2014-02-04 21:43:34
Прочее

Дело Гутора. Лозанна гуманна

Кажется, в отношениях Александра Гутора с БАТЭ наступает новый виток отчуждения. Скандальный разрыв контракта голкипера с борисовчанами аукается на неделе судебными вердиктами международных инстанций и официальными заявлениями действующих лиц.



В прошлом номере мы сообщали о решении Спортивного арбитражного суда (CAS), который наконец рассмотрел нашумевшее “дело Гутора” и вынес “приговор”. Его суть в следующем: ходатайство БАТЭ о дисквалификации футболиста — отклонить, а размер требуемой клубом-чемпионом денежной компенсации сократить в десять раз — с двух с гаком миллионов долларов до двухсот с гаком тысяч.
Вчера мнение по поводу новостей из Лозанны на страницах “ПБ” изложила сторона 24-летнего вратаря — устами агента Олега Еремина. БАТЭ свою позицию формулировал долго — изучал полученные из-за границы документы, — а официальное заявление на клубном сайте сделал поздним вечером, перед подписанием нашего номера в печать. В газетную строку в итоге попала лишь маленькая часть как всегда пространного борисовского комментария. Сегодня, раскрывая тему окончательно, мы публикуем полный текст пресс-релиза БАТЭ.
“Решение САS принято 31 января и направлено в наш клуб по электронной почте в 17.00. Так как официальным языком разбирательства был принят английский, решение сформулировано именно на нем, а его объем составил более 30 страниц машинописного текста. После перевода и тщательного изучения мотивировочной части БАТЭ считает необходимым отметить ключевые моменты, положенные в основу вердикта.
Во-первых, CAS принял к рассмотрению исковое заявление БАТЭ и безоговорочно подтвердил свою юрисдикцию по рассмотрению такого рода споров, исходя из Устава БФФ и трудового контракта с игроком. Отметим, что в противовес аргументам клуба, касающимся правомочности CAS по рассмотрению иска, Гутор и БФФ категорично придерживались мнения, что юрисдикции CAS в данном споре нет. Более того, представители Гутора обращались с заявлением в компетентные органы Белорусской федерации футбола с требованием об исключении БАТЭ из состава членов БФФ по причине обращения нашего клуба с иском в CAS, что, по их мнению, было грубым нарушением Устава БФФ (копия соответствующего заявления у клуба имеется).
Во-вторых, всесторонне, полно и объективно рассмотрев фактические обстоятельства дела, проанализировав, были ли соблюдены Гутором все необходимые условия для правомерности расторжения контракта в одностороннем порядке на основании спортивной уважительной причины, Коллегия судей пришла к выводу, что спортивной уважительной причины для расторжения контракта у футболиста не было. Ключевым аспектом при принятии данного решения послужил тот факт, что Гутор не соблюл важнейшее из условий — своевременность направления заявления о расторжении контракта, которое не было учтено юрисдикционными органами БФФ при рассмотрении спора на национальном уровне. Кроме этого, нам известны факты обращения Гутора в гражданские суды общей юрисдикции с требованием об оспаривании решений компетентных органов БФФ, что является недопустимым в рамках регламентирующих документов БФФ и ФИФА. При этом на уровне первой инстанции ему было отказано в удовлетворении требований.
Вместе с тем CAS отметил, что у клуба нет обязательств по отпуску игроков в состав национальных сборных для участия в матчах или учебно-тренировочных мероприятиях, которые не предусмотрены Международным календарем ФИФА (пункт 122 Решения CAS).
Касаясь суммы компенсации, следует отметить, что БАТЭ в своем итоговом заявлении в САS (апелляционном брифе) требовал вынести решение, согласно которому игрок будет обязан выплатить БАТЭ только сумму в размере около 500000 долларов на основании заработной платы футболиста в течение последних трех сезонов до одностороннего расторжения контракта, а также пеню в размере 5 процентов годовых и накладные расходы по участию в процедуре.
Думаем, что, снизив сумму компенсации до 200000 долларов, CAS принял соломоново решение. Оно, на наш взгляд, было продиктовано бесконечными доводами игрока, связанными с его крайне неудовлетворительным материальным положением — низкой заработной платой в “Динамо” (Минск), официальный размер которой, по заявлениям Гутора и его агента, составил всего 3000 (три тысячи) долларов, значительными расходами, понесенными на свадьбу и погашением кредита на строительство квартиры (аудиозаписью с данным заявлением во время слушания дела в СAS мы располагаем). В этой части следует упомянуть, что БАТЭ в рамках исполнения контрактных обязательств в 2011 году передал Гутору трехкомнатную квартиру в Минске, по улице Колесникова, 32, общей площадью порядка 76 кв. м.
Касаясь последствий неправомерного расторжения контракта Гутором, отметим: в связи с тем, что игрок не исполнил условия статьи, которая могла гарантировать ему право расторгнуть контракт по спортивной уважительной причине, и соответственно не мог основываться на ней, БАТЭ оставляет за собой право, после проведения консультаций с руководящими органами клуба, в рамках статьи 17 регламента ФИФА по статусу и переходам футболистов и статьи 15 регламента БФФ по статусу и трансферам игроков ходатайствовать перед дисциплинарными органами о применении к игроку санкций в виде дисквалификации сроком на 4 месяца, что не противоречит решению CAS.
БАТЭ считает, что в этой ситуации нет победителей и нет побежденных. Важно, что, несмотря на угрозы по поводу исключения клуба из членов БФФ и доводы о бесперспективности наших попыток отстоять свою честь в СAS, мы прошли свой путь до конца”.
Корреспондент “ПБ” также решил шагать до финиша — и для полноты картины запросил мнение федерации. Его “на диктофон” охотно и очень дипломатично изложил директор международно-правового департамента БФФ Сергей ИЛЬИЧ:
— Прежде всего отмечу, что Белорусская федерация футбола не являлась стороной в этом процессе. И до настоящего момента в наше распоряжение не поступало официального решения из Лозанны. С учетом сообщений в прессе можно лишь с удовлетворением отметить, что наши швейцарские коллеги вынесли вердикт, который по своей сути не отличается от того, что был принят ранее юрисдикционными органами БФФ. Более подробный комментарий будет возможен, когда мы получим официальный документ по этому делу из Спортивного арбитражного суда.



Комментарии (0)