2006-12-28 17:19:28
Легионеры

Николай Рындюк: если бы молодость знала

Николай Рындюк: если бы молодость знала

Частую смену клубной прописки Николаем РЫНДЮКОМ предопределили травмы и финансовая несостоятельность его работодателей. Хотя бывший нападающий сборной Беларуси завоевал репутацию пилигрима еще и из-за собственных неусидчивости и строптивого характера. Недавно он вернулся из Китая под знамена БАТЭ, с которого начиналась его пестрая карьера. Пока просто для поддержания спортивной формы. Но форвард полон решимости со временем завершить свой игровой путь под началом так много давшего ему Анатолия Капского.





— Николай, где начнете новый сезон?
— Вполне вероятно, что это снова будет Китай, где за три года себя зарекомендовал и где меня уже неплохо знают. Но там контракт предлагают ближе к началу сезона — это обычное для Поднебесной явление. Конечно, до конца января или середины февраля может случиться все что угодно, и поэтому физически нужно быть готовым к любому развитию событий. Но не все зависит от меня. Есть еще и менеджер, который занимается моим трудоустройством. А китайцы хотят, чтобы и футболист был хороший да результативный, и чтобы денег ему платить немного.

— Ваша тяжба с “Наньцзын Йойо” еще не завершилась?
— Эти проблемы пока не решены. За полгода мне прилично задолжали по зарплате. Менеджер обещает, что вопрос будет улажен до конца января. Ведь с середины месяца начинается заявка на будущий сезон с регистрацией новых иностранцев. Но если у команды имеются задолженности, местные футбольные власти не разрешают заявлять на турнир других легионеров. И чем ближе момент истины, тем решительнее становятся китайцы. Когда обстоятельства прижимают к стенке, им ничего не остается, кроме как позвонить и сказать: “Приезжай за деньгами”.

— Но поначалу ведь не было явных признаков финансового неблагополучия?
— Так случается. Иногда клубы ставят перед собой серьезные задачи и тратят на это солидные деньги. Однако если по ходу сезона возникают проблемы с финансами, клубный шеф чаще всего остывает к футболу. Где и когда это произойдет, угадать невозможно. Тем не менее пришлось очень жестко поговорить с менеджером. Я высказал ему претензии, и тот обещал исправиться. Если мое трудоустройство будет связано с Китаем, то стану выбирать из нескольких вариантов. Главное — не подписать контракт с очередным нечистоплотным представителем местного чемпионата. Такого, как “Наньцзын”, раньше не встречал. Все, кому не лень, обманывают, ни от кого не добиться правды, одним словом катастрофа.

— Когда вы отправились открывать для себя Поднебесную, казалось, что это ненадолго. Однако на Дальнем Востоке остались почти на три года.
— Я тоже не рассчитывал, что все будет именно так. Четыре года назад расстался с “Рубином” и начались серьезные проблемы с пятками. Было больно ступать. Врачи и те не могли по этому поводу сказать ничего определенного. Поэтому, когда россияне зимой приглашали на смотрины на южные сборы, трудно было проявить свои лучшие качества на жестком покрытии. Думал даже вешать бутсы на гвоздь — не потому, что не было желания выходить на поле, а потому, что не мог этого делать. Каждое утро просыпался и минут 15 разрабатывал пятки. Чтобы поправить здоровье, пришлось вернуться домой. Но нет худа без добра. Анатолий Николаевич Байдачный и Юрий Александрович Чиж отправили меня к хорошо известному доктору Пфайферу. Прошел трехнедельный курс лечения. Честно говоря, сам не ожидал, что улучшение наступит так быстро. Захотелось снова выйти на какой-то уровень. Но чемпионат России — особая каста. Если выпал из этой системы, то вернуться обратно уже довольно тяжело. Единственным вариантом трудоустройства оставался Китай.

