2013-09-25 13:40:52
Интервью

Юрий Шевцов: навстречу

Юрий Шевцов: навстречу
В
сю минувшую неделю Юрий ШЕВЦОВ вместе с ассистентами по гандбольной сборной страны увлеченно тренировал необычную команду. В плановые сроки первой тренировочной сессии национальной дружины были созваны не лучшие ее силы, а лишь те игроки, кому пробиваться в основу только предстоит. Столь нетрадиционный формат работы стал отправной точкой беседы с главкомом на темы, весьма актуальные для старта сезона.




— Осень и лето складываются для сборной необычно. Она до сих пор не работала в привычном основном составе...
— В белорусском гандболе сейчас вообще многое поменялось. Я думаю, в лучшую сторону. Летом уехали в зарубежные клубы Боря Пуховский, Сергей Шилович, Саша Титов. Они заслужили таких карьерных повышений и теперь играют, качественно тренируются вдали от дома. А у нас появилась возможность обратить внимание на других. Взять наиболее одаренных парней разных возрастов и подключить их к тренировкам сборной. Это первое изменение.
— Есть и второе?
— Да. Наладилось плодотворное и широкое сотрудничество с клубами. Очень внимательны к интересам сборной в Бресте. Там регулярно ставят в состав белорусов, дают им много играть. Схожие подвижки есть и в “Динамо”. Вот заявили в Лигу чемпионов молодых Глеба Гарбуза и Стаса Нахаенко. Взаимодействие со СКА было хорошим всегда. Появились интересные для сборной игроки в “Виктории” и “Гомеле”. Надеюсь, в этом году чемпионат страны станет острее в плане борьбы за третье-пятое места. Ведущие клубы реально повернулись к сборной лицом. Видя это, и мы готовы идти им навстречу. Ясно, что с учетом больших межсезонных изменений клубным коллегам потребовалось время, чтобы наиграть обновленные составы. Договорились предоставить такую возможность в июле-августе. Отказались от одного летнего сбора. А на второй, сентябрьский, не стали вызывать основных игроков. Создали экспериментальную команду “Б”. Меняется ситуация, а с ней меняемся и мы.
— Это было импровизацией?
— Напротив, реализовали давно задуманное. Такие структуры в институте сборных имеют датчане, поляки, норвежцы. Мы хотим идти в ногу со временем. Вторые сборные создаются с целью облегчить молодежи переход во взрослый гандбол, сделать теснее контакт национальной команды с ее резервом. Некоторые из этих парней совсем скоро будут вызваны и в первую команду. В программе октябрьского сбора два спарринга с россиянами. Они приедут в Минск без легионеров. Мы же выставим многих из тех, с кем работали на последнем сборе.
— Признаться, презентация второй команды в спарринге против “Динамо” впечатлила многоликостью и талантливостью этого самого резерва.
— Да, ситуация разительно отличается от той, что была четыре года назад. Тогда мы призывали в сборную чуть ли не всех, кто способен был двигаться. Теперь все убедились, что в Беларуси появилось множество игроков, на которых можно надеяться. Это разные возрасты, разные клубы. Наработки всего нашего гандбола. К примеру, Олег Астрашапкин вызван сейчас из Бреста, Вадим Гайдученко — из СКА. Но еще в прошлом сезоне оба играли в Могилеве, их подготовили в “Машеке”. Сегодня, как в прежние времена, заработал фактор сплочения. Многие готовы присоединиться к общему делу, помочь. Видели бы вы, с каким вдохновением провел на этом сборе две специальные тренировки для крайних Александр Каршакевич. Меня восхитил порыв бывшего партнера.
— За кардинальным расширением круга кандидатов проглядывает ваше желание оживить конкуренцию. Признаете, что притока свежей крови в сборную последние пару сезонов не было? Разве это не чревато застоем?
— По-другому и быть не могло. Вернемся к истории. За эти четыре года мы просеяли многих игроков. По поводу некоторых говорили: а не сошел ли Шевцов с ума? И в затверделости теперешнего состава ничего предосудительного нет. Мы в итоге нащупали, наиграли его за счет турниров и сборов. Возможно, он не оптимален. Но где было взять еще и свежую кровь? Было не до того. А теперь ситуация радикально изменилась. И чем раньше у нас заиграет появившаяся молодежь, тем качественнее будет сборная.
— Проиллюстрируйте изменения примерами.
