2011-06-30 21:11:13
Интервью

Прямая линия. Жизнь без “надо”. Сергей Рутенко: могу еще и вратарем...

Прямая линия. Жизнь без “надо”. Сергей Рутенко: могу еще и вратарем...Встреча с пятикратным победителем Лиги чемпионов проходила в привычном для Сергея РУТЕНКО ключе: он, как всегда, торопился на очередную деловую встречу, но тем не менее, как и полагается настоящему профессионалу, отвечал на вопросы посетителей сайта “ПБ” обстоятельно и с видимым удовольствием. Поэтому не хотелось “грузить” чемпиона еще и отсебятиной. Гость и так отработал в режиме нон-стоп целых три гандбольных тайма, рассказав о себе, белорусской сборной, гандболе и жизни вообще, наверное, все, что мы желали услышать...



— Вы посещаете матчи футбольной “Барселоны”? Если да, то как часто? Переживаете ли за одноклубников? Вообще любите ли футбол? За какой клуб болеете? Следите ли за выступлениями остальных спортивных команд “Барселоны”? (Игорь Мальцев, Гомель)
— В этом сезоне ходил на “Камп Ноу” только раз. У нас ведь тоже насыщенный календарь. Но когда футбольная “Барселона” играет с “Реалом” или выступает в Лиге чемпионов, тогда, конечно, смотрю поединки по телевизору, переживаю. Однако фанатом футбола себя не считаю, больше всего люблю гандбол. А что касается остальных барселонских команд, то нравится наблюдать за играми баскетболистов. Был на четвертьфинале Евролиги, где “Барса” уступила “Панатинаикосу”. Искренне огорчился поражению. Потом побывал и на “финале четырех”, проходившем в Барселоне. Так что за баскетболистов, получается, болел чаще всего.

— Знакомы ли с кем-нибудь из футбольной “Барселоны”? Каковы звезды в общении?
— Иногда общаюсь с Гвардьолой, Пуйолем, Кркичем. Это весьма приятные люди.

— Як вы ставіцеся да такiх сiмвалаў Беларусі, як бел-чырвона-белы сцяг і герб “Пагоня”? (Карэн Акопаў, Швецыя)
— Нормально отношусь. Это геральдика времен Великого княжества Литовского, откуда все мы родом.

— Што для вас асабіста азначае слова “свабода”?
— Это в первую очередь свобода в действиях. Больше всего мне не нравится слово “надо”. Стараюсь его избегать, не употреблять. Как в личной жизни, так и в профессиональной деятельности довольно жестко на него реагирую. Если мне кто-то говорил, что, мол, надо делать так, то часто из принципа поступал наоборот. Не люблю, когда лишают свободы выбора. На Западе меня ведь тоже пытались переделать. Но поступал по-своему. И потом, когда все узнали мой характер, никаких претензий уже не слышал. У меня свои взгляды и принципы. Никого не обворовывал и не обманывал. Мое отношение к другим всегда было таким, каким хотел бы видеть их отношение ко мне.

— Чаму ў беларускім гандболе няма хаця б трох iгракоў такога ж класа, як вы?
— Если взять нашу серебряную “молодежку” 2000 года, то мы изначально пошли разным путями. Кто-то уехал сразу, кто-то позже, кто-то вообще остался здесь. То есть, по сути, мы были предоставлены самим себе — как, впрочем, любой другой игрок следующих генераций. Тогда в белорусском гандболе были нелегкие времена. Сейчас, к счастью, все изменилось в лучшую сторону. Так что стараемся ситуацию исправлять.

— Как игралось под флагом Словении? Не чувствуете ли себя предателем по отношению к этой сборной? (Игорь Каминский, Минск)
— Замечательно игралось. До сих пор считаю эту страну своим вторым домом. Остались отличные отношения не только с ребятами, но и с руководителями словенского гандбола. Мы, кстати, разговаривали и на тему “предательства”. Меня благодарили за игры, которые провел в составе их команды. Хотя, по моему мнению, дал ей меньше, чем мог бы. Да и в словенской прессе не видел ни одной публикации, где меня осуждали бы за стремление вернуться в родную сборную.