— Но БАТЭ — постоянный участник еврокубков. Это гораздо более удобный и простой способ засветиться перед западными работодателями.
— Такой вариант хорош для молодых игроков. Кроме того, я знаю свой уровень, свою норму. Видимо, для кого-то судьба — это английский “Арсенал”, для кого-то — чемпионат Беларуси, а для меня, выходит, Китай. Это хоть какая-то стабильность. По сравнению с БАТЭ там абсолютно другой уровень зарплат. Я обзавелся семьей, и нужно думать, как жить дальше, ведь скоро стукнет 29 лет.

— Говорят, чемпионат Китая славится упором на “физику” и своеобразными отношениями между тренером и футболистами...
— Раньше известные игроки ехали туда за год-два заработать денег на “пенсию” и вернуться домой. Сейчас ставка делается еще и на иностранных тренеров, которые делятся опытом с местными специалистами. Работа над “физикой”, постоянные кроссы раньше действительно были основой основ. Но наставники уходят от этого примитива и учат футболистов думать на поле. Нынче просто так никого уже не обыграть. Между тем весь учебно-тренировочный процесс подчинен строгой дисциплине. Игроки строем ходят за наставником, слово которого — закон. Они постоянно живут на базе и лишь после игры получают один выходной, когда можно делать все что заблагорассудится. И женат ты или нет — тренера не волнует. Все это очень напоминает армию.

— Год назад вы стали лучшим снайпером второго китайского дивизиона. Была ли такая острая необходимость менять обстановку?
— 2005 год сложился для меня, безусловно, удачно. Помню, я сломал палец на руке и вынужден был сделать операцию, из-за чего пропустил начало чемпионата, однако наставник все равно на меня рассчитывал. Уже потом, когда встречался на поле с бывшими одноклубниками, они спрашивали, почему покинул “Гуанчжоу”, болельщики которого до сих пор меня помнят. Я не смог толком объяснить свое решение. Ситуация складывалась так, что чемпионат начинался 25 марта, и всего за 10 дней до этого “Гуанчжоу” взял под опеку другой босс, который привел на тренерский мостик нового специалиста. Но ведь это трудно было прогнозировать. Поэтому ждать до 15 марта не имело смысла. Везде национальные чемпионаты если и не начались, то был уже сформирован основной состав на сезон, и попробуй тогда трудоустройся.

— Будь у вас возможность вернуть время вспять, что бы вы сделали иначе?
— Во-первых, не уехал бы так рано за рубеж. Ведь когда подписал контракт с московским “Локомотивом”, мне исполнилось всего 20. Нужно было остаться дома еще как минимум на сезон. Во-вторых, не стал бы судиться и ругаться с турецким “Газиантепспором”. Но тогда был молодой, горячий, и ждать чего-то совсем не хотелось. Не хватало самообладания, хотя следовало, как это сделал Максим Ромащенко, просто запастись терпением. В-третьих, когда возник вариант с “Рубином”, главный тренер казанцев Курбан Бекиевич Бердыев положил передо мной контракт, который оставалось только скрепить подписью. Мне предлагали долгосрочное соглашение. С моей же стороны были выдвинуты другие условия: контракт на полгода с последующим продлением. Думалось, что я такой вот хороший футболист. Короче, ударили по рукам. Однако прошло заветных полгода, Бердыев обратил внимание на игроков из Южной Америки, и “Рубин” купил Рони, Калисто, Домингеса... Это, пожалуй, три моих основных просчета. Но что было, того уже не вернуть.

— Как думаете, почему Китай ездил на чемпионат мира, а Беларусь нет?
— Когда проводили отборочный цикл под руководством Эдуарда Васильевича Малофеева, были близки к цели как никогда. Правда, получи мы шанс сыграть стыковые встречи, пришлось бы сражаться с немцами — будущими серебряными призерами чемпионата мира. Думаю, со временем мы обязательно попадем на топ-турнир, но очень многое зависит от экономики. Кроме того, Штанюк, Кульчий, Гуренко застали еще союзный чемпионат, а их время уходит. Сейчас, конечно, не завидую Юрию Иосифовичу Пунтусу. Смена поколений всегда сопровождается столкновением интересов, поэтому кому-то и не нравится, что Глеб едет на матч на машине...






Комментарии (0)