2015-05-06 15:11:10
Интервью

Свет заезжей звезды. Никлас Ландин: капитан надолго

Свет заезжей звезды. Никлас Ландин: капитан надолгоВорота гандбольной сборной Дании, выигравшей на прошлой неделе два отборочных матча чемпионата Европы у команды Беларуси, защищает один из лучших голкиперов мира — Никлас ЛАНДИН. О звездной репутации этого парня говорит хотя бы то, что на трех топ-турнирах последних лет — чемпионатах Европы в 2012-м и 2014-м, а также первенстве мира-2013 — именно его называли лучшим вратарем и включали в символические сборные.


И коллекцию наград в национальной команде 26-летний Ландин насобирал внушительную: золото ЧЕ-2012, серебро ЧЕ-2014 и мировых первенств 2011 и 2013 годов. Несмотря на относительно молодой возраст, Никлас не первый сезон надевает повязку капитана датской сборной. И на клубном уровне он смотрится достойно: начинал карьеру в “Гудме”, где впервые попробовал вкус Лиги чемпионов, затем перебрался в “Бьеррингбро”, в 2012-м подписал контракт с немецким “Райн Левен”, а со следующего года будет защищать цвета бундеслиговского гранда “Киля”.

Решив взять у Ландина интервью в дни пребывания датчан в Минске, корреспондент “ПБ” заранее поинтересовался о такой возможности у пресс-атташе скандинавской сборной. Тот не возражал: мол, приходите накануне игры на тренировку, там и побеседуете. Однако во время занятия на “Чижовка-Арене” весь штаб датской сборной поеживался от холода. “Давайте лучше в отель, поговорите с Никласом там, а то здесь он замерзнет и потом будет не играть, а валяться по больницам”, — сказал глава пресс-службы. Что ж, проблема невелика — приезжие гандболисты поселились в гостинице по соседству с дворцом. В ее холле двухметровый гигант с детской улыбкой и ответил на интересующие нас вопросы.

— Действительно замерзли на “Чижовка-Арене”?
— Да, холодновато! И во время тренировки на покрытии проступала влага…

— Вообще-то это ледовый дворец, и в прошлом году там проводились матчи чемпионата мира по хоккею с шайбой…
— Правда? Понятия не имел. Я почти не слежу за хоккеем. Мы, датчане, в этом виде спорта слабы. Вот Швеция, Россия, Канада, США, Финляндия — другое дело…

— Вы же не впервые в Минске...
— Второй раз. Приезжал, если не изменяет память, в 2011 году — тоже со сборной. Но цельного впечатления город не оставил. Кроме арены и отеля, где мы жили, ничего не видел. Разве что из окна автобуса. Беларусь как страна у меня не вызывает никаких ассоциаций, мне неизвестно о ней вообще ничего. Кстати, четыре года назад мы ведь играли в каком-то другом дворце, очень красивом. Как же он назывался?

— “Минск-Арена”. А о нашей сборной знали много?
— Если честно, мало. Но вот сейчас с вами поговорим, поужинаю, а потом буду смотреть видеозаписи с участием белорусов. Надо обратить внимание, кто из них как бросает. Хотя немного видел ваших ребят на чемпионате мира в Катаре. Хорошо, что в прошлом году в Лиге чемпионов довелось сыграть против главной белорусской звезды — Сергея Рутенко. Знаю его лучше, чем остальных гандболистов сборной. Других и по фамилиям-то назвать сложно. Скандинавскому парню тяжело их выговорить. Больше помню по номерам.

— В 26 лет вы капитан сборной Дании. А ведь в составе есть и более опытные мастера…
— С такой инициативой выступил наш бывшей тренер Ульрик Вильбек. Конечно, он мог бы назначить какого-нибудь ветерана — скажем, Ларса Кристиансена. Но тот на следующий год заканчивал карьеру, и пришлось бы определять нового капитана, а затем делать это снова и снова. И коуч решил отдать повязку молодому парню, который может выступать за сборную еще пять, десять, может, даже пятнадцать лет.

— Чувствуете себя звездой на родине? Или в Германии, где выступаете на клубном уровне.
— В Дании гандбол действительно популярен. Тем более в последние годы сборная регулярно доходила до финалов крупных турниров. В Германии такого ажиотажа нет, там все как-то спокойнее. А в родной стране я не могу пойти куда заблагорассудится и все время оставаться самим собой. Меня обязательно кто-нибудь узнает, просят сфотографироваться и так далее.

— Гудмундур Гудмундссон сказал, что гандбол в Дании даже популярнее футбола.
— Может, он прав — в целом так и есть. Хотя не всегда: во время чемпионатов мира и Европы по соккеру наш вид спорта отходит на второй план. Особенно если на футбольный турнир попадает датская сборная. Я, кстати, тоже люблю футбол. В детстве сам охотно гонял мяч. Вообще рос спортивным парнем: занимался еще и плаванием.