— Прокомментируйте ситуацию вокруг Сергея Горбока. Почему, по-вашему, он променял Беларусь на Россию? Общаетесь ли вы с этим человеком? (Сергей Булгак, Минск)
— У каждого свое мировоззрение. Поэтому давать оценку поступку Сергея не хочу. По мере возможности мы общаемся и пересекаемся через общих знакомых. Но случается это довольно редко.

— Вас не напрягают постоянные поражения нашей сборной? (Андрей Жидко, Иваново)
— Поражение поражению рознь. После проигрыша датчанам настроение не было плохим — мы показали, что реально движемся вперед, не стоим на месте. А после фиаско в Чехове на душе было пасмурно. Сыграли не так, как могли бы. И вся ответственность за это лежит на нас. Нельзя расточительно подходить к таким играм. Сейчас важно не только копить опыт, но и поддерживать ритм, который набрали. А мы его потеряли, потому что не боролись за победу, играли как получалось, без максимальной мобилизации. Потом все были расстроены. Но какой смысл размахивать кулаками после драки, если мы допустили просчеты еще до поединка. Надеюсь, эта игра станет для нас уроком. Что сделаем работу над ошибками и больше никогда их не повторим. Хотя итоги всего отборочного цикла все же можно признать удовлетворительными. Команда нащупывает игру и раскрывает потенциал. Спасибо болельщикам Бреста и Минска. Поддержка была отличной. Когда мурашки по коже даже на представлении команд — это незабываемо. Радостно, что в нас поверили. Но так будет, пока люди видят, что мы выходим на площадку с одной целью — победить. Об этом важно помнить каждому игроку сборной...

— Собираетесь ли выступать дальше? Отказа не последует?
— С моей стороны? Это было бы довольно глупо. Особенно после такой эпопеи по возвращению. Играть за сборную буду, пока будут вызывать. Тем более, повторюсь, верю в нашу команду. Сегодня помогаю молодым ребятам. А завтра, возможно, они помогут мне.

— Не пытаетесь уговорить вернуться в сборную Горбока?
— Повторю слова Юрия Шевцова о том, что Сергей — замечательный игрок. Но если он сам не хочет играть, то зачем уговаривать?

— Следующий отбор точно пройдем?
— Будем стараться.

— Какую защитную схему вам наиболее сложно преодолевать? Как относитесь к персональной опеке? Часто ли ее используют против вас в чемпионате Испании? (Федор Хисканов, Новополоцк)
— “Персоналка” не столько неудобна, сколько противна — стоишь в сторонке и лишь наблюдаешь за действиями партнеров. Самое не- приятное воспоминание, связанное с подобным типом защиты, — прошлогодний финал Лиги чемпионов против “Киля”. До 45-й минуты мы абсолютно спокойно выигрывали и были на голову выше соперника. А потом тебя берут персонально, видишь, как все это рушится, и ничего не можешь поделать... В испанском чемпионате такое случается разве что при конвульсиях оппонента, попытках внести хоть какие-то коррективы в игру. В “Барселоне” так много индивидуально сильных исполнителей, что так с ней бороться практически бесполезно.

— У футболистов, например, принято спрашивать про самый красивый забитый мяч. Можете ли выделить какой-нибудь из своих заброшенных?
— В футболе забивают на порядок меньше. Потому и называть памятные голы там гораздо проще. А я затрудняюсь.

— Назовите, пожалуйста, символическую сборную из игроков, с которыми когда-либо играли. (Андрей Соротник, Минск)
— Вратарь — Арпад Штербик, линейный — Роландо Уриос, левый угол — Эдик Кокшаров или Ваня Бровко. Розыгрыш — наверное, все-таки Урош Зорман. Или Дани Сармьенто. Так, кто справа? В “молодежке” мне очень нравилось взаимодействовать с Андреем Курчевым. Жаль, что во взрослой сборной мы не смогли поиграть долго. Все же Ласло Надь, пожалуй. Ну а на фланге — Мирза Джомба. Все они не только игроки мирового уровня, но и люди, с которыми пошел бы в разведку.

