2005-02-11 08:27:00
Легионеры

Александр Соколов: биться за выживание не хочу

Александр Соколов: биться за выживание не хочу

Пунктуальные люди не могут не вызвать расположения к себе. Они прекрасно знают цену собственному времени, поэтому никогда не крадут чужого. Для общения с корреспондентом “Пресс- бола” Александр СОКОЛОВ выделил из своего плотного межсезонного графика 60 минут. И на встречу в футбольный манеж на столичном проспекте Машерова, где спустя два с половиной часа должен был состояться финальный поединок “Кубка “Дариды”, форвард клуба из Минского района приехал без пяти условленных 15.00. Тогда казалось, что часовой беседы с футболистом хватит выше крыши. Однако “на флажке” разговора пришлось безнадежно сожалеть о невозможности овертайма в нашем интервью — даридовцы уже направлялись в раздевалку готовиться к матчу с БАТЭ…




Первое пришествие Соколова в белорусский футбол в неблизком уже 1998 году обернулось для облачившегося в форму новополоцкого “Нафтана-Девона” российского легионера сущим кошмаром. Может быть, самым страшным в жизни. Тот злополучный матч в Солигорске против местного “Шахтера”, выпавший аккурат на праздничное 9 Мая, был у Александра всего пятым в составе новополочан. И последним. А мог стать и последним в карьере — жуткий перелом двух берцовых костей со смещением тянул на травму, несовместимую с дальнейшими занятиями футболом. Он выкарабкался. А через шесть лет вернулся в Беларусь матерым голеадором.


ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Александр Соколов. Нападающий, полузащитник. Родился 4.11.75 в городе Суджа Курской области. Футболом начал заниматься в ДЮСШ г. Железногорска. Выступал за курский “Авангард” (Россия, Д3, Д2, 1995-96), смоленский ЦСК-ВВС “Кристалл” (Россия, Д2, 1997), новополоцкий “Нафтан-Девон” (1998), железногорский “Магнит” (Россия, КФК, 1999-2000), белгородский “Салют-Энергия” (Россия, Д3, 2001-2003), тульский “Арсенал” (Россия, Д3, 2003). С марта 2004 года — игрок “Дариды” из Минского района. В чемпионатах Беларуси провел 34 матча, забил 16 мячей, отдал 4 результативные передачи. Средний рейтинг по версии “ПБ” — 4,84. Закончил Смоленский государственный институт физической культуры. Женат, воспитывает сына.


Саша, по итогам минувшего сезона ты вошел в число лучших снайперов чемпионата Беларуси. Мало кто сомневался, что дефицитный результативный форвард не задержится в пока не хватавшей звезд с неба “Дариде”. Тем не менее клубную прописку ты так и не сменил. Неужели на бомбардира Соколова не было спроса?


— Был. Еще на экваторе чемпионата мной активно интересовались солигорский “Шахтер” и “Гомель”. И намерения этих клубов были очень серьезными. Но на финише первого круга я уже продлил контракт с “Даридой” еще на год. Впрочем, не на кабальных условиях. У меня существовала договоренность с клубным руководством: доигрываю сезон, а там, в случае перспективных вариантов продолжения карьеры, волен принимать любое решение. Причем никаких сепаратных, тихушных переговоров вести не собирался. Боссам клуба так и сказал: если мне поступят заманчивые предложения, вы узнаете об этом первыми. Но если на сегодня я являюсь игроком “Дариды”, значит, пока не вижу смысла пополнять трудовую книжку новой записью. Хотя интерес к моей персоне не пропал. В конце года были разговоры с “Торпедо”-СКА, БАТЭ. По ходу предсезонки названивают из России, Израиля, Казахстана. Но повторюсь: пока что-то менять не намерен.


— Видать, здорово ты прикипел к “минеральной” дружине. А ведь еще год назад это был совершенно иной коллектив. Напомни обстоятельства твоего появления в нем.


— Год накануне переезда в Беларусь я заканчивал в тульском “Арсенале”. Тот сезон, к слову, выдался очень успешным: за десять туров до конца чемпионата завоевали путевку в первую российскую лигу, выиграли Кубок ПФЛ в Москве. Однако после Нового года в команде сменился рулевой. Пришел Борис Стукалов, со своими людьми, собственным видением футбола. Это обычное явление. По каким-то параметрам я не вписывался в игровую концепцию Стукалова. Расстались по-доброму. Не скрою, мне хотелось остаться в России. И варианты были. Последний — воронежский “Факел”. Именно с этим клубом находился на сборе, имея в загашнике конкретный звонок от Адамяна. Армен тогда только-только принял “Дариду”. С этим человеком мне довелось немало бок о бок поиграть в Смоленске, Белгороде. Мы дружили, общались семьями. Поэтому, когда не сумел договориться с воронежцами, решительно направился в Минск, к Армоевичу. Да, о клубе представления не имел, до появления легионеров-земляков никого в команде не знал. Но шел под имя Адамяна, под его ответственность. Был твердо уверен, что он меня в авантюру не втянет, не обманет. А это немало. В итоге приняли меня великолепно, создали все условия для работы.


