2013-05-29 21:31:34
Легионеры

"Алания" преткновения. Ренан Брессан: это для меня урок

"Алания" преткновения. Ренан Брессан: это для меня урокТрансфер лучшего футболиста Беларуси-2012 Ренана БРЕССАНА из БАТЭ во владикавказскую “Аланию” минувшей зимой был воспринят неоднозначно. С одной стороны, российская премьер-лига намного сильнее чемпионата Беларуси, и в этом плане переход выглядел шагом вперед. С другой — “Алания” на тот момент шла в таблице лишь 15-й, и ее перспективы были не вполне ясными.


В итоге, несмотря на заметное кадровое усиление, команда из Владикавказа весной выступила неудачно и покинула элиту. Теперь болельщиков волнует судьба Брессана: будет ли он играть во втором дивизионе, или сменит клуб? На эту и другие темы корреспондент “ПБ” побеседовал с самим Ренаном.


— Как настроение?
— Нормальное. Хотя могло быть и лучше. Жаль, что все так получилось и “Алания” вылетела. Но что поделать. Сейчас надо думать о матчах сборной. А пока я нахожусь в Витебске. В этом городе живет мой агент Валерий Исаев. Мы с ним вместе приехали из Москвы.

— В первую очередь всех интересует: остаешься ли ты в “Алании”?
— Процентов на восемьдесят. У меня контракт еще на три года. В клубе хотят, чтобы я продолжил выступления в команде. Конечно, каждый футболист предпочел бы играть в премьер-лиге. Но, увы, “Алания” ее покинула.

— В твоем контракте нет пункта, предусматривающего досрочное расторжение договора в случае расставания с элитой?
— Нет. Когда подписывал соглашение, о вылете не думал. Я был уверен, что “Алания” останется в премьер-лиге. И Газзаев не сомневался в этом.

— Но ведь владикавказцы после первой части чемпионата занимали предпоследнее место…
— Верно, но в клубе строились очень большие планы. Купили много приличного класса новичков. Я думал, что все будет хорошо. Ну а сейчас нечего жаловаться.

— Ты сам хочешь остаться в “Алании”?
— Любой футболист стремится выступать на высшем уровне. Тем более я, игрок сборной Беларуси. Но так получилось — поехал в Россию… Что ж, тамошняя первая лига — тоже хороший уровень. Если останусь, буду выкладываться на сто процентов, чтобы помочь команде.

— Предложения из других клубов не поступают?
— Конкретные — нет. Но сейчас такое время, сезон только закончился. Если появится хороший вариант, то будем разговаривать. Впрочем, на данный момент я игрок “Алании”. Из этого и исхожу.

— Валерий Газзаев против твоего ухода?
— Он говорит, что хочет и дальше видеть меня в “Алании”. Перед командой стоит серьезная задача — вернуться в премьер-лигу. И клубное руководство стремится создать костяк коллектива уже в следующем сезоне. Дабы не было такого, что опять придется покупать 10-11 новичков сразу. Кстати, Валерий Георгиевич вроде бы уходит с поста главного тренера. Как я понимаю, он будет просто президентом, а коучем станет его сын Владимир.

— Какие у тебя отношения с Газзаевым-младшим?
— Хорошие. Он и раньше входил в тренерский штаб. Владимир — молодой специалист. Его можно сравнить с Виктором Гончаренко, возраст примерно такой же.

— А с его отцом ты часто общался?
— Один-два раза в неделю. Обсуждали рабочие моменты — Валерий Георгиевич говорил, что я должен делать на поле. Газзаев знает, что получалось не все. Но в плане профессионализма претензий ко мне у него не возникало.

— Видел ли ты матчи второго российского дивизиона, куда опустилась “Алания”?
— Пару недель назад на базе смотрел одну игру по телевизору. Правда, не полностью. Встречались “Торпедо” и СКА-“Энергия”. Наверное, эта лига сильнее, чем, скажем, высшая белорусская. По крайней мере там больше хороших команд. В Беларуси есть БАТЭ, минское “Динамо”, “Шахтер”, может, еще “Гомель”. Все остальные заметно слабее.

— Многие ли футболисты покинут летом ряды владикавказцев?
— Человек десять как минимум. В первой лиге ведь лимит на легионеров. Но пока еще не все ясно.

— В чем все-таки причина ваших весенних неудач?
— У нас было много новичков. А хорошая команда за два месяца не создается. К тому же мешала финансовая нестабильность.

— Скажем прямо: вам задерживали зарплату.
— Да… И сейчас есть маленькая задолженность. Но говорят, что все будет нормально. В общем, причин вылета много. Думаю, если бы команда выступала в нынешнем составе с начала сезона, то заняла бы место в середине таблицы.

