2018-01-04 22:11:13
Межсезонье

Назначение. Ровно Свиркова

Назначение. Ровно СвирковаБеларусь Юрий СВИРКОВ покинул почти 15 лет назад, оттрубив год на должности тренера вратарей минского “Локомотива”. Адреса его с тех пор часто менялись: Запорожье, Нальчик, Пятигорск, Зеленоград, Грозный, Нарва, Астана, Караганда...


Дольше всего судьба задержала уроженца Бобруйска в Казахстане, где он работал техническим директором федерации футбола и одновременно курировал создание футбольного центра карагандинского “Шахтера”. В начале прошлого года Свирков взял паузу, а затем возглавил “Анжи-Юниор” из российского Д3. А перед Новым годом Юрий Геннадьевич пополнил ряды белорусских тренеров в украинской премьер-лиге, став у руля ровенского “Вереса”. По этому поводу и интервью “ПБ”.


— Нынче под Новый год у вас произошли серьезные перемены. Не повлияли на праздник?
— Перемены переменами, а Новый год, как обычно, провел в кругу семьи, вместе с мамой, братом, нашими женами и детьми. Все это в Бобруйске. Дело в том, что дочь ходит в гимназию, поэтому, когда в Беларуси, все время провожу именно там.

— В декабре, кстати, ходили слухи, что мы можете возглавить “Белшину”. То же слышал и год назад.
— Это не более чем слухи. По большому счету, из “Белшины” ко мне обращались один раз очень давно. Уже не припомню, сколько лет прошло. Была лишь одна беседа, и она ничем не закончилась.

— То, что происходит в последние годы с бобруйским футболом, конечно, печалит.
— Разумеется, причем можно брать шире. Я не просто уроженец Бобруйска, а белорус. И, где бы ни находился, в курсе того, что происходит в нашем футболе. Слежу за клубами, где раньше работал или где трудятся тренеры, которых очень хорошо знаю. Нравится наблюдать за их работой.

— Например?
— Саша Седнев, Сережа Яромко, Володя Гольмак. Разумеется, это и Анатолий Иванович Юревич вместе с Владимиром Ивановичем Белявским. И не имеет значения, в каких клубах и лигах они работают.

— Ваше назначение в “Верес”, если честно, стало неожиданностью, кажется, для всех.
— Как понимаю, я был одним из нескольких кандидатов на эту должность. Когда приехал на Украину, несколько часов общался с руководством клуба, после чего было принято решение о сотрудничестве. Естественно, рад, что выбрали именно меня. Спасибо за доверие.

— В украинском интернете реакция на ваше назначение приблизительно такая: “кто это вообще такой?”
— Подписание контракта — лишь документальное подтверждение намерений, не более. Все покажет работа. Прекрасно понимаю украинских болельщиков и вообще любого, кто следит за тамошним футболом. Действительно неожиданно, что среди таких фамилий была выбрана именно моя. Но к этому отношусь спокойно, время все покажет.

— Вы сказали, что следили за “Вересом”. То есть пригласили вас еще раньше?
— В целом пристально наблюдаю за тем, что происходит в футболе на постсоветском пространстве. В том числе в украинском чемпионате. И диплом категории “Pro”, кстати, получал в Киеве. В премьер-лиге работает множество знакомых специалистов. Что касается “Вереса”, как только появилась информация об интересе ко мне, интенсивно изучал все о клубе. Почитал историю, посмотрел ряд матчей команды, чтобы иметь представление о футболистах.

— На Украине отношение к “Вересу” неоднозначное: мол, в премьер-лигу вышли только из-за финансовых проблем черниговской “Десны”, своего стадиона нет, да и стиль команды иногда называют “антифутболом”.
— Скажу так: в клубе работает серьезный штаб менеджеров, и каждый занимается своим делом. Моя ниша — футбол. Поэтому даже не собираюсь рассуждать ни о стадионе, ни о финансах. Это не в моей компетенции. В “Вересе” есть люди, которые убедительно все разъяснят. О футболе, впрочем, тоже говорить еще рано — вживую не видел ни одного футболиста.

— Не беспокоит ли вас то, как отнеслось руководство “Вереса” к предыдущему главному тренеру Юрию Вирту? Ситуация: новичок сезона сенсационно держится в первой шестерке, идет на пятом месте — и к Новому году тренера увольняют...
— На самом деле не вникал в нюансы. Не знаю, почему так произошло. С руководством клуба на эту тему не общались. А что касается взлета “Вереса”, хочу напомнить, что в свое время МПКЦ за три года вышел в элитный дивизион, с ходу занял второе место, а затем выиграл Кубок и чемпионат. Я был участником тех событий. Почему бы не повторить...