— Чемпионат Беларуси, в котором ты быстро стал одной из самых заметных фигур, не разочаровал?


— С его реалиями я в целом был знаком, да и впечатления от выступления, пусть и недолгого, за “Нафтан” не изгладились. Конечно, белорусское первенство уступает аналогичному турниру даже первого российского дивизиона. Команд пять-шесть могли бы там пошуметь, а остальные… Что говорить, если в России нынче крутятся бешеные деньги, туда стремятся хорошие игроки. Хотя туго набитый кошелек для меня не главное. Куда важнее возможность решать с командой серьезные задачи. Знаешь, в чем большой минус “Дариды”? В приземленных целях. Я не привык биться за десятое место, тем более за выживание. Хочу бороться за медали, за пропуск в еврокубки. Поэтому изначально ехал в Беларусь засветиться, вызвать интерес у сильных клубов — местных, российских, каких угодно. При этом верю и в потенциал “Дариды”. Иначе не носил бы ее футболку.


— По большому счету, засветиться тебе удалось. Своими прошлогодними действиями на поле доволен?


— Нормальный человек не может, да и не должен быть полностью удовлетворен своей работой. Да, многое получалось. Сезон для себя оценю по пятибалльной шкале как на четверку с плюсом. Но не удалось избежать дежурного провала, который пришелся на август и начало сентября. За этот отрезок очень зол на себя. К моему огромному сожалению и еще большему недоумению, подобный спад случается в моей игре ежегодно, причем фактически в одно и то же время. Для объяснения такой аномалии можно приводить массу доводов: где-то функционально подсел, где-то расслабился и так далее. Спады неизбежны, это аксиома. Но почему при ударном старте и концовке у меня выпадает именно середина сезона — ответа не нахожу. Много анализировал эту ситуацию, пробовал разные методики — раньше начинал предсезонку, иначе распределял нагрузки. Но пока этот злосчастный период сдвинуть не удается.


— В середине чемпионата откровенно “поплыла” вся команда. Это стоило Армену Адамяну рабочего места. Насколько сильно повлияла на футболистов смена на тренерском мостике?


— Лично я воспринял эти перемены буднично. Тренер, как и футболист, — наемный рабочий. Сегодня здесь, завтра там. В спорте это привычное явление, относиться к нему стоит по-философски. Игрок же должен выходить на поле и в меру умений профессионально выполнять свои обязанности. Мне интересно поработать с еще одним хорошим специалистом, почерпнуть для себя что-то новое из его методики. Людас Румбутис возглавил команду на сложном этапе, когда дало о себе знать скомканное межсезонье. Помню, многие ребята бурчали: мол, зачем Ионович в разгар сезона предложил такие нагрузки. Ответом на это ворчание стал появившийся вскоре результат. Люди стали получать от игры удовольствие, а не мучиться на поле. Тогда-то все без исключения поняли, что без “физухи” никуда. Сейчас мы нагружаемся без лишних вопросов. Я для себя давно вывел формулу, пусть и грубоватую по звучанию: лучше блевать в предсезонке, чем по ходу сезона.


— Бытует мнение, что “Дарида” — одна из наиболее психологически неустойчивых команд, что влечет за собой ее игровую нестабильность.


— Полностью соглашусь. Когда столкнулся с этим, был немало удивлен. Не должно быть разницы, с кем рубиться. У нас же зачастую футболисты выходят не побеждать, а в первую очередь — чтобы не проиграть. Сегодня подобную психологию пытается поломать Румбутис. И все видели, что на финише чемпионата существенные подвижки появились.


— Тот факт, что клуб патронирует депутат парламента Владимир Делендик, каким-то образом сказывается?


— На благосостоянии? Не знаю… В плане финансирования мы уступаем многим белорусским клубам. Но если люди в команде играют — значит, их устраивают материальные условия, руководство. А вообще, деньги нужно не получать, а зарабатывать, соблюдая взаимные обязательства. Если мы не зацепились за намеченное десятое место, то почему должны рассчитывать на какие-то премии? Что касается личности Владимира Викторовича, то считаю его порядочным, ответственным человеком. Когда мы подписывали новое соглашение, я попросил вписать в контракт некоторые дополнительные пункты. Викторович удивился: “Саша, разве я тебя когда-нибудь в чем-то надул?” Пришлось объясняться: для меня деловая бумажка большой роли не играет. Куда важнее честное слово и пожатие руки. Я всегда старался так поступать, но трижды “на честном слове” прокалывался. Владимир Викторович все понял и мои условия принял. До сих пор в клубе меня никто за нос не водил. Это немаловажно осознавать, чтобы спокойно заниматься своим делом.


