2011-08-30 21:27:25
Легионеры

Михаил Сиваков: чао!

Михаил Сиваков: чао!Поздним вечером понедельника капитан молодежной сборной Беларуси по футболу Михаил СИВАКОВ официально стал игроком бельгийского клуба “Зулте-Варегем”. После прохождения медобследования воспитанник минской “Смены” поставил подпись под четырехлетним контрактом, а на следующий день дал интервью корреспонденту “ПБ”.



— Михаил, каковы все-таки истинные причины расставания с “Кальяри”?
— Если честно, они мне самому не до конца понятны. Все произошло стремительно. Сразу после окончания чемпионата Польши “Висла”, куда я сдавался в аренду, послала в “Кальяри” официальный факс, в котором говорилось, что краковский клуб заинтересован в моих услугах. Однако итальянцы проигнорировали то письмо. Потом был молодежный чемпионат Европы, где хорошо выступила белорусская сборная. Надеялся на то, что вернусь в Италию бороться за место в составе. В это же время поступили два предложения — из австрийского “Штурма” и чешской “Спарты”. Оба варианта отклонил, так как хотел играть в “Кальяри”, а пражане впоследствии купили Иржи Ярошика. В общем, спокойно отдыхал в Минске, ждал начала предсезонной подготовки. А за неделю до отлета позвонил директор сардинского клуба и сказал, что в связи с участием в молодежном EURO мне продлевают отпуск. Сначала отнесся к этому нормально, но через некоторое время раздался еще один звонок с сообщением о том, что я выставлен на трансфер. Естественно, попытался узнать причины такого решения, однако в ответ посоветовали обратиться за разъяснениями к агенту. Собственно, с этого момента и начались поиски новой команды. Полетел в Италию, в течение пяти дней прошел медосмотр и узнал, что “Кальяри” за полторы недели до закрытия трансферного окна купил бразильского нападающего Тиаго Рибейро за пять миллионов евро. Чтобы его заявить, нужно было освободить место легионера. Вот и получилось, что мне пришлось искать новый клуб.

— То есть ваш уход произошел по инициативе сардинцев.
— Когда переходил в “Кальяри”, мне помогал один итальянский агент, который в то время был очень приближен к президенту клуба. Недавно у них случилась ссора — об этом писалось в интернете. Поочередно команду покинули четыре клиента агента и главный тренер Роберто Донадони. То есть я оставался последним игроком этого человека, к тому же занимал место легионера. Поэтому по приезде в Кальяри на шестой день меня позвали в офис и поставили перед фактом: либо клуб делает итальянский паспорт уругвайцу Пабло Чеппеллини, чтобы заявить Тиаго Рибейро, а я год буду бегать по кругу, как это делал в прошлом году Федерико Маркетти, либо я ищу себе новую команду. Признаться, это известие ошарашило.

— Наверняка вдвойне обидно, ведь на смену Донадони пришел Массимо Фиккаденти — наставник, под руководством которого вы играли в “Пьяченце”.
— О выставлении на трансфер было объявлено еще при Донадони. Надеялся, что с приходом хорошо знакомого наставника что-то изменится. От работы в “Пьяченце” остались исключительно приятные впечатления. Однако Фиккаденти — человек в “Кальяри” новый, поэтому он объективно пока не мог сделать больше, чем хочет. Я даже с ним не пересекся ни разу. Чтобы решать важные вопросы, есть президент.

— Как расставались с итальянцами?
— Ребят почти не видел, ведь в то время, как проходил медосмотр, они тренировались за городом. Поэтому попросил спортивного директора передать теперь уже бывшим одноклубникам привет. С теми же, с кем подружился, попрощался по телефону.

