2013-08-06 21:39:16
Сборные

Научите нас жить. Юрий Шевцов: главное — тренироваться

Научите нас жить. Юрий Шевцов: главное — тренироватьсяПоследние успехи белорусского гандбола не остались незамеченными в Европе. Нашу мужскую сборную тренирует Юрий ШЕВЦОВ, долгое время работавший в Германии. И в то время как его подопечные благополучно преодолели квалификацию чемпионата Европы-2014, именитая “бундестим” попасть на этот турнир не сумела.


Похоже, в Германии подумали: у белорусов есть чему поучиться! По крайней мере журналисты
“Handballwoche”, взявшие интервью у Шевцова, активно интересовались нашей гандбольной системой и сравнивали ее с немецкой.

— Герр Шевцов, поздравляем с завоеванием путевки на чемпионат Европы! На вашей родине это событие праздновалось широко...
— Да, народ и правда в эйфории. После победы над сборной Словении никто из нашей команды в Минске не мог спокойно выйти из машины. Болельщики все время норовили пожать руки, похлопать по плечу. Мне это доставляло хлопот. Но рад, что гандбол вновь обрел прежнюю значимость в Беларуси. Много лет он не играл почти никакой роли. Спокойно отношусь ко всей этой шумихе. Ведь мы добились сравнительно маленького успеха. Но для Беларуси это важный шаг в развитии. Конечно, прекрасно понимаю, что нельзя останавливаться ни на секунду. Именно потому, что это достижение является результатом длительного процесса, потребовавшего от нас много работы, нужно продолжать в том же духе.

— Вы в сборной главный тренер и одновременно фактически спортивный директор. С тех пор как четыре года назад вы пришли в команду, постепенно проводился процесс обновления — кадрового и структурного. За некоторыми исключениями вроде Сергея Рутенко ваши гандболисты были молоды и не известны в мире. Как удалось добиться от них прогресса и слепить команду?
— Я сделал это не в одиночку. Мы создали систему (кстати, были на этом пути и неудачи), которую не очень-то просто применить в Германии. Но нам в Беларуси удалось связать в узел все интересы и сделать акцент на национальной команде и сборных младших возрастов. Например, я концептуально отвечаю и за эти младшие команды, не являясь их тренером. Для всех интересующих нас игроков мы разработали философию, содержание тренировочного процесса и планы развития, в том числе в клубах. У клубов, конечно, есть свои интересы, но они тоже ведут работу на благо сборных. В осуществлении основной идеи помогают все: работники федерации и лиги, спонсоры. Без необходимой поддержки все это не могло бы функционировать. Я больше не должен бороться за время, отведенное для тренировок сборной или юниоров. Талантов у нас достаточно — мне это было известно еще при вступлении в должность. Установить временные рамки, в течение которых игрокам нужно было целенаправленно развиваться, оказалось элементарно. Потому что в Беларуси все очутились в одной упряжке.

— Значит, время, отведенное на сборы, и есть решение задачи?
— В любом случае это решающий аспект. Тот, кто, начиная с определенного уровня, много тренируется и учится, автоматически прогрессирует. Не имею в виду лишь работу в клубах. У меня просто очень много времени, чтобы заниматься с игроками. Федерация позволяет. Мы даем возможность ребятам младших возрастов регулярно проводить дополнительные тренировки со старшими. Это предъявляет к ним повышенные требования в плане атлетизма, тактики, понимания игры и так далее. Таким образом, мы хотим добиться, чтобы молодежь раньше вышла на высокий уровень. Например, на юношеском чемпионате мира в команде Беларуси будет много ребят, уже давно работающих со взрослой сборной. Так же дела обстоят и в других молодежных дружинах. Учебные курсы, мероприятия на матчах сборных, тренировочная база — теперь мы можем опираться на неограниченные ресурсы.

— Для тренера сборной Германии это звучит как сказка.
— Вероятно. С моей точки зрения, рулевой национальной команды должен иметь как можно больше времени для работы с игроками. Так часто нахожусь на учебных курсах и мероприятиях в Беларуси, что мои соседи в Эссене уже спрашивают, нет ли смысла сдать наш домик в аренду. Но, повторюсь, далек от того, чтобы после хорошего выступления на чемпионате мира и попадания на первенство Европы строить из себя всезнайку. И не собираюсь утверждать, что мы обогнали Германию. Это было бы абсолютной неправдой и высокомерием. Просто хочу объяснить, как удалось добиться прогресса.

— На клубном уровне в Беларуси обсуждается вопрос о лимите на легионеров. Его даже требуют. Для вас это имеет значение?
— Ограничения будут введены, это точно. Но они — лишь второстепенная мера.

