2020-08-13 21:51:28
Интервью

Династия. Андрей Климовец: план “А” — остаться в “Моторе” и бороться за игровое время, план “Б” — уйти в аренду

Династия. Андрей Климовец: план “А” — остаться в “Моторе” и бороться за игровое время, план “Б” — уйти в арендуВ новом сезоне украинский “Мотор” будет близок нам как никогда. В обширном ростере запорожского клуба теперь сразу пять наших соотечественников! Двое из них — разыгрывающий Борис Пуховский и линейный Максим Бабичев — в Украине уже не первый год.


Еще двоих — линейного Вячеслава Бохана и вратаря Ивана Мороза — мы ждали там с конца зимы — начала весны, когда появились разговоры об их переходе. А вот летний трансфер пятого белоруса — левого полусреднего
Андрея КЛИМОВЦА — стал абсолютным сюрпризом. После того как представитель известной гандбольной династии, начатой его отцом Владимиром и дядей-тезкой Андреем, твердо решил расстаться с “Гомелем”, его ожидали увидеть где-нибудь в Западной Европе, но никак не в Украине. Участник Лиги чемпионов “Мотор” — вариант еще более статусный, чем многие из имевшихся, но здесь резонно возникает другой вопрос. Сколько игрового времени будет у, несомненно, талантливого, но еще совсем юного (в сентябре исполнится лишь 19) полусреднего? Вот и в среду в первом из двух августовских спаррингов с брестчанами Климовец-младший не получил возможности дебютировать в новом клубе. Спустя пару часов после окончания матча мы обсудили и этот важный аспект, и глобальные изменения в его карьере в целом.

— Невыход на площадку в матче с Брестом связан с тем, что ты не смог поехать на сбор “Мотора” в Германию?
— Моя ситуация еще не до конца понятна. Я могу уйти в аренду. По приезде отправился с командой на сборы в Вольноандреевку. Это база “Мотора” в Запорожье. Как такового просмотра не было. Приехал с уже подписанным контрактом. Но сбор в Германии мы с Борей Пуховским и Ваней Морозом пропустили. Нам не смогли сделать шенгенские визы. Тренировались со второй командой. И вот сейчас присоединились к основе в Беларуси.
Думаю, проблема еще и в моем возрасте. Игрок я не сильно опытный. Перед командой же стоят высокие задачи в Лиге чемпионов. Как сказал директор клуба, нужно занять четвертое место в группе. Думаю, эту задачу будут решать более опытные гандболисты. Но мне хорошо в том плане, что тренируюсь в отличных условиях, с классными игроками — где-то они подсказывают, где-то сам что-то вижу. Планирую здесь расти.

— Насколько вероятен вариант с арендой?
— У меня были предложения от конкретных клубов. Но не того уровня, как хотелось бы. Сказал, что варианты меня не устраивают. Этим занимается “Мотор”. Визы, повторюсь, у меня нет. Непонятно, как уехать в Европу. Были варианты в России и Беларуси, но я от них отказался.

— О каких клубах речь?
— Минский СКА, уфимский “Акбузат”. И еще литовский “Драгунас”. Три варианта. В контракте прописано, что без моего согласия меня не могут отдать в аренду. Наиболее реальным был отъезд в “Драгунас”. Тренер хотел видеть, звонил чуть ли не каждый день. Такая же ситуация с Уфой. Но я не считаю, что в этих клубах смогу расти так же, как в “Моторе”.

— А чем не устроил вариант со СКА? Там сейчас молодая команда.
— Да, молодая — выступают мои друзья-одногодки. Но очень много левых полусредних, высокая конкуренция. Там играл бы мало — как понимаю, время в новом сезоне будут давать всем. К тому же в “Моторе” меня устраивает тренировочный процесс. По ощущениям, он подходит мне больше.

— Но в принципе ты не против уехать в аренду?
— Да. Однако в клубе должны быть хорошие условия, качественный тренировочный процесс, возможность работать с игроками сильнее меня, чтобы чему-то у них учиться. Ну и игровая практика.

— На серьезные изменения в карьере ты решился в 18 лет. Не рано уехал?
— Считаю, чем раньше, тем лучше. Есть возможность расти, конкурировать, где-то совершать потери, но учиться на своих ошибках. В “Гомеле” я находился на хорошем для белорусского чемпионата уровне. Но нужно было прогрессировать дальше.