— Могли стать классным пловцом?
— Вряд ли. Хотя габариты позволяли на это рассчитывать. Но плавание — очень сложная работа. Там надо действительно пахать. И сейчас иногда наблюдаю за соревнованиями в бассейне по телевизору. Но не так часто, как за гандбольными и футбольными матчами.

— Лучший датский футбольный голкипер всех времен — Петер Шмейхель. Знакомы с ним?
— Нет.

— Хотели бы встретиться?
— Хм, никогда об этом не думал. Ну, если бы была такая возможность — почему нет. Но болею я вообще-то не за его “Манчестер Юнайтед”, а за “Ливерпуль”.

— Где голкиперы более важны: в футболе или гандболе?
— В футболе вратарь может за девяносто минут почти не вступить в игру. В нашем виде это невозможно. Постоянно приходится отражать броски, и сразу становится ясно, что ты из себя представляешь. Не хочу сказать, что в гандболе пост номер один важнее. Однако разница, согласитесь, есть.

— А кто, по-вашему, сейчас лучший гандбольный вратарь мира?
— Думаю, Тьерри Омейе. Француз по-прежнему держит марку. Я до его уровня пока не дотягиваю.

— Четыре года подряд сборная Дании доходила до финалов чемпионатов мира и Европы. Но в Катаре заняла лишь пятое место. Это сильно огорчило?
— Расстроились. В четвертьфинале против испанцев борьба была равной, мяч в мяч. Пропустили решающий гол на последней секунде. Так что вполне могли пройти дальше. В общем, радоваться нечему, но у нас молодая команда. В следующем году станем сильнее. Может, и возьмем реванш у тех же испанцев, если наши дороги вновь пересекутся.

— В Катаре вы побывали впервые?
— Да. В свободное время нам с парнями из сборной удалось немного погулять по Дохе, наведались в ресторанчики. Но вообще, по-моему, там особенно нечего смотреть. Много всяких строек, рабочих…

— В прошлые годы вы часто отменно проводили турниры, но не так ярко смотрелись в финальных матчах. Мешало волнение?
— Скорее, дело в силе соперников. На чемпионате мира в 2013-м очень хороши были хозяева-испанцы. Годом позже на чемпионате Eвропы у нас в Дании — французы. Это правда, что я немного нервничал. Но даже если бы отразил на десять бросков больше, вряд ли мы победили бы.

— Гудмундур Гудмундссон тренировал вас в “Райн Левен”, теперь — в сборной. Какую роль сыграл исландец в вашей карьере?
— Очень большую. Он был моим тренером еще в “Гудме”. А потом пригласил в Германию. Сказал, что очень хочет поработать со мной. И с первого дня сделал основным вратарем команды. А потом так получилось, что Гудмундссон ушел из моего клуба в мою же сборную. Впрочем, его решение не стало для меня неожиданностью. Много говорили с ним об этом, так что все знал заранее. Наверное, коуч сделал хороший выбор.

— В курсе, что главный тренер сборной Беларуси в прошлом тоже возглавлял “Райн Левен”?
— Что-то слышал. Как его фамилия?

— Шевцов.
— Хм.... Его знаю не очень хорошо. Но одноклубники говорили, что раньше в клубе был русский… то есть белорусский тренер.

— Летом вы переходите в “Киль”. Почему объявили об этом так рано, за год до трансфера?
— Чтобы все знали: мое будущее уже четко определено. А “Райн Левен” имел в запасе время подыскать хорошего голкипера, который меня сменит.

— Киль расположен неподалеку от датской границы. Это играет для вас роль?
— Естественно! Во многом по этой причине я и выбрал клуб севера Германии. Семье так удобнее. У меня ведь в феврале родился сын. Хочу, чтобы мои родители чаще его видели. Ездить в Киль из Дании им будет проще. Но это не единственная причина перехода. “Киль” — классный клуб. Рад, что получил шанс защищать его цвета.

— А что чувствовали в ходе нынешнего сезона, когда сражались с будущими партнерами?
— Вообще ничего. Просто хотелось их победить. Как любую другую команду. Было бы здорово отнять у “Киля” чемпионский титул.

— Родом вы из Себорга. Где это?
— Пригород Копенгагена. От центра столицы совсем близко, минут пятнадцать езды.

— Ваше полное имя — Никлас Ландин Якобсен. Откуда две фамилии?
— Ландин — по матери, Якобсен — по отцу.

