2019-06-10 21:42:19
Сборные

ЧЕ-2020. Беларусь — Германия. Послесловие. Три в одном: вратарь, дриблер, оратор

ЧЕ-2020. Беларусь — Германия. Послесловие. Три в одном: вратарь, дриблер, ораторКогда в гости к тебе приезжают Нойер, Сане, Ройс, Киммих, Гюндоган, понятно, кто будет править не только на поле, но и в микст-зоне после матча.



Ярче немецких звезд в холле “Борисов-Арены” был только непонятно как очутившийся там экстравагантный болельщик, с ног до головы раскрашенный в золотой цвет, с таким же мячом в руках. И быстренько выпровоженный с товарищем со словами “Вы что, обалдели?” Помимо игроков, прессы и официальных лиц, в “смешанной зоне” нельзя быть никому, даже обладателям “Золотых мячей”.
Впрочем, сначала перед журналистами, которых, по понятным причинам, набежало аномально много, прошлись футболисты сборной Беларуси. Причем некоторые прошлись — и все. От общения почему-то уклонились сплошь защитники: Поляков, Шитов, капитан Мартынович.
А вот игроки атаки были куда сговорчивее и разговорчивее. Как, например, Ковалев. Хотя насколько этот парень по-хорошему борз и быстр на поле, настолько скромен и рассудителен в общении.
“Что говорить? К сожалению, проиграли. Эмоции отрицательные. Планировали сыграть грамотно в обороне и убегать в контратаки. Взрывной старт? Хотели показать, кто в доме хозяин. Но не получилось”, — грустным голосом сказал футболист “Шахтера”.
Конечно, сильнее всего репортеров будоражил эпизод с дриблингом Нойера, который стал хитом интернета. Юрий, которому не повезло попасть под топового вратаря-водилу, был откровенен и самокритичен: “Не ожидал, если честно. Стыдно ли? Стыдно. Должен был этот мяч отбирать”.
Хотя, на наш взгляд, стыдиться, бесспорно, лучшему футболисту сборной в субботнем матче, да еще и выдавшему перед тем затяжной рывок, абсолютно нечего.
Про финты Нойера спросили и его коллегу Гутора. И тот ответил: “У него это частенько случается. Любит покуражиться в таких ситуациях. Я за похожие эпизоды получал по шапке”.
Хавбека Маевского же матч вывел на глобальные размышления: “У немцев очень хорошее движение в линии атаки, большая взаимозаменяемость. Было сложно. Издержки нашей схемы — трем центральным полузащитникам приходилось перекрывать всю ширину поля. Устал, набегался. Чтобы не уставать, такие игры нужно проводить раз в неделю, а желательно — два. Для этого необходимо поднимать уровень чемпионата”.
Игроки немецкой основы начали показываться в микст-зоне, только когда абсолютно все белорусы ее уже миновали, — не то так долго радовались, не то приводили себя в порядок.
Безусловным боссом в послематчевом общении, как и в эпизоде с Ковалевым, был Нойер. Простой парень, абсолютно без пафоса, никакой звездности — эти выражения употребляются так часто, порой не к месту, что уже превратились в штампы. Но Нойер соответствовал их истинному значению на все сто процентов.
Он был вездесущ и многогранен. Пообщался и с телевизионщиками, и с пишущей прессой. И с немецкими журналистами, и с белорусскими. И на немецком, и на английском. И о сборной, и о “Баварии”.
А еще перекинулся парой шуток со знакомыми репортерами. А еще не отказал в фото и автографах — стюарды даже закрыли глаза на легкое “нарушение протокола”.
Парень с милой улыбкой очаровал всю микст-зону и провел там в общей сложности минут 15-20 — абсолютный рекорд. А потом направился к автобусу под визг обожания болельщиков. Кто в звездной “бундесманншафт” главная звезда, теперь понятно.
Позже выяснилось, что он еще и наговорил много чего интересного. Например, о “танцах” у углового флажка: “Я не хотел пускаться в дриблинг: просто не было возможности сделать передачу. Я качнул его один раз, но никого не было рядом — пришлось сделать это повторно. Просто так получилось, это не было запланировано”.
Однако наибольший резонанс имела, конечно, его фраза о зрителях: “Заметил, что многие болельщики были не немцами... Да, поддержка была сумасшедшей, складывалось ощущение, что мы играем дома. Только я не понимаю одного: как можно болеть против своей страны?”
Для Володько эти слова даже послужили поводом написать пост возмущения в инстаграме: “Я понимаю, что где-то команда играет не лучшим образом, незрелищно, не давая результата. Но давайте мы подумаем, как нам лучше играть, а вы подумайте, как бы это не болеть за чужую страну и хоть немного поддержать своих ребят. Никто не просит рвать за нас глотки, не рвите их хотя бы за команду соперника”.
В той части микст-зоны, где Нойер вызывал бешеный спрос, Сане и Гюндоган прошли как какие-то ноунеймы. Вторым по степени внимания оказался Ройс (“в матче с белорусами нам было очень весело”). Третьим — Киммих. Но в отличие от Нойера Йозуа дал интервью только одной группе телевизионщиков. На просьбу другой последовал останавливающий жест рукой: мол, достаточно, возьмете потом у них.
В ночь на среду в микст-зоне “Борисов-Арены”, как и на поле, все будет по-другому.



Комментарии (0)