— Все думали, что из “Гомеля” ты уедешь в Германию, поближе к дяде, но вышло иначе. Как стал возможен вариант с “Мотором”?
— Вариантов было много. Планировалось, что останусь еще на сезон в “Гомеле”. Но решил, что все-таки стоит уехать. Когда во всем мире в гандбол играли только в Беларуси, а остальные чемпионаты были остановлены из-за пандемии, мы встречались с Брестом в Гомеле. Я тогда неплохо сыграл. И на меня вышел агент из Австрии. Начали общаться и искать клуб. Варианты возникали, но из-за коронавируса было трудно уехать. Потому что клубы не знали, какими будут бюджеты на следующий сезон.
Мог отправиться в Германию и Словению. Если бы не пандемия, скорее всего, уехал бы в “Тримо” из Требнье. Эту команду возглавил Урош Зорман. Мы общались, он очень хотел, чтобы я у него играл. Но за молодого гандболиста требуется компенсация клубу, который его вырастил и подготовил. В этом сезоне из-за пандемии заплатить за меня в Словении возможности не было. Мне сказали: можем выслать контракт через год, а пока найдем команду, где будешь много играть. Но это меня не устроило.
А потом со мной связался другой агент. Он работает при “Моторе” и предложил перейти туда. Считаю, для меня это неплохой вариант продолжения карьеры.

— В Германии куда именно мог перейти?
— Там не было ничего конкретного. Одно из первых предложений — клуб первой бундеслиги “Людвигсхафен”. Мне говорили: мол, нужно время. Но оно уже заканчивалось. Еще “Кобург-2000” — команда, которая поднялась из второй лиги в высшую. Однако там сказали, что надо будет приехать на просмотр, когда закончится пандемия. Непонятно, понравился бы я клубу или нет. Если нет, пришлось бы искать другую команду перед самым началом сезона. Это было бы проблематично.

— Как отнеслись к запорожскому варианту отец и дядя?
— Понятно, что с отцом общался больше. Всегда советовался с ним и буду советоваться. Он играет для меня большую роль, многому научил. Когда появился “Мотор”, они с дядей сказали: это неплохой вариант, тебе уже нужно уезжать. А там надо доказывать, что ты достоин быть в команде. Если понравишься тренеру в процессе подготовки — будет тебя выпускать. Если нет — сядешь на лавку. Дядя добавил: “Ждать с моря погоды не надо”.
Все зависит от меня. Понимаю, что это совсем другая работа. У меня теперь больше желания, старания. Нужно показывать, что я заслуживаю играть в той же СЕХА-лиге, делить с другим полусредним время пополам. Про Лигу чемпионов сейчас не говорю. Как понимаю, руководство взяло меня на перспективу. С расчетом, что со временем я окрепну и смогу давать результат.

— Про СКА ты сказал. А в Брест мог переехать — этим летом либо раньше?
— Да, в июне поступало предложение. Разговаривал с Павлом Башкиным. Он сказал, что тренер хочет меня видеть, будет предоставлять практику. Но мне дали мало времени подумать. До 15 июня нужно было ответить. Это бизнес. Каждый выбирает для себя лучшее. Если бы в другом клубе предложили более интересные условия, уехал бы туда. Павел сказал: “Перезвони до 15 июня”. Но я не перезвонил, потому что, повторюсь, было мало времени и возникли иные варианты. Если бы этого времени оказалось больше, стоял бы выбор, куда переходить: в “Мотор” или Брест? Но все быстро замялось. Надеюсь, на меня никто не обижается.

— Пару лет назад в похожей ситуации в “Мотор” уходил твой коллега по амплуа Алексей Шинкель. И закрепиться не смог. Его пример не отпугивает?
— Нет. Это он, а это я. Мы занимаемся одним делом. Но у нас разные взгляды. Если у него не получилось, это не значит, что не получится у меня. Здесь свою роль играет и удача. Может, у меня выйдет. А может, тоже нет. И потом будут говорить: вот перешел Шинкель, перешел Климовец... И не смогли заиграть. Если честно, я об этом даже не задумывался.