— У отвязанной группы “Ленинград” есть песня с лейтмотивом, выраженным строкой “если нет денег — нет любви”. С перефразированием “если нет денег — нет игры” согласен?


— Скорее, нет. Деньги — не последняя житейская ценность, но в спорте, по-моему, не главная. Разве клубы на порядок богаче “Дариды” не мучились с нами? Да единственные, кто нас вчистую “раздел” — это минские динамовцы образца второго круга. Это я к тому, что боеспособную, сплоченную команду одними деньгами не слепишь. Есть несколько десятков человек — руководители, тренеры, игроки, администраторы, доктора, повара… Достаточно выпасть из механизма одному винтику — и это непременно отрицательно скажется. А когда кулак прочно сжат, работает в едином целом, когда каждый стремится к общему результату, когда нет завистников и никто не заглядывает в чужой карман — это и есть команда. Такой коллектив способен на многое даже без баснословной казны. Кому-то мои рассуждения могут показаться наивными, но я в этом убежден.


— Вернемся к твоим достижениям. 16 забитых мячей в тридцатитуровом чемпионате — показатель для форварда солидный?


— Помнишь, мы договорились, что по окончании чемпионата я скажу, какой голевой норматив установил для себя на сезон. Докладываю: 15 мячей. Получилось, даже перевыполнил программу. Но с параллельной личной задачей не справился: хотелось поразить ворота каждой команды хотя бы по разу. К сожалению, “рамку” “Торпедо”-СКА и “Шахтера” так и не распечатал. Этих двух мячей в итоге не хватило для первенства в гонке бомбардиров. Завоевание приза лучшему снайперу я, конечно, не ставил во главу угла. Но хочется везде быть первым. Даже на тренировках к этому стремлюсь. Ну не люблю я проигрывать! Что до солидности показателя, то, считаю, для нападающего стабильно забивать 12-15 голов за сезон — очень даже неплохо.


— Куцый подбор исполнителей атакующего амплуа по сей день остается одной из острых проблем “Дариды”. Как воспринимаешь фактически полное отсутствие конкуренции?


— Меня это волнует. Конкуренция никому не идет во вред. А когда ее нет, когда знаешь, что в любом состоянии выйдешь в основе — невольно расхолаживаешься, даешь себе физические, психологические поблажки. За спиной обязательно должен быть достойный конкурент. Я не считаю зазорным при случае выходить на замену. Футболисту, оказавшемуся за бортом основного состава, не следует обижаться. Напротив, он должен за отпущенные тренером пятнадцать, десять даже пять минут отдать столько сил, сколько партнеры отдают за девяносто. И перевернуть все вверх дном. Всю жизнь старался придерживаться этого правила.


— Ты — футболист штрафной площади?


— Не думаю. Так складывается, что выполняю приличный объем работы по всему полю. За что нередко слышу упреки со стороны Людаса Ионовича: дескать, чересчур распыляюсь, “сваливаюсь” на фланги, растрачиваю энергию. Я согласен. Может быть, действительно стоит стараться чаще получать мяч непосредственно в штрафной. Но я по натуре не индивидуалист, всегда готов отработать и “за дядю”. “Отдавайте мне передачи, я всех обыграю и забью” — слишком примитивно и эгоистично. Командные успехи для меня намного весомее личных.


— О собственных сильных и слабых сторонах имеешь объективное представление?


— Себя охарактеризовать не так-то просто, а у каждого тренера на этот счет свое мнение. Хвалиться не стану, а вот о недостатках могу судить. Недоволен своими действиями на “втором этаже”. Но особенно обидно признавать, что в последнее время утратил умение эффективно играть на опережение. Раньше это был мой конек, все прострелы в штрафную были моими. Постараюсь вернуть утраченные навыки.


— Давай вернемся лет на двадцать назад. Как парнишка Саша Соколов пришел в футбол?


