2012-01-24 21:30:55
Межсезонье

Переходный период. “Шахтер” и Юрченко: вот и расстались...

Переходный период. “Шахтер” и Юрченко: вот и расстались...Не знаю, как вас, а меня новость о грядущем непродлении контракта с Владимиром ЮРЧЕНКО, прилетевшая вчера из стана серебряных призеров, абсолютно не огорошила: она довольно легко читалась между строк весь январь. Форвард вовремя не прибыл на первый зимний сбор клуба, отсутствовал он и на недавнем гомельском турнире.


Да и вчера, когда команда приступила к очередному этапу предсезонной подготовки, еще не появился в Солигорске. Сам собой напрашивается вывод: для “Шахтера” он — уже отрезанный ломоть...


Предыстория
После февральского перехода в лагерь горняков Юрченко стал одним из самых высокооплачиваемых футболистов высшей лиги: по его словам, условия по зарплате были сравнимы с тем же раменским “Сатурном”, где он обретался в дубле — до яркого лигоевропейского периода в могилевском “Днепре”. Согласно таким прикидкам, на начало 2011 года шахтерское жалованье Владимира составляло порядка 20 тысяч долларов в месяц в белорусском эквиваленте. Правда, деньги эти быстро “усохли” втрое — в связи с экономическим кризисом. Впрочем, разговор не о них, а о потерянном годе Юрченко. Талантливый исполнитель, взятый в команду с явным еврокубковым прицелом, на международной арене за “Шахтер” не выступил. Более того, провел лишь семь апрельских матчей в национальном чемпионате — из них ни одного полностью, без голов и результативных передач. А в июне, на сборе тогда еще молодежной сборной под руководством Георгия Кондратьева, получил тяжелую травму колена, которая и вызвала длительный простой.

Владимир Юрченко: Италия или Жодино
— Не стало ли неожиданностью то, что “Шахтер” не продлевает с тобой контракт?
— Нет. Я знал, что все этим закончится. Да и у самого не было особого желания оставаться в Солигорске.

— Почему?
— Во-первых, по условиям. Только зарплата — ни премиальных, ни бонусов: я же не играл... Во-вторых, говорил: если останусь, а вы мне снова скажете, что не готов — как тогда? В этом плане у нас было недопонимание.

— То есть отношения с главным тренером и директором клуба не сложились?
— Почему? Теплыми их не назовешь, но рабочими — вполне: мы нормально общались.

— А с кем-то из игроков успел обзавестись приятельскими отношениями?
— С ребятами из “Шахтера” я дружу. И, надеюсь, так будет впредь.

— Когда официально истекает срок твоего соглашения?
— Двенадцатого февраля.

— Выходит, станешь свободным агентом и сможешь перейти в любой клуб?
— Да.

— Кажется, в тебе заинтересован Сергей Гуренко...
— Так и есть.

— Был разговор с главным тренером “Торпедо”-БелАЗа?
— Был.

— Если не секрет, о чем беседовали?
— А какие секреты? Сергей Витальевич сказал, что хочет со мной поработать. Но сначала мне надо разобраться со своим теперешним клубом — и уже тогда решать, что делать дальше.

— Сдается, у тебя есть и зарубежный вектор...
— Да. На днях станет известно, выгорит ли один итальянский вариант. Если же не получится, то наверняка продолжу карьеру в Жодино. Я хочу поработать с Гуренко. Он профессионал — понял это даже по разговору. Витальич сказал, что знает, как после такой травмы подготовить меня к Олимпиаде. И, ясное дело, рассчитывает на мою помощь клубу. В общем, понравилось, как мы побеседовали — очень хорошо и откровенно. И сам после этого хочу в “Торпедо”.

— На твой взгляд, кто виноват, что минувший год фактически вычеркнут из твоей футбольной биографии?
— Доктор, кто же еще! На тренировке столкнулся с Леончиком — и Тадеуш Переход, тогда работавший в медицинском штабе “Шахтера”, отправил в Минск на снимок. Ну, поехал, сделал — и там специалист мне сказал: если боли через десять дней не прекратятся, потребуется операция. А Тадеуш на это: ай, да он не футбольный доктор и не знает специфики — через работу все пройдет. Спустя некоторое время говорю ему: все равно болит! А он, видимо, нашептал что-то Иванычу (Журавлю. — “ПБ”.) и Васильичу (Вергейчику. — “ПБ”.), типа я увиливаю. Так мне, конечно же, прямо заявили: хватит дурака валять — работай, как все! Отвечаю: у “молодежки” скоро чемпионат Европы, как я могу увиливать? Просто болит нога, правда ведь! Тогда Вергейчик сказал: хорошо, давай я с тобой индивидуально позанимаюсь...
Вот так и тренировался через боль, а Переход говорил, что все у меня хорошо. Результат известен: в Германии в июньском спарринге “молодежки” просто принимал мяч — и сломался.

— Если бы возникла возможность открутить все назад, не отправился бы на тот сбор перед чемпионатом Европы в Дании?
— Да уж, лучше поехал бы куда-то на реабилитацию. А так — разрыв крестообразной связки...

