. Не зря же столько молодых ребят забрали в приличные клубы европейского уровня. Да и национальная сборная в целом выступила неплохо. О “молодежке” и не говорю. Думаю, наш футбол постепенно растет. Как ни крутись, сразу ничего не произойдет. Требуется структура, и начинать необходимо с низов. Правда, в то же время не знаю, что там химичат насчет двенадцати команд. Это полная ерунда. Ни на Украине, ни в России никто не чудит, а у нас — пять выходят, одна входит... Мяч какой-то единый придумали, невзирая на мнения многих клубов. А о еврокубках, где будут другие мячи, они при этом думали?

— Поспорю насчет России и Украины. Там гораздо больше возможностей — в плане денег, инфраструктуры, наконец, банальных людских ресурсов.
— Хочу сказать одно: если мы каждый год начнем что-то выдумывать с количеством команд, схемами проведения и мячами — у нас вообще не будет футбола.

— Однако пополнившие элиту “Савит”, “Гранит” и “Локомотив” ее не усилят...
— Тогда другой вопрос: куда смотрела федерация, когда принимала решение о шестнадцати?

— Но ведь за расширение высшей лиги подписалось подавляющее большинство клубов, в том числе и “Шахтер”!
— У нас подписать можно что угодно. Хоть за тридцать — решение все равно принимает БФФ.

— Любопытно, что ваше мнение отличается от позиции Вергейчика, который еще в послесезонном интервью говорил о необходимости сокращения лиги именно до двенадцати команд.
— Здесь ты немного ошибаешься.

— Как?!
— Это надо было делать раньше, при четырнадцати. И делать смело. Теперь же “Шахтер” за поэтапную схему: 16 — 14 — 12. Неужели год не потерпим? Представляешь, какой психологический груз может придавить в этом сезоне как минимум половину команд, их игроков, тренеров, руководство? В такой ситуации вы хотите увидеть футбол? Да не будет его! Мясорубка и сплошные нервы: почему нас трогают, а тех — нет?

— Намек на судейский фактор?
— И на это — тоже. К слову, давно хотел пожелать судьям ставить себя на место тренеров. Вот ты, к примеру, явно сильнее соперника по игре, а один свисток — и все планы могут быть закопаны. Вместе с тренером. Надо уважать не только свой труд, а и чужой. Я же не скажу футболисту, который играет хорошо: “Что ты делаешь? Давай плохо!” Так и здесь. Вот мы с тобой беседуем нормально, не ругаемся. Так неужели я буду материться, если судят нормально?

— На эмоциях всякое случается...
— На эмоциях буду кричать на своих игроков, а не на арбитра. Умеют же некоторые у нас судить, и хорошо. Но, видно, бывают у них какие-то свои дела. Почти все с этим борются, но мафия бессмертна.

— Как относитесь к идее перевода судейства на профессиональные рельсы?
— У нас-то профессионалов человека четыре. Шмолик, Кульбаков... Да и тот два раза горел на наших играх с МТЗ-РИПО и БАТЭ. Умный парень, а занимался ерундой... Я человек опытный, прожил долгую жизнь в футболе и вижу, когда на ошибки влияет человеческий фактор, а когда предвзятость. Вот Шмолик может судить здорово, потому и в рейтинге котируется. Ну, еще несколько туда-сюда. А остальные — слабый любительский уровень.

Сборная

— Ваше мнение о реформах в главной команде страны?
— Все нормально. Правильно, что в состав активно вводится молодежь. Не могут одни и те же играть по десять лет.

— Выходит, спорить с Берндом Штанге по поводу отказа от услуг Штанюка и Гуренко не собираетесь?
— Нет. Думаю, ребята понимают, что они уже отыграли свое за сборную. Да и какие-то внутренние нелады были в ней раньше. А сейчас у молодых сложится нормальный коллектив — делить им пока нечего.

— Как вы поначалу отнеслись к приглашению иностранца?
— Надо было кого-то позвать, чтобы он успокоил брожения. С немцем так не поговоришь, как с нашим, верно? Считаю, Штанге и Ирмшер не временщики — они пришли работать серьезно.

— Однако пока в нашей сборной один игрок европейского уровня — Александр Глеб.
— Со временем все изменится — ребята подтянутся, станут играть не хуже. В команде должны быть четыре-пять лидеров, которые ведут за собой на поле и являются единомышленниками с тренером. Тогда можно ждать результатов.

— В Глеба выпущено много критических стрел: мол, он не играет за сборную, как за клуб...
— С этим согласен. А о причинах надо у него спрашивать. Были матчи, в которых если и терял мяч, то летел назад, как ракета. А случалось, потеряет — и смотрит. Или чуть устал, а перебороть себя не хочет. Народ не обманешь — Англию сейчас показывают.