— Возьмем позицию линейного. Вы же видели, как хорошо сыграл против “Динамо” Юра Лукьянчук? А ведь у нас уже есть Бабичев, Титов, Шумак. За ними стоят Ушал, Нахаенко, Боровский. Или разыгрывающие: Пуховский, Никуленков, Волынцев, Гарбуз, Хадкевич может там сыграть. Задача выглядит так: выявить из перспективных игроков тех, кто может поработать на реальную конкуренцию. Это принципиально меняет положение в сборной для нынешних вторых-третьих номеров — например, Шумака, Баранова, Камышика. Им по 23-25 лет. Они оказались в просвете между легионерами и молодежью. И для них задача формулируется следующим образом: доказать статус лидеров клубов, а с ним — и готовность быть в сборной. Это не значит, что я разочаровался в Камышике. Но сегодня мы работаем уже с Витей Зайцевым и Лешей Шинкелем, чтобы создать конкуренцию Диме. Он за свое место полусреднего вынужден бороться. А молодые ребята должны прогрессировать, чтобы со временем заменить в команде Сергея Рутенко.
— У вас нет тревог по поводу готовности легионеров, за которыми невозможен былой контроль? Их теперь стало больше — пятеро.
— Возможно, и шестеро...
— Шестой — Женя Семенов, разыгравшийся в Перми?
— Леша Кишов. А Семенов — седьмой. Есть еще Юра Громыко, Антон Пракапеня, Артур Борзенков. Мы следим за всеми. Каждый развивается по-своему. Многое зависит от того, в какой клуб попадает игрок. Всегда есть опасность потеряться в новой среде: другой жизненный уклад, новые язык и культура, другие требования и взаимоотношения. Если наши легионеры будут в тонусе, это только плюс. Но мы полагаемся не только на них. Надо так работать с молодежью, чтобы поднимать ее до конкуренции тем, кто уехал.
— У сборной будет достаточно практики до январского чемпионата Европы?
— Федерация предоставила возможность сыграть на очень хороших турнирах. Прошли времена, когда мы не могли никуда напроситься. Сейчас нас постоянно зовут в гости. Можем даже выбирать. В конце октября, уже боевым составом, съездим в Тунис. Соперники там — хозяева, россияне, бразильцы. В декабре в Швейцарии предстоит “Йеллоу-Кап”: швейцарцы, россияне, египтяне. А сразу после Нового года — представительный турнир в Венгрии: венгры, чехи, поляки. То есть с игровой программой все удалось.
— В августе вы вместе с юношеской сборной побывали на чемпионате мира в Венгрии...
— Уже не первый сезон уделяли этим ребятам 94-го года рождения много внимания. Эта наша первая юношеская сборная, сыгравшая и на чемпионате Европы, и затем на “мире”. Теперь ей предстоит пробиваться на такие же турниры на юниорском уровне. Думаю, мы могли бы выжать гораздо больше, чем получилось, из составов 90-го и 92-го годов. Пополнение сборной они дали, но работу можно было сделать лучше. А команда 94-го года очень перспективна. Хотим подпереть ее генерациями 96-го и 98-го, чтобы все заработало в режиме конкуренции. Эти проекты реализуются под постоянным контролем главы федерации Владимира Коноплева. А моя позиция строится на убеждении, что молодежь ни в коем случае не надо перегревать. Поспорю с теми, кто считает, что в основную сборную рано, скажем, армейцу Артуру Карвацкому. Ему скоро восемнадцать. Это тот возраст, в каком, к примеру, во “Фленсбурге” начинали его юные звезды — серб Ненадич, швед Готтфридссон. Их белорусские ровесники в развитии непоправимо отстали.
— Какие впечатления оставил юношеский “мир”?
— Было много интересного. По ходу турнира много общались с нашими тренерами: Олегом Шарейко, Сергеем Костромой, Владимиром Азовым. Наблюдаю их команду в развитии. Думаю, травма Хадкевича стала одной из главных причин неудачного выступления.
— Все-таки неудачного?