— В Германии о подобной квоте говорят давно.
— С немецким гандболом меня связывает многое. Конечно, очень им интересуюсь. Однако сейчас работаю за границей. Поэтому буду исходить из воспоминаний о тех временах, когда трудился в Германии. И скажу, что значение лимита как панацеи от всех болезней, на мой взгляд, преувеличено. Ведь до того как сборную принял Хайнер Бранд и началась успешная эра, ограничения на иностранцев существовали. Раньше дозволялось играть лишь одному легионеру, затем двум. Но “бундестим” какое-то время была вообще третьеразрядной командой. После же дела Босмана, когда бундеслигу наполнили зарубежные звезды, она стала регулярно входить в число лучших на планете. Не хочу сказать, что самоограничение не способно принести пользу. Однако другие меры мне кажутся важнее.

— Какие?
— Опять же больше времени на сборы национальных команд. Ребята должны тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться. Вопрос о предоставлении им большего игрового времени в клубах тоже нельзя обойти стороной. Но мне кажется, что фактор тренировок более значим. Благодаря им молодые игроки становятся лучше и автоматически получают больше времени на площадке. Кто занимается два раза в день, имеет преимущество над тем, кто проводит одну тренировку. А в Германии хватает гандбольных интернатов и образовательных центров. Как и одаренных доморощенных игроков.

— Руководство бундеслиги недавно вновь заявило, что осознает всю значимость сборной и примет меры для ее усиления. Но ничего конкретного пока не сделано...
— Мне как тренеру национальной команды другой страны не следует открыто судить об этом или что-то комментировать, вмешиваться, давать советы или критиковать.

— В Германии много говорят и о том, что игроки часто отказываются приезжать в сборные — даже когда здоровы. Как относитесь к этому? Вы ведь долго работали в бундеслиге...
— В принципе все должны содействовать приезду в национальную команду лучших мастеров. Можно говорить о структуре, лимите на легионеров, разрабатывать концепции, но главное — приезд гандболистов. В Германии лучшая лига мира — значит, сильнейшие немецкие игроки из этой лиги должны выступать за сборную. Если кто-то не может прибыть из-за травмы, вопросов нет. Но если значимые игроки отказываются по другим причинам, то надо реагировать.

— Поэтому сборная Германии и не попала на EURO? Ведь она явно не всегда выступала в сильнейшем составе. В матче с черногорцами не должен ли был защищать ворота Йоги Биттер? Он находился в отличной форме и здорово помог “Гамбургу” выиграть Лигу чемпионов...
— Верно, Биттер в последнее время играл блестяще. Но не хочу и не могу судить об отдельных случаях. Я не бундестренер. Конечно, я в курсе ведущихся в Германии дебатов. В принципе игроки не должны проявлять так мало интереса к выступлению за сборную. Или оказываться между двух огней и таким образом испытывать давление. Конфликтов между интересами сборной и клуба возникать не должно.

— Не опустился ли слишком низко порог, позволяющий игрокам не приезжать в сборную? И виноваты ли в этом клубы?
— Вообще клубы не должны чинить гандболистам препятствий в этом вопросе. Все стороны — работники федерации, тренеры сборной и клубов, сами игроки — должны чувствовать ответственность и способствовать тому, чтобы в национальную команду приезжали все сильнейшие. Нет смысла рассматривать вопрос о лимите на легионеров, когда не выполняется такое базовое требование. Не должно быть такого, что игрок предпочтет отказать тренеру сборной, но избежать конфронтации с наставником или менеджером клуба.

— Это, несомненно, системный вопрос. В Германии, в отличие от Беларуси, нет единой концепции, которая объединяла бы федерацию и лигу. И тенденция такова, что клубы заботятся прежде всего о своих интересах.
— Попытаюсь ответить на этот вопрос не как тренер белорусской сборной, а как человек, работавший в прошлом в бундеслиге. Вот вам пример: когда я руководил “Лемго”, даже такая звезда, как Даниэль Штефан, не позволял себе отказывать Хайнеру Бранду, если на то не было веских оснований. Я как клубный тренер Штефана ощущал, что для него это было вопросом совести.

— Сейчас многим игрокам не хватает такого подхода к делу. Должны ли клубы помогать им вырабатывать правильное отношение к сборной, вместо того чтобы тайно или явно ставить палки в колеса?
— С тех времен, когда я работал в бундеслиге, хорошо знаю все аргументы клубных руководителей. Но тот, кто требует от сборной успехов и достижений, должен последовательно содействовать, чтобы в нее приезжали все лучшие мастера.



Комментарии (0)