2013-06-05 21:39:22
Сборные

ЧМ-2014. Наша надежда. Антон Путило: время забивать

ЧМ-2014. Наша надежда. Антон Путило: время забиватьЗабив эстонцам в понедельник, Антон ПУТИЛО прервал долгий обет голевого молчания. А заодно пообщался с корреспондентом “ПБ” — назавтра после матча в спокойной гостиничной обстановке. Мы говорили о Германии и России, Финляндии и Беларуси — в общем, о географии и о всегдашней неисповедимости путей футбольных. Ну, и о сборной, разумеется, — в проекции на завтрашний отборочный бой в Хельсинки.



— Википедия называет днем вашего рождения 10 июня, другие источники — 23-е. Откуда пошла путаница?
— Сам не знаю. Родился 23-го, но в какую команду ни приду — записывают 10-е. Ошибка. Ну и ладно.

— В любом случае “праздник детства” на носу — скоро 26. В вашем случае это еще молодость или уже расцвет?
— 26 — это в принципе пик карьеры. Такой возраст, когда силы на максимуме. Остается эти силы правильно приложить и играть как можно лучше. Очень бы хотелось, чтобы у меня все именно так и было.

— Пик карьеры вы встречаете в Нижнем Новгороде. Это ведь не то, о чем мечтали?
— Я ни о чем не мечтал. Просто играл в футбол. А что в “Волге” оказался — так получилось. Жизнь футболиста — это постоянные переезды с места на место. Сегодня здесь, завтра там. Главное, не падать духом, продолжать работать. Неважно где. В Нижнем Новгороде — значит, в Нижнем Новгороде.

— Давайте отмотаем пленку. Уход из “Фрайбурга” был неизбежен? Вам ведь вроде бы предлагали продлить контракт?
— Сразу предлагали. Потом я “подломался”, а команда как раз начала хорошо играть и набирать очки. Разговоры о продлении утихли. Вот и пришлось сменить клуб. Ни о чем не жалею. Да, бундеслига — солидный турнир, там хорошие условия для работы. Но иногда приходится что-то менять.

— Последние немецкие недели были для вас депрессивным периодом?
— Не то чтобы депрессивным. Но немного поддушивали, показывали, что, мол, на тебя не рассчитываем. Все понимал. И при этом не опускал рук. Продолжал тренироваться с командой. Затем возник вариант в России, и я уехал.

— С “Волгой” вы подписались на короткий срок — до конца сезона. Значит, снова актуален вопрос: продлевать будете?
— Контракт действует до конца июня. Я еще вернусь в расположение клуба, у нас состоится разговор с руководством. Там все и выяснится.

— Хорошо было в России этой весной?
— Мне хорошо, когда выхожу на поле и постоянно играю. В “Волге” практику получал. Почувствовал, что потихоньку начинаю входить в ритм. Для футболиста это главное.

— То есть нижегородской побывкой довольны.
— Что полностью — не скажу. Все-таки до этого долго не играл. Кондиции еще нужно набирать. Выходить на более высокий уровень и помогать “Волге”. Если останусь, конечно.

— Переехать из Германии в Россию — это попасть из одной реальности в другую. Что было самым неожиданным в Нижнем?
— Ничему не удивился. Я ж белорус. Наш менталитет с российским похожи. Это европейцы, когда приезжают, возможно, испытывают дискомфорт. Нашему человеку больших неожиданностей Россия не приносит.

— Уровень премьер-лиги превзошел или обманул ожидания?
— Уровень не измеришь по какой-то шкале. Везде своя специфика. У кого-то дела складываются хорошо, а приезжает в другой клуб — и все по-другому. Так и с чемпионатами.

— В чем специфика России?
— Например, в том, что играешь, постоянно переходя с натурального покрытия на искусственное. Одно могу сказать: немецкий и российский чемпионаты с каждым годом развиваются все быстрее. И это хорошо. Даст бог, российская премьер-лига выйдет на европейский уровень в плане инфраструктуры, стадионов. Думаю, так и будет. В 2018 году в стране пройдет чемпионат мира. К этому времени россияне построят новые объекты.

— Стасевича на Волге еще не забыли?
— Помнят-помнят. У меня спрашивали про него — как дела, где играет? Рассказал про минское “Динамо”.

— Стасевичу город нравился.
— Мне тоже. Места неплохие. Приятно выйти прогуляться. Хотя я же в футбол приехал играть. По сторонам особо не засматривался.

— Разобрались, что популярнее в Нижнем Новгороде: футбол или хоккей?
— Не успел. Наверное, и одно людям интересно, и другое. И “Торпедо”, и “Волга”. В “Торпедо”, насколько знаю, три белоруса играют — Коваль, Угаров и Кулаков. Если останусь, буду ходить на хоккей. Как в Минске на “Динамо”. Весной застать КХЛ не довелось — нижегородцы не вышли в плей-офф.