— Брат Денис часто обращается к вам за советами, как поступить в игровых ситуациях, в тренировочном процессе?
— Хотелось бы, чтобы чаще. Он у нас слишком независимый и гордый.

— Часто ли вспоминаете поражение молодежной сборной в финале чемпионата Европы 2000 года? (Антон Костюкевич, Брест)
— До сих пор. Тогда с сербами мы играли уже третий раз в течение месяца. И, отдадим им должное, сценарий всегда был один. Мы вели до 45-й минуты, а потом соперники начинали отрываться. Следует полагать, по абсолютно объективным причинам: балканцы были просто сильнее. На финал настраивались очень серьезно. Но в том матче просто ошеломляюще сыграл сербский левый полусредний Любомир Павлович, забросивший девятнадцать мячей. А ведь у нас в воротах был лучший голкипер чемпионата Леша Жук. Но бывает, на игрока снисходит такое вдохновение, что он становится практически неудержим. Кстати, потом общался с Любомиром, долго игравшим в Испании. Так он проклинал свою тогдашнюю результативность. После того чемпионата его сразу же подписал “Киль”. Там рассчитывали, что молодой игрок будет так же сверхрезультативен и во взрослом гандболе. Но, как это часто бывает, не сложилось...

— У вас есть игровые недостатки? Сколько еще планируете играть и не хотите ли на закате карьеры вернуться в “Аркатрон”? (Николай Ланец, Брест)
— Мою игру в защите, конечно, не назвать выдающейся. Что касается планов, то хочу поиграть еще лет пять. Думаю, физическое состояние позволит. Возвращение в “Аркатрон”? Ха, за время карьеры понял: в жизни возможно все...

— Кто, на ваш взгляд, лучший гандболист мира? (Александр Будник, Брест)
— Сегодня выделить кого-то одного трудно. Мысленно изымаешь кандидата из его клуба, переводишь в менее сильный — и уже не уверен, сможет ли он показать там такую же феерическую игру.

— Допустим, в товарищеском матче сошлись бы белорусская сборная и “Барселона”. За кого вы болели бы, не будь возможности сыграть? И за кого сыграли бы, будь выбор? (Ярослав Белый, Минск)
— Если это случится в пору действия контракта, то, безусловно, придется играть за “Барсу”. Она работодатель, кормит меня и мою семью. А в свободное от контракта время, разумеется, выберу национальную сборную. Здесь и думать нечего.

— Серега, привет! Отрадно, что у сборной есть в твоем лице потрясающий лидер, способный повести молодежь против любого соперника. Смотрю и не нарадуюсь! Вопрос такой: не устал тянуть на себе это бремя лидерства? (Андрей Барвиюк, Минск)
— Спасибо за вопрос моему партнеру по серебряной “молодежке”. Не стал бы говорить об усталости. Как и у Андрея, у меня большая вера в этих ребят. Когда пришел в команду, то слышал перед первым матчем с датчанами: ну, это же звезды! И было немного обидно. Поверьте, эти парни работают не меньше датчан. А желания у них гораздо больше. Просто хотелось донести до игроков, что соперники — те же люди из плоти и крови. Думаю, в процессе отборочного турнира ребята поняли, на что способны. Остается только переплавить работу в результат, который устроит всех.

— На сколько лет рассчитан ваш контракт с “Барселоной”? (Евгений Бордушко, Минск)
— Контракт еще на два года. Испытываю большое удовольствие от игры именно в “Барселоне”. Мало того что живу в одном из прекраснейших городов мира, так и модель клубного хозяйства кажется мне эталонной. Не буду против продления соглашения. Наверное, все решится в течение этого сезона, максимум в начале следующего.