— Но вас часто называют просто Ландин. Мамина фамилия важнее?
— Нет. Это вообще забавная история. Когда только дебютировал в составе “Гудме” в чемпионате Дании, целый год меня называли просто Никлас Якобсен. А в следующем сезоне внезапно переименовали в Никласа Ландина. Почему — понятия не имею. Никому не говорил, как следует меня называть.

— Может, Якобсенов в Дании и так слишком много?
— Не исключено. Звучит слишком банально... Другое дело — Ландин. Во всей стране лишь две семьи носят эту фамилию. А Якобсенов в самом деле полно. Вот даже мой тренер в “Райн Левен” — Николай Якобсен, бывший гандболист сборной Дании. Знаком с ним еще по “Бьеррингбро”, там он был ассистентом коуча. Классный специалист!

— В сборной с вратарями работает Томас Свенссон — известный в прошлом голкипер сборной Швеции…
— Еще один превосходный мастер своего дела. У нас с ним общие интересы. Раньше он работал в “Райн Левен”, а потом вместе с Гудмундссоном перебрался в сборную Дании. У Свенссона огромный опыт, за плечами — превосходная игровая карьера. Томас помогает мне готовиться к матчам, восстанавливаться после травм. С ним здорово поговорить на тренировке, спросить о чем-то. Я ведь не идеален — всегда есть к чему стремиться. Благодаря работе со Свенссоном становлюсь гибче, быстрее, лучше работаю ногами. Было бы здорово сотрудничать с ним и на клубном уровне, как раньше. Но, увы, сейчас это нереально.

— Отец Миккеля Хансена тоже выступал за сборную Дании. А в вашей семье есть еще гандболисты?
— До национальной команды никто не дорос. Но вообще в гандбол играли все: отец, мать, дядя, тетя, двоюродный брат. Просто не на таком высоком уровне. Больше на любительском.

— Почему вы стали вратарем?
— Не знаю.

— Хороший ответ. Наверное, обычно все хотят идти вперед, забрасывать…
— Так и я тоже! Причем не скажу, что в детстве отличался габаритами — наоборот, был невысоким. Пару лет провел на позиции полусреднего — как слева, так и справа, для меня не было разницы. Но однажды тренер сказал: давай, Никлас, становись в ворота! И как-то с тех пор там и остался…

— Тщательно изучаете соперников? Знаете, кто как бросает?
— Смотрю видео. Хотя раньше делал это еще чаще и на площадке руководствовался в основном записями. Но сейчас немного изменился. Больше действую по ситуации, смотрю, что происходит на площадке.

— К некоторым вратарям в день матча лучше не подходить. К вам тоже?
— Раньше был таким. Но потом немного изменился. Хотя не знаю — может, окружающим перед игрой все равно тяжело иметь со мной дело.

— Когда вы перебрались из Дании в Германию, пришлось ко многому привыкать?
— В обычной жизни? Нет. Страны практически одинаковые, разницы никакой не чувствуется. Единственное — отличается язык. Немецкий не очень похож на датский. Но я учил его в школе, так что определенная база была. Освоиться в “Райн Левен” помогло и то, что раньше знал некоторых игроков: Патрика Гретцки, Анди Шмида. Были в команде и скандинавы, да и сейчас есть.

— Выступления в бундеслиге сделали вас более классным голкипером?
— Думаю, да. Здесь выше общий уровень, чем в датской лиге. Когда каждую неделю противостоишь лучшим игрокам Европы, то и сам автоматически прогрессируешь. Конечно, бывают разные моменты — и хорошие, и не очень. В целом, надеюсь, за три последних сезона я вырос как игрок. Хотя пусть лучше оценивают другие.

— Как отдыхаете от гандбола?
— Иногда могу поиграть в гольф. Но, если честно, получается не очень хорошо. Поэтому занимаюсь этим видом спорта нечасто. А так — выбираюсь в город попить кофе…

— Какое у вас образование?
— Экономическое. Но не знаю, применю ли эти знания на практике после окончания карьеры. А вообще в молодости, когда проводил первый сезон в “Гудме”, параллельно с гандболом работал в магазине одежды. Мне тогда было лет семнадцать.

— Может, в будущем откроете свой магазин?
— Не исключено. Раньше об этом мечтал. Сейчас отношусь спокойнее. Время покажет. Понятия не имею, что будет, когда закончу выступления. Надеюсь, до финиша карьеры еще долго. Вратарям в этом смысле лучше, чем игрокам других амплуа. Мы ведь можем играть чуть ли не до сорока.

— Что ж, Никлас, спасибо вам за беседу.
— Пожалуйста! Извините уж, что совсем ничего не знаю о Беларуси. Но если что-нибудь расскажете о вашей стране — может, и заинтересуюсь…



Комментарии (0)