— Какие имелись варианты продолжения карьеры?
— Первоочередным желанием было остаться в Италии. Все-таки уже выучил язык и прикипел к этой стране. Не скажу, что на Апеннинах не было предложений, что-то наклевывалось. Однако потом узнал один нюанс. Не могу похвастать доскональным знанием итальянских законов, но мне сказали, что переход в другую апеннинскую команду по какой-то причине исключен. Поэтому пришлось сменить вектор поиска.
В клуб пришли два факса — от “Гетеборга” и “Зулте-Варегема”. Первый клуб хорошо известен в Европе, но чемпионат Швеции уже подходит к концу. Поиграть два месяца, а потом снова уходить в отпуск не захотел. Следующий же сезон стартует только в марте будущего года. Кроме того, общался со знающими людьми, и они рассказали, что начало и конец чемпионата проходят в не очень футбольную пору года. А вот Бельгия южнее, соседствует с Германией, Францией. Поля здесь отличного качества, и первенство стартовало совсем недавно. Считаю, эта страна в футбольном плане хорошо развивается. Можно себя проявить и попасть на заметку многочисленным скаутам. В общем, предложение “Зулте-Варегема” показалось более интересным. Спустя день после того, как дал предварительное согласие на переход, пришел факс из “Панатинаикоса”. В принципе условия были сопоставимы, но с агентом решили не цепляться за этот вариант. Все-таки чемпионат Греции весьма специфический: на виду два клуба — “Панатинаикос” и “Олимпиакос”, остальные — массовка. Хотя для “Кальяри” Греция была выгоднее в финансовом плане, директор предоставил право выбора. Я решил, что некрасиво отказывать бельгийцам, тем более переговоры с “Варегемом” находились в завершающей стадии.

— А возможность возвращения в “Вислу” не рассматривали?
— В Кракове мне нравилось. Однако польский клуб был готов ждать только до окончания чемпионата Европы. Как уже говорил, на тот запрос “Кальяри” не ответил и тем самым дал понять, что рассчитывает на меня. Уже потом ситуация изменилась, но к тому времени состав “Вислы” был полностью укомплектован и она стартовала в Лиге чемпионов.

— Что вам известно о “Зулте-Варегеме”?
— Крепкий середняк бельгийского футбола, который последнее время занимал 5-6-е места. Нынче клуб вынашивает амбициозные планы. Подкупили слова руководства о задачах, поставленных перед командой. В течение ближайших двух- трех лет “Варегем” планирует выйти на уровень “Андерлехта” или “Генка” и стать чемпионом Бельгии. Заверили, что для этого делается все.

— Наверное, этим и объясняется подписание четырехлетнего контракта?
— Руководство хочет создать боеспособную команду, и потому приглашает новичков с учетом того, чтобы они задержались. Изначально мне даже предлагали заключить соглашение на пять лет, но я решил, что это слишком большой срок. Благо клуб пошел на уступки.

— С главным тренером Дарие Калезичем уже познакомились?
— Да, в понедельник состоялась приватная беседа. Объяснил ему, почему не сложилось в “Кальяри”, а он, в свою очередь, сказал, что рассчитывает на меня как на одного из двух центральных полузащитников.

— Какой номер выбрали?
— Предоставили на выбор два: 17-й и 21-й. Выбрал первый вариант, поскольку провел хорошие годы под этим номером в БАТЭ.

— За успехами бывшего клуба следите?
— Безусловно. Очень рад за ребят. Тренерский штаб уже поздравил с победой над “Штурмом”, но, пользуясь случаем, с удовольствием еще раз это сделаю. Вклад БАТЭ в развитие нашего футбола трудно переоценить. В том, что в Беларусь приедут такие команды, как “Барселона” и “Милан”, огромная заслуга борисовчан.

— Не оцениваете свершившийся переход как шаг назад в карьере?
— Время расставит все по своим местам. Пока же в Варегеме все нравится. Единственное, не могу сказать, что уровень готовности у меня оптимален. Не тренировался продолжительное время, поэтому хочу набрать форму и поскорее дебютировать в новой команде.



Комментарии (0)