— Ожидал места выше двенадцатого. Эта команда способна на гораздо большее. Был бы здоров Леша, могли выиграть ключевой матч “предвариловки” у египтян. А без него возникли серьезные проблемы в нападении. Прекрасно защищались, но нечем было забросить. Причин много. И не стану их перечислять. Мне понравилось, как Шарейко после чемпионата мира публично рассказал, что было сделано не так. Для меня это показатель того, что тренер не дрожит за свое место. И такая самокритика на заседании исполкома федерации добавила Олегу уважения в моих глазах. Мы не имели опыта двух таких топ-турниров подряд. И тем более не было обыкновения делиться опытом своих просчетов. Шарейко сделал это первым. И благодаря этому не повторим ошибок в следующей команде. Кстати, стараниями 94-го года наш 96-й вышел на евроквалификацию маткой и получил отличную группу с правом принимать оборочный турнир.
— Так в чем вы просчитались при подготовке к Венгрии?
— В выборе компонентов, на которых необходимо было делать акцент в год между австрийским чемпионатом Европы и нынешним мировым. Скажем, в Австрии среди всех участников турнира явно выделялись наши Гарбуз и Хадкевич. Но теперь Леши в составе не было, а Гарбуз остался лучшим в нашей команде, однако на общем фоне был одним из многих. Теперь мы знаем, что сделали не так. И молодые тренеры знают, как работать правильно.
— Летом в нашем гандбольном сообществе ломали копья по поводу наплыва легионеров в двух ведущих клубах. В вашем представлении ситуация на отметке тревоги?
— БГК и “Динамо” нужен результат. И я понимаю логику их комплектования. Но вижу и заинтересованность обоих клубов в развитии белорусов. Поэтому федерация не делала лимит на легионеров радикальным, но вместе с тем расширила сферу использования нужных сборной людей. Любой наш игрок, особенно молодой, должен отдавать себе отчет в том, за какой клуб ему правильнее выступать. Где он будет выходить на площадку, а где нет. Естественно, если завтра тот же Шинкель перейдет в “Динамо” или Брест, то развития он там не получит. И, если Алексей спросит моего совета, то скажу, что идти туда ему не надо. Но в данном случае я не противник БГК или “Динамо”. Если Шинкель спросит меня об этом года через три-четыре, как спросил недавно Камышик, отвечу: готов заиграть в основе — иди. В ведущие клубы должны переходить белорусские игроки, готовые занять там место на площадке и добывать голы. Шинкель же перешел пока из “Кронона” в “Викторию”. Хороший шаг. Это не значит, что в Гродно ему плохо. Но в Гродно, отпуская парня, сделали ход в пользу всего белорусского гандбола. И “Аркатрон” сделал такой ход, отпустив в “Гомель” Андрея Коляровича и Максима Марченко. Вот такое понимание общности задач вселяет оптимизм и снимает озабоченность по поводу большого числа легионеров. Раньше настаивал: наших должны ставить. А сейчас говорю: наши должны быть достойны права бороться с иностранцами.
— В БГК и “Динамо” пришли новые балканские тренеры. Какой формат общения с ними вы изберете?
— Тренеры приходят и уходят. Иногда быстро. Если взять брестский клуб, то там было много специалистов, которые в вашей газете критиковали мои методы и стиль. Поговорили и уехали. Естественно, за работой коллег наблюдаю с интересом. Бориса Денича знаю лучше. Мы уже встречались как соперники. Желько Бабич в сборной Хорватии был ассистентом, а я в основном присматривался к работе его босса Славко Голужи. Людям надо адаптироваться в Беларуси. Из личного опыта знаю, что много советчиков на новом месте — не всегда хорошо. Поэтому пока присматриваемся друг к другу на расстоянии. Это опытные профессионалы. Давать им советы не собираюсь. Но их мнение выслушаю с удовольствием. Мы можем пообщаться.
— Если рассматривать ситуацию отвлеченно, главный тренер сборной вправе высказать какие-то пожелания клубному коллеге? Или это некорректно?
— За долгие годы работы в Германии никогда не слышал от Хайнера Бранда указаний, что делать. И пожеланий тоже. Зато он часто расспрашивал о моих игроках. Интересовался, могут ли они помочь “бундестим”. Например, советовался по кандидатуре Роггиша, когда тот был молодым. Я сказал, что стоит попробовать. С того времени Оливер заиграл в сборной и стал ведущим защитником. Похожая история была с Михаэлем Хаассом. Что важно для тренера национальной команды? Видеть не только голы игрока. Тем более если это матч Бреста против Новополоцка. Важно знать характер гандболиста, его поведение, реакцию на ту или иную ситуацию. Это каждый клубный тренер чувствует тонко. Вот такие наблюдения мне очень интересны.



Комментарии (0)