— Тогда форсировал форму?
— Да. Но никого не хочу винить в происшедшем, кроме доктора. Слава богу, сейчас ногу уже прилично закачал, и все в норме. Осталось поехать на сбор — готовиться.

— С кем?
— Ну, с “Шахтером” ведь уже точно не поеду. Кто пригласит...

— Кстати, а в “Шахтере” на тот немецкий сбор отпускали спокойно или нехотя?
— Вергейчик говорил Кондратьеву, что я не полностью готов. Но Петрович все равно меня взял — просто хотел особо не нагружать. Так и было, но в итоге произошел несчастный случай. И я уже сказал, к какому человеку за него есть претензии. Зато не имею их ни к Кондратьеву, ни к Вергейчику, ни к Журавлю. Уважаю этих хороших людей — просто так получилось... Значит, “Шахтер” не моя команда. Надо менять обстановку. И не из-за того, что в Солигорске с кем-то из тренеров или руководства у меня возникали конфликты — их не было.

— Однако сложилось ощущение, что в прошлом году ты был в “Шахтере” только формально. По большому же счету, много времени провел вне команды...
— Ну да. За “Шахтер” сыграл лишь два раза в апреле — в домашних матчах с “Минском” и БАТЭ. А то, что выходил еще в нескольких встречах по десять-пятнадцать минут, не считаю. К сожалению, в последнем чемпионате все у меня пошло наперекосяк...

— Чем занимался в Могилеве?
— А чем можно было заниматься на костылях? Дома сидел... Потом, когда уже стал на ноги, поехал на реабилитацию в Германию. Когда вернулся, продолжил курс лечения в специализированном центре в Могилеве.

— Как сейчас здоровье?
— В порядке.

— А в нефутбольной жизни — без проблем?
— Да, все нормально.

— Любопытно, почему ты не присутствовал на чествовании “Шахтера” по итогам сезона? Сам не хотел?
— Что вы, мне очень хотелось туда попасть! Просто именно в то время нужно было срочно отлучиться по делам в Москву. А так с удовольствием посидел и пообщался бы с ребятами в Солигорске.

— Как ни крути, твой громкий трансфер в “Шахтер” в итоге стал одним из главных разочарований минувшего сезона. Переживал, что не помог команде в еврокубках, чемпионате?
— Да.

— Надеешься, что за черной полосой наступит белая? Имею в виду твою мечту поехать на Олимпиаду...
— Ха! Я не просто надеюсь, а верю, что все будет хорошо!

— Однако для этого нужно быстрее определяться с клубом...
— Это точно. У меня осталась максимум неделя — сборы, которые проводятся в феврале, никак нельзя пропустить! И так без футбола уже больше полугода...

— Следовательно, тебе нужен не просто хороший вариант в финансовом смысле — жизненно необходимо рассчитывать на игровую практику. Кажется, в этом плане омолодившееся “Торпедо” подходит...
— Все правильно, за деньгами я не гонюсь. Главное — набрать форму и подготовиться к Олимпиаде.

— Интересы клуба на втором месте?
— Ни в коем случае. Здесь же все взаимосвязано! К примеру, буду нормально проявлять себя в играх за Жодино, и это обязательно поможет на Олимпиаде. Повторюсь, надеюсь на помощь Гуренко. Очень сильный специалист, с которым мы поняли друг друга. Чувствую, и ему будет приятно со мной поработать, если все так сложится. Да и Георгий Петрович хорошо его знает...

— Может, Кондратьев тоже имеет отношение к жодинскому интересу к твоей персоне?
— Нет. Это инициатива Гуренко.

— Что пожелаешь себе на 23-летие, которое отпразднуешь 26 января?
— Побыстрее начать играть — вот что сейчас самое важное. Мне снова очень хочется показать себя...

Резюме
Напоследок уместно было обратиться за комментариями к шахтерскому штабу — мнения директора клуба и главного тренера горняков получились краткими.

Юрий Вергейчик: совместное решение
— Почему не продлеваете контракт с Юрченко?
— Это совместное решение руководства клуба и главного тренера.

— Выходит, немалые средства, которых стоил трансфер, не окупились?
— Пока финансовый вопрос по Юрченко не закрыт окончательно, комментировать что- либо не имеет смысла.

Владимир Журавель: мимолетное знакомство
— Какие у вас останутся впечатления от сотрудничества с Юрченко?
— Игрок был травмирован, мы пытались ему помочь восстановиться в начале года. А потом — снова травма. На этом наше знакомство практически закончилось.

— Действительно ли здесь так велика вина бывшего доктора “Шахтера” Тадеуша Перехода?
— Всегда есть две точки зрения — с одной и другой стороны. Проще всего взять и кого-то обвинить. Но я же снимки не делал... Думаю, в этой ситуации понемногу виноваты все.



Комментарии (5)

foggg 25 Янв 2012 11:00
по интервью - хороший человек
Dzenik 25 Янв 2012 00:47
Будзем верыць, што яшчэ не скончыўся.
ego 24 Янв 2012 23:51
Maicon при чем тут травма?
Maicon 24 Янв 2012 23:17
ego, ты далбаёб. Травмы у всех бывают.
ego 24 Янв 2012 22:33
кончился как игрок.....(((