— Когда ты понял, что шансов остаться в премьер-лиге нет?
— Пока надежда была, мы боролись изо всех сил. Но после игры с “Зенитом” стало ясно: вылета не избежать. Здесь еще и судейство было не в нашу сторону. Арбитры регулярно оставляли нас в меньшинстве уже в начале матчей. В последнем туре со “Спартаком” Дакосту удалили вообще на пятой минуте!

— Ты провел в чемпионате десять игр и отличился двумя результативными передачами. Как оценишь свое выступление?
— Что тут говорить, раз мы вылетели? Были у меня и положительные моменты, и отрицательные. Но, видимо, не хватало сыгранности с партнерами. В следующем сезоне, надеюсь, будет лучше.

— Как оценишь уровень чемпионата России?
— Он очень хороший. Но не скажу, что выступать в премьер-лиге невозможно. Лига чемпионов намного сильнее. Там мы сражались с лучшими клубами мира — “Баварией”, “Барселоной”, “Миланом”.

— Коллектив в “Алании” собрался дружный? Или неудачи повлекли за собой разборки и выяснения отношений?
— Никаких конфликтов не было. Нормально все общались. Только не хватило времени, чтобы команда сплотилась. Всего два месяца сборов и два с половиной месяца чемпионата — мало для создания дружного коллектива. Возможно, это одна из причин неудач.

— Ты, наверное, в основном общался с бразильцами?
— Ну как… Я ведь знаю русский, так что контактировал со всеми ребятами. Но с соотечественниками действительно больше. Данило Неко жил отдельно — на квартире с семьей. А мы с Руднеем и Велинтоном снимали вместе целый дом.

— Жена до Владикавказа так и не добралась?
— Нет. Все последние месяцы Мариана провела в Бразилии. Но в следующем сезоне она приедет. Если, конечно, я останусь в “Алании”.

— В одном интервью ты сказал, что Минск тебе нравится больше, чем Владикавказ.
— Так и есть. В белорусской столице больше возможностей для отдыха. Там чище, красивее. Владикавказ тоже неплохой город — все близко, нет больших расстояний. Но Минск лучше.

— Чем занимался в свободное время?
— Знаешь, как обычно. Ходили с ребятами играть в боулинг, в рестораны, дома жарили шашлыки, как в Бразилии... Еще ездил в горы. Природа в Северной Осетии очень красивая!

— Сменим тему и поговорим о сборной Беларуси. Ей в июне предстоят три матча — товарищеский с эстонцами и два отборочных с финнами. Что знаешь о соперниках?
— Ну, начнется сбор — Петрович нам все расскажет. Хотя сборная Финляндии вроде выступает неплохо. Она свела матч к ничьей с самими испанцами, а это не так просто. Но у нас в последнее время очень сильный состав. Будем играть на победу.

— Матчи с финнами не станут чем-то вроде спаррингов? Ведь обе команды фактически утратили шансы поехать на чемпионат мира.
— Нет, будем биться за третье место. Такую задачу поставили и тренер, и федерация. Сделаем все для ее выполнения.

— В Эстонии и Финляндии ты уже бывал?
— Нет. Будет приятно посетить сразу две новые страны.

— В Беларуси широкий резонанс вызвали весенние неудачи БАТЭ...
— Конечно, все привыкли, что команда постоянно на первом месте. А пока что-то не получается. Как мне говорят, раньше БАТЭ смотрелся лучше, чем сейчас. Хотя я видел игру с “Гомелем” — моменты были, однако с реализацией возникли проблемы. Но, думаю, борисовчане все равно станут чемпионами.

— С кем из экс-одноклубников общаешься чаще всего?
— С Павловым, Радьковым, иногда с Лихтаровичем, Гутором… С кем раньше были самые хорошие отношения, с теми и продолжаю держать связь!

— Может, во Владикавказе не хватает чего-то белорусского?
— Тогда уж, скорее, бразильского! Однако я не живу на родине уже семь лет, и ничего. А по Беларуси тоже скучаю, но это жизнь.

— Возникает сожаление об уходе из БАТЭ?
— Хм… Знаешь, в Борисове мы всегда становились чемпионами. А “Алания” вылетела. Что ж, это для меня урок. Попал в такую ситуацию… Выступления за БАТЭ — уже прошлое. Сейчас нужно думать о будущем. Поэтому сожалений нет.

— И последний вопрос. Как планируешь отдыхать после матчей сборной?
— Полечу домой, в Бразилию. Правда, ненадолго, всего на десять дней. Говоришь, мало? Вообще-то в “Алании” нам дали только две недели отпуска — с 27 мая по 8 июня. Я в это время как раз буду выступать за сборную. Поэтому попросил у клубного руководства еще 8-10 дней, и мне пошли навстречу. Иначе вообще остался бы без отдыха. Конечно, полторы недели — это мало. Но что поделать...



Комментарии (0)