— С мячом я, по сути, с пеленок. Любовь к футболу привил отец, Александр Ефимович. Он сам немало поиграл во второй союзной лиге, закончил питерский ИФК имени Лесгафта, стал тренером. Так что мне было на кого равняться. Папа был и остается для меня первым и самым авторитетным наставником. Родился я в городке Суджа Курской области, но детство провел в соседнем Железногорске. Дворовые баталии, “Кожаный мяч”, местная ДЮСШ — схема для большинства будущих футболистов традиционная. Стартовым рывком во взрослый футбол стало поступление в Смоленский институт физкультуры в 1992 году. Со студенческой сборной добился первого значимого успеха — выиграли первенство России среди вузов. А после окончания учебы, когда пришла пора “обуть сапоги”, попал в смоленский ЦСК ВВС-“Кристалл”. Тот сезон был для клуба звездным — четвертое место в первой лиге дорогого стоит. А вот черный 98-й и вспоминать не хочется…


— Имеешь в виду злополучный матч в составе “Нафтана”?


— Да. Провел в чемпионате Беларуси лишь пять игр и так сломался, что три месяца провалялся в родном Железногорске в гипсе. После чего попросту учился заново ходить — на костылях, с палочкой. Всерьез подумывал: а не повесить ли бутсы на пресловутый гвоздь?


Но я все-таки не из слабаков. Стал разрабатывать ногу, бегать кроссы — через боль, хромоту. Кто ж знал, что пройдет несколько месяцев, и весь этот ужас придется пережить заново? Отец предложил сыграть за возглавляемый им железногорский “Магнит” в турнире на снегу. Я потихоньку набирал форму и, естественно, согласился. В первой же игре на 44-й минуте защитник, стелившийся в подкате, со всей дури въехал мне в то же самое, едва залеченное место. Я все сразу понял: снова перелом. Хорошо хоть пострадала только малая берцовая кость. Опять гипс, боль, восстановление… Короче, пылил в КФК за “Магнит”, пока в 2001 году не получил приглашение белгородского “Салюта-Энергии”. Без ложной скромности скажу, что за два сезона заработал немалый авторитет, регулярно забивая. В Белгороде болельщики чуть ли не на руках носили. Все пошло кувырком с приходом нового главного тренера Валерия Нененко, с которым у меня был конфликт еще в Смоленске — даже контракт расторгали через КДК. Не имею привычки говорить о людях плохо. Замечу лишь, что с Валерием Георгиевичем мы, мягко говоря, не сработались. Обиду он на меня затаил, что ли. Но факт тот, что Соколова, забившего в межсезонье больше всех мячей, со старта чемпионата лишь изредка выпускали на замену. Характерный пример: играем в Туле. Поднимают со скамейки, выхожу, забиваю гол. “Салют” побеждает. А Нененко в раздевалке при всей команде заявляет мне: “Если бы ты сегодня не забил, я бы тебя сгноил, ты бы у меня вообще с футболом завязал”. Терпел жизнь скамеечника весь первый круг. Команда между тем валилась. Я не выдержал и отправился к руководству с просьбой отпустить меня в тульский “Арсенал”. После чего лопнуло терпение уже президента клуба. Он провел собрание с ребятами. Спустя три дня Нененко уволили. А я все же перебрался в “Арсенал”, где доигрывал второй круг. Ну а что было после межсезонного звонка Адамяна, ты уже знаешь.


— Ты амбициозный футболист. Между тем уровень белорусского чемпионата не самый высокий. Что для тебя предпочтительнее: быть “первым парнем на деревне” или пребывать на вторых ролях в сильном первенстве в составе солидного клуба?


— Оптимальный расклад — находиться в сильной команде и регулярно играть за нее. Но если бы мне сейчас предложили выступать, скажем, в российской премьер-лиге, я бы, наверное, предпочел остаться в элитном дивизионе Беларуси. Здесь я успел заработать себе имя. А за пару лет протирания штанов на скамейке запасных в клубе с отличным подбором игроков оно забудется. И вот тогда-то своего “золотого” шанса можно не дождаться никогда. Я не Семак и не Ярошик, получающие предложения, от которых нельзя отказаться. Реально оцениваю свои силы и потенциал. На мой взгляд, пока в Беларуси у меня больше возможностей реализовать свои амбиции. А там посмотрим. Мне не восемнадцать, но еще лет пять-шесть рассчитываю выступать на неплохом среднеевропейском уровне.


— Но ведь это не предел твоих устремлений?


— Спортивная мечта у меня всегда была и есть одна: побольше выигрывать — медалей, кубков, призов. Есть такая байка. Видавший виды футбольный ветеран говорит молодому игроку: “Я тебе пас отдам — ты забьешь. Медаль себе заберешь, а мне деньги отдашь”. Такая проза жизни не по мне. Я люблю и хочу побеждать и получать награды. Любая победа доставляет радость, приносит ощущения, что твой труд не пропадает даром. Подарить сыну заработанную тобой медаль, грамоту — разве это не здорово?





Комментарии (0)