2010-01-19 20:52:40
Сборные

“12 месяцев”. Страшная сказка для взрослых. Тучи над Рутенко

“12 месяцев”. Страшная сказка для взрослых. Тучи над РутенкоНедавняя никосийская конфузия может оказаться не единственным зимним потрясением для белорусского гандбола. Есть серьезная угроза еще одного удара судьбы. Как бы окончательно не потерять для национальной команды Сергея Рутенко — мегазвезду, с репатриацией которой связаны надежды на скорое вызволение сборной из болота, в какое она давеча угодила.




Казалось, долгоиграющая процедура возвращения игрока под родной флаг близка к завершению. Полусредний испанской “Барселоны” был даже включен в расширенную заявку на никосийский квалификационный турнир ЧМ- 2011. Однако на состоявшейся 5 января пресс-конференции Рутенко вместе с зампредом федерации Иваном Семененей разочарованно качали головами: решить все “протокольные вопросы” до кипрских поединков не выйдет, придется ждать февральского истечения срока трехлетнего карантина. “Иными словами, после февраля никаких юридических преград не останется?” — интересовались тогда корреспонденты “ПБ”. “Насколько я осведомлен, это так”, — отвечал Рутенко. И все же, дабы окончательно в этом увериться, мы заглянули в размещенный на сайтах ЕГФ и ИГФ текст Кодекса статусов игроков. И встревожились...
Пункт 7, посвященный требованиям к гандболистам, выступающим в национальных командах, имеет три подпункта. Первый (а): “Игроки должны быть гражданами страны, цвета которой они защищают”. Второй (b): “В предшествующие выступлению за сборную три года гандболисты не должны быть заиграны за другую национальную команду...” А вот с толкованиями третьего подпункта возникли проблемы. Не претендуя на абсолютное знание английского, предлагаем читателям ознакомиться с ним в версии оригинала: “They shall have been eligible to play for the country in question for no less than the previous twelve months”. То есть приблизительно следующее: “Они должны быть легитимны для выступлений за данную страну на срок, не меньший, чем предыдущие двенадцать месяцев”.
Не найдя вменяемых вариантов трактовки этого коварного пассажа в переложении на нашу ситуацию, мы набрали номер штаб- квартиры ИГФ в швейцарском Базеле. Диалог с ответственной за вопросы олимпийской солидарности, уставы и регламенты Мари-Жозе Фиделиус растянулся надолго. Собеседница предложила сначала немного подождать. Потом — еще немного, пока наконец не сказала: “Вы знаете, не хочу вводить вас в заблуждение. Действительно непросто разобраться. Оставьте телефон, мы перезвоним в течение получаса”. И перезвонила — с просьбой переслать запрос в электронном виде. Ответа пока нет.
Тогда мы обратились в ЕГФ. Старшего менеджера по международным переходам Дору Симиона на месте не оказалось: он занят на стартовавшем вчера чемпионате Европы. Но его венские коллеги на наш вопрос ответили куда быстрее и конкретнее, чем мадам Фиделиус: “Пункт 7с подразумевает, что, прежде чем сыграть за новую сборную, игрок должен не менее двенадцати месяцев провести в команде, соревнующейся в национальном чемпионате Беларуси”. Как выяснилось, такое же разъяснение Симион отправил и в офис БФГ 5 января — по иронии судьбы, в тот самый день, когда Рутенко и белорусские гандбольные чиновники уверяли нас, что единственной преградой для спортсмена является не истекший срок карантина...
Такая подножка со стороны юриспруденции обидна и нелепа. Хотя бы в силу очевидной двусмысленности (если не трехсмысленности) формулировки Кодекса статусов игроков, которую с ходу не решается трактовать даже чиновник ИГФ, ответственный за регламент.