— Наличие в Запорожье еще четырех белорусов было важным фактором при переходе?
— Не думаю, что это сыграло слишком большую роль. Даже если бы в “Моторе” не выступали белорусы, но это был лучший вариант, я тоже перешел бы туда. Однако приятно, когда в команде играют люди из твоей страны. Они помогут в сложной ситуации, подскажут. Тем более и Максим Бабичев, и Борис Пуховский находятся там уже долгое время. Макс помог в бытовых вопросах. На тренировках работал со мной в паре. Если не получалось выполнять упражнение правильно, говорил: не переживай, привыкнешь, не все сразу делали, как надо. И Боря интересовался, как дела. Они оставили о себе хорошее впечатление.

— Долгосрочный контракт по схеме “3+1” — чья инициатива?
— Понимаю, что нахожусь в том возрасте, в котором со мной не стали бы заключать кратковременный контракт. Смысл это делать? Клуб доведет меня до определенного уровня, а потом я уйду в другую команду и никакой пользы не принесу. Я не против такого соглашения. Договорились, что четвертый год — по усмотрению самого “Мотора”.

— Переезд в Запорожье увеличивает твои шансы попасть в национальную сборную уже в ближайшее время?
— Все зависит от моей работы в клубе, от того, как буду себя показывать. Считаю, что если продолжу прогрессировать, через годика два вполне могу попасть в сборную.

— В общем, у тебя сейчас два варианта: либо уходишь в аренду, либо остаешься в “Моторе” и борешься за игровое время?
— Да. Но, конечно, больше хочу остаться, работать и доказывать, что могу играть. Однако если появится хороший вариант аренды, рассмотрим его. Если уйду, то с тем расчетом, чтобы через год вернуться и получать игровое время уже в “Моторе”.

— Не боишься, что практики будет совсем мало? Поговаривают, новый сезон СЕХА-лиги может пройти в усеченном формате.
— Слышал об этом. Но, считаю, стану добавлять за счет тренировок, на которых буду работать с более сильными игроками. Мне хватит пятнадцати-двадцати минут в матчах СЕХА-лиги, чтобы прогрессировать.

— С тренером “Мотора” Гинтарасом Савукинасом обсуждал свои перспективы в команде?
— Об аренде мы с ним не разговаривали. Но после сборов в Вольноандреевке он меня похвалил. Сказал, что я работоспособный и оставил хорошее впечатление.

— Резюмируем: настроен позитивно, какой бы вариант ни осуществился?
— Конечно. Хочу расти дальше и со временем уехать в еще более сильный клуб. И приносить пользу не только ему, но и сборной Беларуси.

— Как тебе Запорожье? Город известен многочисленными заводами и не лучшей экологией...
— Да, заводов много. Вечером это чувствуется. Есть неприятные запахи. А так впечатления хорошие. Много молодежи, различных мест, где можно погулять. Ничего плохого не могу сказать. После сборов, кстати, я жил у Вани Мороза. Но договорились, что клуб снимет мне квартиру.

— Правда, что в детстве ты, как и папа, был левшой, но тебя переучили?
— Да, есть такая история. Больше использовал левую руку, когда ел, играл. Говорят, переучила бабушка по папиной линии.

— Не жалеешь сейчас?
— Было бы хорошо, если бы я умел бросать и отдавать пасы как правой, так и левой рукой. Но уже ничего не поделаешь. Левую развиваю как могу. Но не брошу ею так, как Марко Панич из Бреста или Никита Чижик из БГУФКа-СКА, которые используют обе руки. Могу отдать пас и бросить в сложной ситуации левой, но это будет менее эффективно, чем правой.

— Чем увлекаешься, кроме гандбола?
— В Гомеле часто гулял с друзьями. А других занятий и нет. Еще учусь в гомельском университете. Теперь должен перейти на индивидуальный план обучения. Если переведусь на “заочку”, будет стоять вопрос с армией. А туда сейчас не хотелось бы. До этого был в училище олимпийского резерва. Как сейчас помню, уходил из дома в 7.30, потом два урока, тренировка, еще три урока, в пять вечера приходил, ел, менял форму, выезжал на вторую тренировку и в девять возвращался.

— Как-то ты забросил 23 мяча в одном матче. Что это была за игра?
— Было дело. На Олимпийских днях молодежи. Гомельская область играла против Могилева. Я тренировался с ребятами 2000 года рождения, а сыграл за мой 2001-й. Всего команда тогда забросила сорок пять — пятьдесят мячей. Вот так получилось.



Комментарии (0)