2004-12-03 09:31:19
Легионеры

Николай Рындюк: китайская грамота

Николай Рындюк: китайская грамота

Китайская Народная Республика перестает быть непаханой целиной для футбольного братства Беларуси. По данным всезнающей статистики, восточной экзотики вкусили уже девять наших соотечественников. Трое из них составили белорусскую диаспору в Поднебесной в нынешнем году — это Александр Хацкевич, Сергей Демидчик и Николай РЫНДЮК. В пестрой биографии экс-нападающего БАТЭ Китай стал четвертой страной, а клуб второго дивизиона “Чжухай Чжонбон” — восьмой командой. И не последней. Срок трехмесячной аренды вышел, и пилигрим вернулся в Минск. В его ближайшем будущем поиски нового места работы, а в недавнем прошлом — беседа с корреспондентом “ПБ”.




— Путь домой был долгим?


— Очень. Из Чжухая — в Пекин, из Пекина — в Москву, из Москвы — в Минск. Очень утомительно. Устал.


— Дорогой хорошо размышлять о прожитом. Каким был год 2004-й для футболиста Николая Рындюка?


— Неоднозначным. В чем-то хорошим, в чем-то неудачным.


— Давайте с плохого...


— Начиналось все как раз многообещающе. Ударно отработал межсезонье в БАТЭ, тренировался, играл, забивал. Но едва стартовал сезон, как случилась неприятность: в кубковом матче с “Гомелем” сломал руку. Долго ходил в гипсе, лечился, восстанавливался. Набранные зимой кондиции, естественно, растерял. И когда здоровье пришло в норму, игра совершенно расклеилась. Не футбол, а одни мучения.


— Вариант передислокации в Поднебесную возник в августе?


— Его мне предложило руководство БАТЭ. Вместе приняли решение.


— Предстояло отправиться за тридевять земель, в специфическую страну. Свою первую реакцию на такую перспективу помните?


— Спросил, какая зарплата, и все. Не скрою, предложение принял исключительно из финансовых соображний. Не секрет, что даже во втором китайском дивизионе заработки футболистов значительно выше, чем в первом белорусском. А мне ведь не 20 лет. Клубу мой уход также был экономически выгоден. В итоге оформили арендный договор. Краткосрочный — на три месяца. Отыграл в команде “Чжухай Чжонбон” второй круг китайского чемпионата. И, честно скажу, собой доволен. Сегодня понимаю: поступил правильно. Потихоньку вернулось все, что растерялось во время лечения перелома: уверенность, кондиции. Набрал приличную форму. Игра приносила удовольствие. При этом уровень турнира не ниже белорусской высшей лиги. Если что и напрягало, то это жара. На прошлой неделе, когда в Минске уже установилась морозная погода и вовсю шел снег, на юге Китая термометр показывал плюс 25.


— В тринадцати матчах за “Чжухай” вы забили пять мячей и отдали шесть результативных передач. Неплохие показатели для новичка...


— При этом я играл не в атаке. Тренер определил мне место “под нападающими”. В новой роли чувствовал себя прекрасно. Дирижировать игрой партнеров нравилось и, главное, удавалось. А пять голов для плеймейкера, согласитесь, хороший результат. Я почти всегда выходил в основе, был лидером команды. Если и случалось начинать матч на скамейке, то лишь из-за избытка в команде иностранцев. В минувшем сезоне в Китае разрешалось наличие на поле одновременно двоих легионеров. А их у нас было сначала четверо, а потом трое. Тренер давал играть всем.


— Кто, кроме вас, входил в легион “Чжухай Чжонбон”?


— Три камерунца. Молодые ребята. Ровесники, каждому — 21 год. Не сказать, что выдающиеся игроки, но местных в мастерстве превосходят. Один из них даже в камерунскую “молодежку” вызывался. Поехал на какой-то турнир в Африку, да так и не вернулся. Двое оставшихся в стране давно. Им проще — по-китайски говорить умеют.


— Большое дело...