— Как насчет мнения, что многое зависит от партнеров?
— Никак. Если ты лидер, на тебя должны равняться все, а не ты на них. Покажи пример желанием и стремлением, а в раздевалке отрежь: “Я один буду корячиться?” И никто не возразит! Рассказывать же сказки — типа я в “Арсенале”, а вы вон где — любой может.

— Вместе с тем за последние годы Глеб безальтернативно лучший футболист Беларуси.
— Я не отрицаю. Но, повторюсь, талант должен проявляться и в сборной. Постоянно.

Желаемое

— Чем игроки нынешней формации отличаются от вашей?
— Они смелее и рациональнее во всем. Что не хорошо и не плохо, просто жизнь такая. Это не спорт ради здоровья, а здоровье ради спорта. Многим кажется, что у нас чуть ли не любительство. На самом деле нагрузки приличные, скорости возросли, конкуренция довольно неплохая. Правда, есть и серьезная болезнь. Вот жодинское “Торпедо” хорошо провело минувший сезон, а теперь без стадиона. У нас всегда так: только начали подниматься — того нет, другого... Качественный скачок возможен лишь тогда, когда будут созданы нормальные базы в широком смысле слова. И не придется спорить о количестве команд в высшей лиге. Есть условия — играй, нет — вылетай. Пример из жизни: придет рабочий на завод и начнет смену без станка, с напильником. Пока он выточит одну деталь, другой сделает сто...

— Что и в какую сторону меняется в детском футболе?
— Существенных сдвигов не вижу. Нет условий для детей, материальный фактор для тренеров слаб. Молодые не идут работать с ребятишками. Возьмите динамовскую школу — на мой взгляд, лучшую в стране. Всем тренерам, кроме Кашкана и Леши Кузнецова, уже за полтинник. А СДЮШОР-5?
Раньше, когда была серьезная постановка дела, там работали Мустыгин, Зарембо, Базарнов! А в динамовской — Глембоцкий, Егоров, Малофеев, Савостиков, Арзамасцев, Погальников, Кузнецов! Школы процветали, наблюдалась здоровая конкуренция. Тогда и вырастали Алейниковы и Зыгмантовичи, и поля были. А сейчас? Если есть, так дети на них пылью дышат.
Ответ же на вопрос о взаимосвязи детского футбола со взрослым лежит на поверхности. Стали минские динамовцы чемпионами СССР — такой наплыв пошел в школы, не отбиться! Теперь же, если родители видят, что их ребенок попадет в комфортные условия, отдадут без проблем. В противном случае крепко подумают. Или сразу откажутся его гробить.

Действительное

— Следите за украинским футболом?
— Конечно. И за российским тоже. Вот недавно общался на сборах с игравшим в минском “Динамо” Колей Павловым, который возглавляет полтавскую “Ворсклу”... Смотрим, анализируем. В прошлом году соперничали в Кубке Интертото с одесским “Черноморцем”, но ничего не попишешь — он очевидно сильнее. А нам до них еще далеко. В России федерация помогает клубам строить поля, а почему наша не может хотя бы динамовской школе постелить нормальный ковер? Что, денег нет? Да есть... Так они стелют какие-то клочки, где не надо. Школа каждый год дает толковых ребят для сборных младших возрастов, только у нас в “Шахтере” сейчас шесть ее молодых выпускников! А будь нормальные условия, оттуда выходило бы гораздо больше игроков. Давно подсчитано: лучше воспитать своего, чем купить пятерых со стороны. В Голландии или Бельгии, если хоть одного паренька вывели на уровень, такие довольные ходят! И правильно: не надо платить десять миллионов — он обошелся в десять тысяч.

— Но ведь даже в российском баскетболе не нашли доморощенного плеймейкера и натурализовали Роберта Холдена...
— При шальных деньгах можно подписывать кого угодно. Нам этого не надо. Взяли в баскетбольный “Минск” двух темнокожих легионеров, а для чего? Чтобы белорусы быстрее усваивали английский?

— Вернемся к Украине. “Жовто-блакитные” выступали на чемпионате мира, а мы когда?
— Из этой группы выйти мало реально. Пусть радуют болельщиков, что уже будет приятно. Если даже не попадут в финальную часть, но покажут достойную игру, никто плохого слова не скажет.

— Зачастую мечта наших футболистов — участие в топ-турнире. Какова главная успешная веха вашей жизни, и что не сложилось?
— Удалось все. Семья нормальная, в спорте кое-чего достиг, в тренерстве тоже. Чего бы хотелось еще? Выиграть с “Шахтером” Лигу чемпионов. Но я реалист — выше головы не прыгнешь. Конечно, случались в жизни и неприятности, но о них не буду говорить. Хорошее всегда надо помнить, плохое же забывать — чем быстрее, тем лучше. И думать о настоящем. А оно для меня таково: Солигорску исполняется пятьдесят лет, и его жителям надо подарить праздник.






Комментарии (0)