— Наша футбольная каманда выйшла на Алімпійскія гульні. Не крыўдна, што там няма гандбольнай? І ўвогуле, якія, на вашу думку, шансы на Алімпіяду-2016? (Канстанцін Нашчынец, Стоўбцы)
— Конечно, обидно, что не попали на Олимпиаду. Но позитив хотя бы в том, что задача попасть на Игры в Рио уже никому не кажется фантастической.

— Наколькі моцныя сувязі паміж гандбольнай і футбольнай “Барселонамi”?
— Отношения между всеми секциями хорошие. Всегда рады поздравить друг друга, когда выигрываем чемпионаты Испании или еврокубки. В этом году была идея отпраздновать победы в футбольной и гандбольной Лигах чемпионов вместе. Однако плотный график, из-за которого футболистам пришлось разъехаться по сборным, этому помешал. А было бы здорово...

— Як ставіцеся да сітуацыi ў мінскім “Дынама”? Як ацэньваеце сённяшняе месца клуба ў еўрапейскім клубным гандболе?
— Надеюсь, что все в “Динамо” наладится. В клубе хороший коллектив как исполнителей, так и руководителей. И я исполнен оптимизма. Надеюсь, мы встретимся в групповом турнире Лиги чемпионов уже в этом сезоне.

— Где и когда вас можно встретить в Минске, чтобы сфотографироваться? (Антон Никитин, Минск)
— Практически каждый день бываю в центре. Но зачастую сам не знаю, где буду через час. Много дел. Но если кто-то хочет сфотографироваться, то, думаю, можно договориться через редакцию “Прессбола”. Звоните, никаких проблем.

— Кто для вас самые неудобные вратарь и защитник? (Дима, Минск)
— Арпад Штербик из “Сьюдад-Реаля” и Маркус Альм из “Киля”.

— Что думаете о своем статусе самого дорогого гандболиста мира? Самый дорогой — значит, и лучший? (Артем Маркин, Минск)
— Вовсе не обязательно. А касательно моего статуса... Не все знают, что я много лет потом и кровью добивался признания. И, может быть, мне просто выпала такая награда. И она точно не в тягость. Приятно...

— Над чем в первую очередь посоветуете работать молодым игрокам вашего амплуа? Кого считаете самым перспективным белорусским гандболистом?
— Нашим ребятам не хватает важного качества — стойкости характера. Не скажу, что это болезнь всех. Но многих. Есть неплохая физическая подготовка, есть огромное желание играть. Но бывают моменты, когда надо проявить характер, да так, чтобы деморализовать противника. Надеюсь, мы усилимся и в этом компоненте. А из перспективных молодых полусредних выделю Диму Камышика. У него все данные, чтобы стать хорошим игроком.

— Общались ли вы с Андреем Курчевым после его решения не играть за сборную? (Андрей Рапопорт)
— Общаемся постоянно. Мне выпала радость стать крестным отцом его сына. Это, наверное, тоже говорит о степени нашей близости. Если честно, даже не представляю, что должно произойти, чтобы мы вдруг поссорились. Так что, разумеется, осуждать Андрея не буду. Он заслужил хорошее к себе отношение хотя бы потому, что всегда приезжал в сборную по первому зову и самые тяжелые травмы получил именно в ее составе. Сейчас Андрей попал в непростую ситуацию, связанную с клубом. Но у меня теплится надежда, что мы еще выступим в одной команде.

— Вы играете на самом высоком уровне, видели и знаете многое. Поделитесь опытом, подскажите, что можно сделать нашим клубам для лучшей организации матчей и работы с болельщиками? (Мила Костылева, Минск)
— Очень многое есть смысл взять у немцев. Может быть, организовать какие-то стажировки для сотрудников клубов, чтобы посмотрели, как там умеют делать праздник из любого матча. На трибуны приходят семьями. И когда ребенок посмотрит какое-нибудь лазерное шоу, то в следующий раз он сам потащит родителей на гандбол.

