2004-04-28 15:33:56
Легионеры

УЖЕ ЧУЖАЯ ЗВЕЗДА. Сергей Рутенко: ложечка сахару в классный кофе

УЖЕ ЧУЖАЯ ЗВЕЗДА. Сергей Рутенко: ложечка сахару в классный кофе

В наследство от родной Беларуси ему остались странновато трансформированные патриотичными минскими паспортистами фамилия и имя: “Siarhei Rutenka”. В российском “Спорт-экспрессе” это прочитали давеча на безграмотно-балканский лад, назвав лучшего бомбардира гандбольной Лиги чемпионов “Шархаем Рутенкой” и явно не допуская даже мысли о его белорусских корнях.




Во вторник вечером Серега посмеялся над курьезом в телефонном разговоре и посетовал, что напряженный график нынешнего сезона не дал времени для утряски паспортных формальностей в его новой стране. Впрочем, к афинской Олимпиаде, где ему предстоит дебютировать в составе сборной Словении,
Сергей РУТЕНКО постарается стать самим собой во всех смыслах. Кто знает, возможно, там экс-белорусу, которому аккурат в день олимпийского финала стукнет 23, суждено прочно войти в гандбольную историю. Первый шаг к этому он уже совершил, сюрпризно сыграв первую скрипку в составе своего “Целе”. А чемпион Словении феерически выиграл нынешнюю Лигу чемпионов, собственными силами устранив с пути по две команды из испанской лиги ASOBAL и немецкой бундеслиги. Последней жертвой стал без пяти минут чемпион Германии “Фленсбург”, ворота которого в двух финальных матчах Рутенко поразил 24 раза.


— Кровавое рассечение брови, случившееся в разгар второй игры, обошлось без последствий?


— Почти. Наложили два или три шва. Сейчас заживает. Хотя фонарь вокруг глаза приличный...


— Выходит, на всех праздничных чествованиях ты снова был в команде самым заметным...


— Да уж. Так получилось...


— ЕГФ впервые учредила приз для лучшего бомбардира лиги. Ты его уже получил?


— Еще во Фленсбурге, сразу после финала. Вручили эксклюзивные памятные часы от “Адидас” и красивую абстрактную статуэтку из цветного стекла.


— За эти несколько дней не устал от поздравлений и славословий в свой адрес?


— Есть немного. После матча с полчаса посидели в раздевалке — курили, пили пиво. А когда вышли, взглянул на мобильник — не поверил глазам. Он зафиксировал за это время двадцать пропущенных звонков и за три десятка SMS-сообщений!


— Какие из поздравлений были самыми дорогими, самыми оригинальными?


— Самые дорогие — из Минска, от родных. Классно было, когда позвонил Миша Якимович из Испании. Он для меня уже несколько лет как наставник и старший брат. Ну, а самое оригинальное пришло, наверное, на телефон мэра нашего города, когда мы уже сидели в самолете. Кто-то из его друзей отправил текст: “Рутенко — в мэры!”


— Представляю, что было, когда вечером вы добрались до Целе.


— Тысячи две болельщиков встречали нас уже в люблянском аэропорту. А в наш город добрались в разгар ночи. Там вовсю праздновали еще тысяч шесть. Болельщики смотрели прямую трансляцию на огромном телеэкране, установленном у спортзала. Потом для них устроили концерт, и никто не расходился — ждали нас...


— Спать легли поздно утром?


— Я ушел первым, в шесть часов. Надо было хоть немного отдохнуть перед прямой линией на местном радио. Участвовал в ней вместе с руководителями клуба.


— Там были вопросы, которые поставили тебя в тупик?


— Люди все больше поздравляли и благодарили. Особенно поразила одна старушка. Она никак не могла смириться с тем, что по окончании сезона уходит в “Барсу” наш вратарь Деян Перич. Предложила, чтобы каждый из словенцев перечислял по одному толару (это здешняя денежная единица) ему на зарплату.


— Насколько важны для тебя лавры лучшего снайпера первого по значимости клубного турнира? В эти дни ты часто о них вспоминаешь?


— Выходя на последний матч во Фленсбурге, совершенно не думал, сколько надо забросить, чтобы меня не догнали. Кубок, конечно, затмевает все. А мой персональный титул сейчас как приятное дополнение к великой победе команды. Знаете, это сравнимо с тем, когда в чашечку любимого классного кофе добавляешь сахару, по вкусу. И только тогда получаешь истинное наслаждение.


— Сергей, ты задумывался о причинах феноменального взлета “Целе” в этом сезоне?


— Мне кажется, команде помогло то, что никто не ставил перед ней особых целей. Программой-минимум был выход в четвертьфинал. Кстати, он-то и дался нам труднее всего. Когда в первом матче проиграли 13 мячей “Адемару”, никто не стал искать виноватых. Мы спокойно настраивались на ответную встречу и думали лишь о том, как домашней игрой извиниться перед людьми. Но когда повели “плюс 10”, поняли, что испанцев можно достать. Та победа укрепила веру. Но о выходе в финал все равно никто не говорил. Нам просто хотелось играть и побеждать в каждом матче.


— По-моему, ни один из соперников не смог сравниться с вами по части разнообразия действий в атаке. Особенно после того, как перед четвертьфиналом в команду пришел Урош Зорман...


— Действительно, все команды, с которыми мы встречались, можно было изучить, разложить их игру на составляющие. О нас такого не скажешь. Мне кажется, мы сами не знаем, что способны выкинуть в каждой новой атаке и кто из нас сыграет ярче и полезнее в каждом новом матче. А касательно Зормана — тоже согласен. Это очень сильный разыгрывающий. С его приходом у меня появилась возможность вернуться на любимое место левого полусреднего, с которого стал забрасывать гораздо больше.