В качестве обратного примера приведем параграф, регулирующий схожие коллизии в аналогичном хоккейном документе (статья 205 пункт 1.3с): “He has participated for at least four consecutive years in the national competitions of his new country during which period he has neither transferred to another country nor played ice hockey within any other country.”“Он (игрок) минимум четыре года кряду участвовал в национальных соревнованиях за свою новую страну и за этот период не совершал трансфер в другую страну и не играл в хоккей в другой стране”. А в гандбольной же формулировке удивительным образом обошлись без понятий “клуб”, “команда” и “национальное соревнование”!
Тем не менее из ее толкования венскими чиновниками вытекает очевидная нелепость: надеть форму сборной Беларуси самый дорогой гандболист мира может теперь лишь после того, как расстанется с “Барселоной” и отыграет год за какой-либо белорусский клуб! Такой поворот в “деле Рутенко” вчера по телефону из Испании нам прокомментировал сам его главный фигурант.
— Таким развитием событий очень удивлен, — признался Сергей РУТЕНКО. — На ум сразу приходит пример вратаря Мирко Алиловича. Не так давно он сменил боснийское гандбольное гражданство на хорватское. И для этого ему вовсе не пришлось прерывать легионерскую карьеру в Испании. Знающие люди подсказали мне, что история может иметь любопытную подоплеку. Известный вам Дору Симион родом из Румынии. А румыны в недавней квалификации соперничали с боснийцами. Так вот, боснийской сборной на этот турнир, сославшись на тот же пункт о “12 месяцах”, не разрешили заявить классного голкипера Даниэла Сарича, выступавшего прежде за сборную Сербии. Причем боснийцы, отстаивая свои права, направили в ЕГФ целый список игроков, менявших сборные без учета этого странного пункта. Но ничего не помогло. Боюсь, что упираться до конца станет теперь для Симиона делом принципа. Но сдаваться без боя я не намерен. Очень важно, что меня полностью поддерживает клуб. Уверен, что в этой истории нет “испанского следа”. Я уже категорически заявил, что за сборную Испании, паспорт которой имею, не стану выступать ни при каком развитии событий. В переговорный процесс активно включился мой менеджер Давид Кабальеро. А он не только авторитет в европейском гандболе, но еще и известный в Испании юрист, имеющий адвокатскую контору. Давайте верить, что все будет нормально.
Не остается в стороне от событий и Белоруссская федерация гандбола.
— Обидно, что могут оказаться напрасными работа и усилия многих людей по возвращению Сергея в белорусскую сборную, — заявил корреспонденту “ПБ” Иван СЕМЕНЕНЯ. — Мы готовы документально доказать ИГФ и ЕГФ, что Рутенко никогда официально не терял белорусского гражданства и остается гражданином Республики Беларусь. И в данном случае нас не волнует, каким образом и по каким документам его удавалось заявить за свою сборную коллегам из Словении. Важно, что сейчас ситуация выглядит абсурдно: спортсмену запрещают защищать честь его родной страны. Это нонсенс и прямое нарушение гражданских прав. Будем добиваться, чтобы чиновники международных федераций учли уникальность возникших противоречий и приняли решение в интересах игрока. Если этого не случится, намерены пойти дальше и официально добиваться полной отмены этого нечетко сформулированного пункта регламента. На наш взгляд, он вообще абсурден.
При всей резонности аргументов нашей стороны, не станем проникаться излишним оптимизмом. Во-первых, защита прав человека — в спортивном законодательстве аргумент не всегда безотказный: ведь всякий трансферный регламент эти права, по сути, ущемляет. Во-вторых, любому закону пуще всего страшен прецедент, открывающий в нем лазейку.
С одной стороны, Сергей Рутенко — слишком заметный в гандбольном мире персонаж, чтобы бюрократы в Базеле и Вене в одночасье отмахнулись от разгорающегося за него спора. С другой — утратившей гандбольный вес Беларуси едва ли реально выиграть эту непростую юридическую тяжбу в одиночку, не разжившись влиятельными помощниками и союзниками.
Ближайший официальный старт — отбор к ЧЕ-2012 — у нашей сборной осенью...




Комментарии (0)