— Подскажите что-нибудь нашим спортивным пиарщикам. А то в гандболе, по-моему, только СКА работает достойно. Мне очень понравились их презентация новичков и недавний показ белья. И до Волочковой даже достучались! А остальные?
— Ну что можно сказать? Молодцы. И респект парню, который там этим занимается. Если бы у нас в каждом клубе были такие специалисты, то популярность вида выросла бы значительно. И это касается не только гандбола. Наша страна традиционно отстает от остального мира в понимании каких-то простых явлений. Спорт как зрелище надо продавать. А для этого надо вызвать к нему интерес, выделить вид или команду из десятков подобных. Но сделать это непросто. Мало расклеивать афиши и давать объявления в прессе. Надо искать нетривиальные ходы, заманивать на трибуны женщин, детей, целые семьи, предлагать им комплекс услуг. За зрителя надо бороться. Другой вопрос: где найти стольких нестандартно мыслящих людей?

— Стали ли бы вы участвовать в показе, подобном тому, что устроила Леся Ткаченко с минским СКА? То есть разгуливать по подиуму в одних трусах. И как к этому отнеслась бы ваша супруга? (Наташа, Минск)
— Знаете, однажды я уже поучаствовал в показе коллекции Ивана Айплатова и демонстрировал такой наряд, после которого трусы показались бы добротным костюмом. И моя жена отреагировала самым положительным образом. Готов быть действующим лицом в самых креативных акциях, если они направлены на популяризацию нашего вида спорта.

— Расскажите о своей семье. Как вы познакомились с женой? Часто ли бывают у вас размолвки? Что помогает сохранять отношения?
— Жену зовут Алена. А познакомили нас, при всей независимости моего характера, родители. Так уж получилось. Как принято говорить в таких случаях, между нами сразу пробежала искра, и дальше отношения стали развиваться своим чередом. Размолвки, конечно, бывают, как и в любой семье. Но за восемь лет совместной жизни мы ни разу не кричали друг на друга и уж тем более не били посуды.

— Как насчет показа в Минске Кубка чемпионов? (Артур Прусаков, Минск)
— Я его уже как-то привозил благодаря тому, что у моего бывшего клуба — “Сьюдад-Реаля” — хорошие отношения с руководством федерации и минского “Динамо”. Но я не против сделать подобные путешествия кубка традицией. Эта идея мне нравится.

— Есть ли у твоего брата Дениса задатки перерасти уровень белорусского чемпионата?
— При всех недостатках у него есть упорство — по-настоящему хорошая черта, которая в итоге может перевесить все.

— Что, на твой взгляд, изменилось в белорусском гандболе с приходом Владимира Коноплева?
— Все. Мы встали с головы на ноги. Сегодня федерация — это рабочая структура, где собрались знающие дело профессионалы. Еще одна заслуга Владимира Николаевича в том, что он вернул на родину многих квалифицированных игроков. От этого поднялся уровень чемпионата. Уже не буду говорить, что детский гандбол получил мощный толчок и мы вправе вскоре ждать отдачи. Конечно, есть еще много проблем. Но вектор движения, безусловно, верный.

— Насколько поспособствовал популяризации гандбола 32-часовой марафон?
— Блестящая затея. Такие акции объединяют игроков всех поколений. Признаюсь, что с большой гордостью рассказывал об этом партнеру по “Барсе” Йесперу Ноддесбо. Когда сообщил, что и он как участник марафона может попасть в Книгу Гиннесса, датчанин очень обрадовался. Да что датчане! Ребята, которые уже давно закончили активную карьеру и с которыми раньше тренировался, все равно вышли на паркет и самозабвенно играли всю ночь. Мы молодцы, что такое сделали.