— Незнание языка вносило жуткий дискомфорт в мою китайскую жизнь. На поле — нет проблем. А вот в быту... Выкручивался, пытался изъясняться на английском. Но он у меня отнюдь не гарвардский, да и среди китайцев полиглоты редко попадаются. Русскоговорящих я не встречал. Звонил на родину, Саше Хацкевичу, с Сергеем Демидчиком беседовал, когда наши команды играли очный матч, с украинцем Сергеем Нагорняком, выступающим в одном из клубов первой лиги, — вот и весь круг общения. А так везде — одни китайцы. Они меня не понимают, я — их. Трудно. Даже таксисту ничего не объяснишь. Единственный выход: купить словарь и запастись терпением.


— И каковы ваши нынешние познания в китайском?


— За три месяца освоил лишь самое элементарное: кушать, спать, сколько стоит...


— С таким словарным запасом вы едва ли были внимательным слушателем установок на матч...


— Понимать требования штаба мне помогал играющий тренер команды. Звезда китайского футбола. Капитан сборной на чемпионате мира в Японии и Южной Корее. Он долгое время выступал в Европе, немного владеет английским и потому взял меня под свою опеку, оказывал необходимую помощь. А главный тренер “Чжухая” раньше, кстати, возглавлял женскую сборную Китая, которая пользуется авторитетом во всем мире. Грамотный специалист.


— Его вклад в успех клуба?


— Молодая интересная команда вышла в суперлигу. Это в том числе и тренерская заслуга. Однако, по правде говоря, нам часто везло. Как правило, выигрывали минимально — 2:1, 1:0, 4:3, 3:2... Не один победный мяч был забит на 80-х, а то и 90-х минутах.


— Китайский футбол специфичен?


— Судьи там слабые — вот и вся специфика. А игра похожа на европейскую. Тактика современная. В Китае много квалифицированных тренеров. К примеру, Валерий Непомнящий, специалисты с Украины. Немало легионеров из Европы. Национальная сборная — участник чемпионата мира 2002 года. Чем не показатель развития футбола в стране?


— Другие показатели?


— Футбол в Китае — однозначно вид спорта номер один. Есть все: популярность, большие деньги, реклама, пресса, телевидение. Чтобы узнать положение дел даже в первой лиге, достаточно включить нужный канал — обзоры, анонсы, интервью... Беларуси в этом плане до Китая очень далеко. Огромной популярностью пользуется азиатская Лига чемпионов — главный международный клубный турнир континента. И чемпионат в почете. На наших домашних матчах регулярно собиралось по десять тысяч болельщиков. Близость Олимпиады служит мощным толчком в развитии инфраструктуры. Стадионы растут как грибы. Не стадионы даже — гигантские многофункциональные сооружения. И не только в мегаполисах. Наличием в маленьком городе арены на 30-40 тысяч зрительских мест никого не удивишь.


— Что еще достопримечательного в современном Китае?


— Развитая страна. Очень впечатляют большие города — такие, как Пекин, Шанхай, Гуанчжоу. Красиво. А что касается футбола, то приятным открытием стала порядочность китайцев. Контракт — это святое. Каждый пункт выполняется с поразительной скрупулезностью. Строго и вовремя — день в день. Не то что в Турции, где каждый так и норовит тебя обмануть.


— Чжухай — тоже райское место?


— Молодой чистый город на берегу моря. В будущем году ему исполнится всего 60 лет. До Гонконга рукой подать. Жителей — миллион с гаком. Цивилизация. Это юг страны, который экономически более развит, чем север.


— Из всего вышесказанного следует, что условия жизни местных футболистов отличаются невиданным комфортом: лимузин, дом с видом на море, легкий на подъем слуга-китаец...


— Ничего этого у нас не было. Команда жила на окраине города, снимая этаж в одной из гостиниц. Вполне нормально. Удивило другое — жесткий распорядок дня. Ежедневно в 8.30, и ни минутой позже, все игроки собираются в гостиничном холле. Появляется тренер. Смотрит на часы, дает отмашку — завтрак. Организованной группой, чуть ли не строем, шагаем в ресторан. Позавтракав, расходимся, чтобы через некоторое время вновь собраться — тренировка. И так далее: обед, тренинг, собрание... Все расписано. Даже цвет формы на занятиях. Армейская дисциплина.


— Ее нарушение жестоко наказуемо? Или можно рассчитывать на последнее китайское предупреждение?


— Злостных прегрешений при мне не было. Так, мелочи. Проспит кто-нибудь, опоздает... Но и это нашего тренера злило.