— Удивительно, что до прихода в “Целе” Зорман полгода просидел “на банке” в том же “Адемаре”...


— Если честно, для меня это сюрпризом не было. У парня непростой характер. Возможно, переехав в Испанию из люблянского “Пруле-67”, он этим возгордился. Играющий в “Адемаре” россиянин Денис Кривошлыков еще летом предсказал, что при таком отношении к тренировкам Зорман не попадет у них в состав. Так и получилось. Ну, а у нас... У нас повалять дурака никому просто не позволят.


— Миро Пожун — тренер-диктатор?


— Как раз нет. Это очень хороший, интеллигентный и доброжелательный человек. Каждому игроку у нас отведена изрядная мера свободы. Впрочем, когда необходимо, тренер умеет настоять на своем, задать высоченные нагрузки. Но его сильнейшим качеством я назвал бы умение слушать игроков и зачастую учитывать их мнение, меняя свое.


— Поразительно, как при среднем по силе национальном чемпионате Словения добилась нынче потрясающих успехов и в Лиге чемпионов, и на уровне сборных.


— Лучшие словенские игроки выступают в сильных зарубежных лигах, где заработки значительно выше, чем здесь. Думаю, только в Целе реально договориться о контракте на уровне среднего гандболиста бундеслиги. Достоинство же словенского чемпионата в том, что он, пожалуй, идеален для роста молодежи в возрасте лет до 23, доведения ее до звездных стандартов. Здесь даже от легионеров не требуют немедленно выдать запредельную игру, умеют дать людям шансы и условия для прибавки в мастерстве. Со мной, к примеру, когда я восемнадцатилетним приехал из “Аркатрона” в клуб из Веленья, все было именно так.


— Твой прогресс в игре и даже чисто антропометрические изменения — появившиеся мощь, широта плеч, мужицкая боевитость — производят шокирующее впечатление на тех, кто помнит тебя по Беларуси.


— Просто я знаю, чего хочу достичь, и много работаю. Стараюсь делать это хорошо. Не боюсь браться за новое. Не так давно задал себе вопрос: почему не играю в защите? Современный гандболист без умения обороняться неполноценен. В конце концов, он не так интересен потенциальным покупателям из числа суперклубов. Я попросил тренеров использовать меня и в обороне, стал усиленно тренировать этот компонент. Не скажу, что достиг совершенства, но кое-что уже получается.


— Что касается интереса к тебе суперклубов, то недостатка в нем, кажется, нет. Правда, что ты уже заключил предварительное соглашение с испанским “Сьюдад-Реалем”?


— Подписано нечто вроде предконтракта. Беспрепятственно уехать туда я смогу только в 2006-м, когда истечет срок соглашения с “Целе”. Но испанцы хотят видеть меня уже этим летом. В таком случае им придется немало платить. Они готовы. Однако руководство “Целе” отвечает, что на эту тему исключены даже переговоры. Вопрос платы за мой трансфер даже не стоит.


— Чего в этой ситуации желаешь ты?


— Мне тревожно за будущий сезон “Целе”. Команде будет трудно удержаться на вершине без Деяна Перича и Ренато Вугринеца, который уходит в “Магдебург”. Исходя из этих соображений, я тоже не против смены клуба. Надеюсь, уже созрел для перехода на новую ступень — в сильнейшую лигу мира. Но, с другой стороны, и здесь обжился, меня любят, у меня много друзей. Поэтому, оставшись в “Целе” еще на сезон-другой, совсем не огорчусь.


— “Сьюдад-Реаль” был единственным вариантом? Или там больше предложили?


— Интерес к моей персоне проявляли “Барселона”, “Сан-Антонио”. Знаю, что Звонимир Сердарушич хотел заполучить меня к себе в “Киль”. Ясно, что ни один из этих клубов плохих условий не предложит. “Сьюдад-Реаль” я выбрал из нескольких соображений. Этот клуб сейчас на подъеме, он уже практически гарантировал себе испанское золото и должен прогрессировать. Там играет Алеш Пайович — мой недавний партнер по “Целе”. Еще со времени выступлений в юниорских турнирах за Беларусь у меня сложились приятельские отношения с Карлосом Прието. А самое главное — это клуб Таланта Дуйшебаева. Причем велика вероятность, что скоро, после завершения карьеры игрока, он возглавит его как тренер.


— Свое место в олимпийской сборной Словении воспринимаешь как данность?


— Подобные вопросы мне часто задают словенские журналисты. А потом делают большие глаза, когда я объясняю, что право сыграть в Афинах мне еще предстоит заслужить. У Словении есть сборная, которая с блеском выиграла серебро на чемпионате Европы. У нее — классный тренер, сыгранный и тщательно подобранный состав. Совсем не факт, что мне удастся вписаться в него безболезненно. Пока наверняка знаю только то, что обязательно буду на предолимпийском сборе. О приглашении туда Тоне Тисель сообщил мне по телефону. Все остальное решает работа. Я ее не боюсь. Хотя, чего скрывать, мы в команде теперь частенько подтруниваем над Эдиком Кокшаровым. Дело в том, что, согласно календарю олимпийского турнира, в первом туре встречаются Словения и Россия. Братья-россияне могут попасть “под раздачу”...


— Вопрос, который едва ли поднимет тебе настроение. Предстоящий дебют в сборной Словении не вызывает психологического дискомфорта, сожаления по поводу отказа от белорусского гражданства?


— Честно? Что-то такое есть. Знаю точно, что мне было бы куда приятнее мечтать об олимпийском дебюте в окружении ребят-белорусов. Касательно этого мне есть что сказать. Только эта тема все-таки не для телефонного обсуждения...


— Летом ты наверняка заглянешь в Минск во время отпуска. Позвони...


— Хорошо. Непременно.





Комментарии (0)