— Как относишься к тому, что спортсмены нередко меняют гражданство?
— Как ни странно это прозвучит из моих уст, я сторонник футбольного подхода, который напрочь запрещает выступать за одну национальную сборную, если ты уже заигран за другую. Хотя возьмем Бразилию и представим, какой у нее конкурс на место в сборной и сколько мастеров высочайшего уровня в силу разных причин туда все-таки не попадают. Справедливо? Не очень. Если же взять меня, то, возможно, мир не узнал бы о таком гандболисте, как Рутенко, если бы я не стал играть за “Целе” и сборную Словении. Так что однозначного ответа на этот вопрос все же не дам.

— Сейчас у спортсменов пора отпусков. А какой самый незабываемый отдых был у тебя?
— На Мальдивах, три года назад. Там наконец-то занялся дайвингом. Надеюсь этим летом понырять и возле Сейшел.

— Кого из журналистов считаешь докой в гандболе? Нашлось бы место в гандбольной федерации для Сергея Новикова?
— Новиков — не дока, он гуру. И не только в гандбольной журналистике. И, само собой, в федерации он тоже пригодился бы. Хотя Сергей и так работает на наш гандбол. Наверное, целесообразно оставить его в “Прессболе”, не лишая журналистику столь мощной фигуры.

— Кого из молодых белорусских игроков вы могли бы выделить как наиболее перспективных? Способен ли кто-нибудь из них заиграть в сильном европейском чемпионате? (Антон Федорович, Слуцк)
— Думаю, что на это способны большинство игроков сборной. На самом деле в спорте многое зависит от везения и умения попасть в струю. Если взять за пример меня, то в своем спортивном классе я точно не был лучшим. Но кто-то завязал, потому что заленился, кто- то — по состоянию здоровья. А потом я играл в западных чемпионатах, смотрел там на молодых гандболистов и видел их уровень. Он был ниже, чем у моих сверстников. Просто парни родились в Испании. Так что не надо ничего бояться, если будет шанс, его надо использовать.

— Как считаете, нынешняя система проведения чемпионата Беларуси с разделением на этапы объективна?
— У нас сегодня слишком большой разрыв между лидерами и аутсайдерами. Поэтому разделение просто необходимо, дабы избежать проходных матчей. С другой стороны, клубы, не попавшие в элиту, борются с теми, кто сопоставим с ними по силам. И от этого повышается мастерство. А когда одна команда может забросить другой столько, сколько захочет, это не идет на пользу ни одному из соперников.

— Как часто задумываетесь о будущем по завершении карьеры? Планируете ли заниматься тренерской деятельностью?
— Задумываюсь уже лет пять. И эта мысль не дает покоя, заставляет делать какие-то телодвижения и полезные шаги. Но это касается скорее бизнеса. Тренером себя не вижу. Пока, во всяком случае...

— Есть ли в нашем гандболе люди, которым вы хотите сказать большое спасибо?
— Безусловно. Прежде всего это мой первый тренер Борис Владимирович Репкин. Не могу не сказать об отце Андрея Курчева. Благодаря Петру Петровичу представилась возможность уехать. Вообще можно называть еще многих...

— Что знают испанцы о Беларуси? (Александр Матюх, Брест)
— Когда БАТЭ играл против “Реала”, по испанскому телевидению показали фильм о Минске. Но он был какой-то негативный. Если честно, я плевался. Первым делом голос за кадром сообщил, что Беларусь лидирует в мире по разводам на число браков. В Минске тогда стоял какой-то жуткий мороз, и у всех наверняка сложилось впечатление, что другой погоды там и не бывает.
Мне всегда проще представляться русским, ибо в ином случае придется долго объяснять, где находится наша страна. Ну не виноват я, что с изучением географии там какие-то глобальные проблемы! Правда, в одном случае из двадцати попадается человек образованный. “А ты из какого российского города?” — “Из Минска”. — “Так это же столица Беларуси!” Вот тогда действительно бывает приятно поговорить о нашей жизни.