— Когда “Волга” сохранила прописку в премьер-лиге, радости не было пределов?
— Можно и так сказать. Эмоций много. Так всегда бывает, когда команда выполняет задачу. Нашей целью было — избежать переходных матчей. Мы это сделали.

— “Волга” переходных матчей избежала, а “Крылья” и “Ростов” — нет. Не подкалывали тех же самарских белорусов?
— Подкалывал немного. После игры, помню, разговаривали со Стасом Драгуном. Сказал ему, чтобы икры из Хабаровска привез. Тогда еще не было ясно, кто на кого попадет. В итоге “Крылья” поехали не в Хабаровск, а в Нальчик.

— Вы говорите, что у белорусов и россиян много общего. Но агент Николай Шпилевский однажды сказал, что у его подопечного Антона Путило немецкий менталитет. Преувеличивал?
— Я же вырос в Беларуси. Этим все сказано. Однако когда был в Германии, естественно, старался интегрироваться в немецкую жизнь, в ее футбол. Но сейчас я в России — и чувствую, что эта страна мне ближе.

— Со Шпилевским еще работаете?
— Уже нет.

— Что так?
— А, нет смысла обсуждать. Прекратили сотрудничество, и все. Это жизнь. Сегодня у футболиста один агент, завтра — другой.

— Антон Путило — это, во-первых, дриблинг, во-вторых — карточки. Желтые, и не только. Что скажете о “во-вторых”?
— Скажу, что с годами становлюсь спокойнее. Я же за что карточки получал? За разговоры, необязательные фолы. Сейчас понимаю, что это совершенно не нужно. Наказания — это дисквалификации, вред команде. Одно дело, если нарушаешь правила по необходимости — например, чтобы сорвать опасную атаку соперника. И другое — когда карточка возникает из ничего.

— Во время выездного “товарняка” с немцами вы как-то знатно въехали в Швайнштайгера — даже Лев чуть на поле не выскочил от возмущения. Помните?
— Помню, конечно. Тогда как раз приближалось EURO"2008 — и после того стыка стоял вопрос, сможет ли Швайнштайгер сыграть в первом матче. Да, попал ему жестко. Хотел сыграть в мяч, но не успел. При этом я не сзади прыгал — играл лицом к лицу. Не знаю, должен ли был судья давать мне красную карточку — он ограничился желтой. А перед Швайнштайгером я извинился. Это футбол.

— Кисляк, перед тем как поехать в сборную, успел ненадолго вырваться в Париж. Не с вами?
— Нет.

— К чему спросил. Вы с Кисляком — уникальные друзья-товарищи. Единственные белорусы, забивавшие за сборную на “Стад де Франс”. Это бывает темой шуток?
— Гол Сергея лучше. Победный, очень важный. Было море эмоций — сборная ведь только начинала новый цикл. У меня другая история. Забил, но команда проиграла. Да, это память, где-то в истории событие останется, но не более того.

— Отличились вы и в Таллинне — после очень долгой паузы...
— Так последний раз как раз в Сен-Дени и забивал. За сборную. А на клубном уровне с голами давно уже что-то не ладится.

— Это давит на психику?
— Тревожит. Статистику нужно поправлять. Это очень важно. Сегодня все в футбольном мире завязано на цифрах, показателях. Специалисты, оценивая игрока, от этого прежде всего отталкиваются. Так что забивать нужно. И голевые передачи отдавать. Без этого никак. Стараюсь анализировать свои действия. Где и что не так сделал? Но пока дело не сдвинулось. Ничего, может, вскоре прорвет и все наладится.

— Скавыш рассказывал, что в голевой таллиннской атаке вы кричали ему — так просили пас. Если бы пожадничал дебютант — напихали бы?
— Нет, зачем пихать? Да, я кричал. Но у Максима была неплохая позиция для удара. Обычно с таких нападающие бьют не задумываясь. А Скавыш сделал передачу. Причем такую удобную, что мне оставалось только попасть в ворота.

— Пять лет назад вы с финнами уже играли — товарищеский матч прошел в Турку. Что в памяти осталось?
— По-моему, равная была игра. И мы могли победить, и они. Вничью закончили. В Хельсинки и Гомеле борьба будет также упорной. Выиграет тот, кто окажется организованнее, допустит меньше ошибок и реализует моменты. Сейчас результат нужнее — матчи отборочные. В ближайшее время тренеры донесут до нас подробную информацию о сопернике. Дадут полный расклад сил. Будем верить, что все получится.

— Слышали, что Комаровский женился?
— Да? Не слышал. Ну, хорошая новость. С Комаровским мы земляки.

— В Орше давно были?
— Последний раз? Очень давно. Родители уже не живут в городе — переехали в Могилев.



Комментарии (0)