— Столь суровые порядки не распространялись на выходные дни?


— Нет, конечно. Но выходных этих у меня было всего три. За три месяца. А я и не сильно нуждался в досуге — делать-то все равно нечего. Первое время вообще из гостиницы не вылазил. Семьи нет, друзей нет. Да и куда идти, если ничего не знаешь? Отшельничество продолжалось два месяца. Потом немного освоился, научился кое-что понимать по-китайски, стал ориентироваться в городе. А после того как решили задачу, и вовсе почувствовал себя свободно. Живо откликался на предложения ребят пойти куда-нибудь поужинать. Они любят покушать. Я старался от них не отставать. В результате крепко увлекся китайской кухней.


— И во сколько килограммов лишнего веса обошлось новое увлечение?


— Подобных проблем и близко не было. Пища там низкокалорийная. В основном морепродукты. Ну и рис, конечно.


— В Китае не останетесь?


— Шансов мало. Планируется, что со следующего сезона лимит на иностранцев в китайском футболе уменьшится. Новая легионерская квота — два игрока в заявке на сезон.


— Почему бы руководству не задуматься о продолжении сотрудничества с лидером команды?..


— Не все так просто. Перед тем как заключить договор с “Чжухаем”, я побывал в двух командах на просмотре. Везде тренеры говорили: мол, все хорошо, ты подходишь нам, однако босс считает иначе. Последнее слово в Китае всегда остается за президентом клуба. Он платит деньги, а значит, и музыку заказывает. Даже если тренер заинтересован в приобретении футболиста, трансфер может не состояться — начальство против. После выхода “Чжухая” в суперлигу глава клуба, как мне кажется, впал в эйфорию. Ему хочется пригласить в команду звезд международного уровня. И еще. Китайцы не спешат заключать контракты с новобранцами. Ждут до последнего — до самого старта сезона. Все надеются, что к ним приедут Марадоны. И очень часто контракты подписываются накануне первого тура. Сидеть до весны и ждать, что какой-нибудь добрый китайский дядя позовет в свою команду, у меня нет ни малейшего желания. Потому я решил вернуться в Минск и уже здесь планирую определиться с будущим.


— Вы свободный агент?


— Пока нет. Контракт с БАТЭ скоро закончится — 1 февраля.


— Намерены его продлить?


— Не возражаю. Я начинал в Борисове, эта команда мне родная. Но в БАТЭ сейчас наступил период перемен. Тренер ушел, некоторые ребята в раздумье. Какие планы у руководства, мне неизвестно. Пока никто из клуба не звонил. Все в отпуске. И я, значит, тоже в отпуске. Подождем, посмотрим. Если же продлить контракт не удастся, то, уверен, никаких заминок или финансовых сложностей при переходе в другую команду у меня не возникнет.


— За восемь лет в профессиональном спорте вы поиграли в восьми командах: БАТЭ, минском “Динамо”, московском и нижегородском “Локомотиве”, казанском “Рубине”, смоленском “Кристалле”, турецком “Газиантепспоре” и китайском “Чжухай Чжонбон”. Не многовато ли для 26-летнего футболиста?


— Многовато. Но на то есть причины. Главная из них — здоровье. Оно меня подвело в самый неподходящий момент. В 23 года — золотой возраст для прогресса — начались серьезные проблемы с пятками. Порой просыпался утром и думал не о предстоящем матче или тренировке, а о том, как встать с кровати. Боль была дикая. И, главное, никакого просвета — становилось все хуже и хуже. Лишь в прошлом году, оказавшись в минском “Динамо”, удалось поправить здоровье. Благодаря Юрию Чижу и Анатолию Байдачному попал в Германию на прием к известному спортивному доктору Пфайферу. Он провел углубленное обследование, назначил лечение, и, слава богу, отпустило. С тех пор чувствую себя отлично. Очень хочу играть. На хорошем уровне, в сильном чемпионате, в классной команде. Возраст у меня не пенсионный. И чтобы показать себя, выиграть что-либо значимое, время еще есть.


— Как насчет возвращения в сборную?


— Когда эта команда создавалась, я как раз восстанавливал здоровье. В обойму, понятно, не попал. И сегодня, честно говоря, себя в сборной не вижу. Но шансу был бы рад.





Комментарии (0)