— Помните ли вы свои дебютные официальные игры за сборную Беларуси в январе 2001-го в переполненном манеже в Уручье? Против Эстонии, против Италии. Нетрафаретно мысливший тренер Каршакевич в одном из матчей в качестве эксперимента использовал вас на позиции выдвинутого защитника в привычной для тех времен расстановке 5-1. Уютно ли вы тогда себя чувствовали? Знаю, что много действовали в розыгрыше, подменяли линейного Уриоса в “Сьюдад-Реале”. Был ли еще какой-нибудь необычный опыт игры на непрофильных позициях в интересах команд? (Роман Тимонович, Минск)
— Меня использовали в амплуа защитника главным образом на тренировках, имея в виду длинные руки и нацеливая на перехваты передач. Как-то смутно помню те матчи. В память врезался разве что поединок с австрийцами на их площадке. Меня тогда на край поставили, а полусредним играл Миша Якимович. А еще я стоял в воротах. Один раз в “Аркатроне”, когда на туре Балтийской лиги сломался наш единственный тогда голкипер Паша Витушко. Второй раз — в товарищеской встрече, когда после Олимпиады-2008 “Сьюдад-Реаль” играл с “Адемаром”. Тогда молодой вратарь у нас получил травму на разминке, а Штербика по ходу матча удалили на две минуты. Тренер, замещавший Дуйшебаева оказался в растерянности. А я вспомнил аркатроновский опыт и сам вызвался стать в ворота. После удаления Штербика был назначен семиметровый. Я его отбил — надо было видеть при этом лицо штатного пенальтиста соперников Страновского. Затем отразил бросок с угла — все это, разумеется, шумно приветствовали болельщики и партнеры. Затем по ходу сезона сломался уже Штербик, а второй вратарь был не в форме и тоже немного подломанным. И возле моего шкафчика в один прекрасный день положили вратарскую амуницию. Играть же предстояло не с кем-нибудь, а с “Монпелье” и не где-нибудь, а в Лиге чемпионов. Представил эту картину и пришел в ужас. И вслух поклялся никогда в жизни в ворота не вставать. На счастье, обошлись без моих услуг...

— Понравилась ли вам атмосфера брестской “Виктории” во время игры с россиянами? Как считаете, следует ли чаще привозить большой гандбол на периферию, в частности — в Брест? И почему интерес к этой игре в столице явно не соответствует прогрессу белорусского гандбола? (Николай Дацук, Брест)
— Мне очень нравится, когда гандбол популяризируется в областных и даже районных центрах. Поддержка в Бресте была, конечно, сумасшедшей. И очень жаль, что нам все же не удалось обыграть россиян. Кстати, хочу вступиться и за столичного болельщика. Во Дворце спорта атмосфера прекрасная, располагает к подвигам. Ну а цифры “Минск-Арены” — девять тысяч зрителей на матче с Данией — говорят сами за себя. В следующем году мы надеемся побить и этот рекорд посещаемости.

— Характерно ли для вас предстартовое волнение? Как отходите от поражений? Какова роль родителей в формировании вас как спортсмена? И какой вид спорта вы выберете для своей малышки? Мой муж предлагал вместо вопросов пригласить вас в гости, но я, конечно, постеснялась. (Людмила Жаркевич, Минск)
— Волнуюсь до сих пор, даже не представляю, как это выходить на поле без мандража. От поражений отхожу тяжело. Как только перестаю с кем-то общаться и остаюсь один, в голову сразу же лезут всякие противные мысли, выгнать которые никак не получается. Что касается роли родителей в формировании спортсмена, то она никакая. Мама даже одно время хотела, чтобы я завязал с гандболом после девятого класса и шел заниматься чем-то более серьезным. Но, к счастью, мне удалось ее переубедить. За терпение маме спасибо. Еще одно спасибо за толерантность — мама никогда не заставляла меня заниматься чем-то против моей воли. Пошел именно туда, куда хотел. Точно так же буду поступать и со своей дочкой. Пусть сама выбирает дорогу в жизни.
Что же касается приглашения в гости... Я в этом плане человек простой. Почему бы и нет, когда есть свободное время? Жаль только, выкроить его редко когда получается. Даже в отпуске для друзей...



Комментарии (0)