— Была информация, что вместе с вами в “Верес” придут и Юревич с Гольмаком.
— Не знаю, откуда эти сведения. Они не соответствуют действительности. Такой вариант даже не рассматривался. Если и произойдут изменения в тренерском штабе, в него войдут украинские специалисты.

— Много ли изменений планируете?
— Не нужно ничего менять — необходимо просто кое-что добавить. Есть селекционная служба, которая занимается подбором игроков и тренеров. Какие конкретно могут произойти изменения, говорить пока рано — во Львов, где базируется команда, вылетаю только 7 января.

— Голая статистика: “Верес” в первой части сезона использовал лишь 19 футболистов — меньше всех. Налицо недоукомплектованность игроков?
— Есть такое. У меня есть список футболистов, причем он пока не полный. Скажем так, рабочая обойма была, есть и будет.

— Как относитесь к тому, что команде из Ровно приходится играть домашние матчи во Львове?
— Опять же это организационные вопросы, которые решает руководство. Насколько знаю, оно способствует тому, чтобы ровенские болельщики могли посещать домашние матчи клуба, помогает с транспортом.

— Правда ли, что после отъезда из Казахстана вы собирались вернуться в Беларусь?
— Ситуация такова: в Казахстане был начат и частично реализован замечательный проект — программа развития футбола. Произведены принципиальные изменения. В общем, серьезный интересный проект. И когда уехал, почувствовал выхолощенность. Решил полгода полностью отдохнуть от футбола, сосредоточиться на бытовых задачах. А затем посчастливилось поучаствовать в проекте “Анжи-Юниор”.

— Довольно неожиданно — из казахстанской федерации перебраться во вторую российскую лигу.
— Суть не в том, чтобы тренировать команду третьего дивизиона, а в том, чтобы выстроить систему подготовки игроков для профессионального футбола. “Анжи-Юниор” базировался в Татарстане, в Зеленодольске, и в клубе были собраны перспективные ребята со всей России. Мне нравится фраза “спасти игрока для футбола”. Этим мы и занимались, ведь большинство талантливых и не очень ребят теряются как раз на стадии перехода во взрослый футбол. Руководством “Анжи” была поставлена амбициозная задача. И сработали мы там очень неплохо.

— Слышу в ваших словах разочарование, что не удалось довести до конца тот же казахстанский проект.
— Просто на определенном этапе сменилось руководство федерации. Новые управленцы совсем иначе оценили итоги первого этапа реализации проекта. В планах было создание на базе футбольных центров, которые работают по всей стране, региональных академий, где должны были трудиться лучшие специалисты из этих центров. Однако новое руководство изменило проект. Академии действительно начали создаваться, но были они нецентрализованные, то есть полностью оторванные от футбольных центров, в них приезжали совсем другие тренеры.

— Надо полагать, в Казахстане вы много работали с Анатолием Юревичем, с которым встретились в МПКЦ 20 лет назад.
— Разумеется. Еще в 1995 году Анатолий Иванович пригласил меня в Мозырь, и с тех пор мы тесно сотрудничаем. Безумно ему благодарен. Именно Юревич сформировал тот фундамент, на котором строю уже свое видение футбола.

— Помните вашу первую встречу?
— Единственное, что помню: как только поступило предложение из Мозыря, пообщался с Анатолием Ивановичем — и сразу же стало безумно интересно. А что до сложных нагрузок и прочих историй о его методах работы — может, для кого-то это и было нонсенсом, но для меня — нормой. Важно и то, что подход, который он применял в те годы, приносил плоды.

— Ваша “Белшина” снова барахтается в первой лиге, сейчас упала туда и не чужая вам мозырская команда. Какой-то кризис в регионах…
— Можно брать масштабнее. В любом случае ведь кто-то должен вылетать в Д2. Да, “Белшина” и “Славия” — команды с историей, которые успели почувствовать вкус больших побед и еврокубков. Я ведь прекрасно помню битком набитый стадион в Мозыре, когда все окружающие дома были похожи на муравейники — люди везде. И 2001 год, когда “Белшина” становилась чемпионом, — стадион был переполнен. Естественно, видя сейчас пустые трибуны, понимаешь: что-то не так. Вообще, не хотел бы рассуждать на эту тему. Тем более что есть четкое понимание, почему так происходит. Но говорить и делать — разные вещи. Обозначить проблему, конечно, можно. Однако, есть ощущение, что пока сверху не будет спущено: надо делать то и это, ничего не изменится.

— Вы как-то сказали, что не будете отвечать на вопросы о состоянии белорусского футбола.
— Да, потому что получится не очень красиво. Но это не вина футболистов и тренеров…

— Тогда спрошу об Украине. Есть мнение, что успех таких команд, как “Верес”, свидетельствует в том числе о падении уровня турнира.
— Не знаю. Не верь ушам своим, а верь глазам своим. Увижу — скажу.



Комментарии (0)