2003-10-09 15:55:44
Интервью

ИГРОК МЕСЯЦА. Ярослав Чуприс: заводной аэрофоб

ИГРОК МЕСЯЦА. Ярослав Чуприс: заводной аэрофоб

При выборе героя стартового отрезка сезона хоккейный отдел “ПБ” постарался учесть успехи претендентов на звание не только в чемпионатах ВЕХЛ и Беларуси, но и в матчах в составе сборной страны, успевшей выступить на двух турнирах и формировавшейся на основе местных ресурсов. По совокупности заслуг предпочтение было отдано форварду минского “Керамина” Ярославу ЧУПРИСУ.




— Ярослав, а сам как считаешь, насколько удалось тебе начало сезона?


— Прежде никогда не доводилось на старте столько много играть: клуб, сборная… Тяжеловато, но интересно. Ведь в матчах за национальную команду выступали против сильных соперников. А это не только физические, но и психологические перегрузки. Представляя свою страну, испытываешь двойную ответственность: повышенное внимание прессы, болельщиков. Стараешься выкладываться по полной программе, зарекомендовывать себя наилучшим образом. С другой стороны, в клубе тоже нельзя играть спустя рукава. Нужно отрабатывать зарплату. Впрочем, на то и существуют восстановительные процедуры, препараты. Спасибо нашему кераминовскому доктору Андрею Луневскому. Благодаря его мастерству мы своевременно обретали необходимые кондиции, почти безболезненно преодолевая функциональные спады. Сейчас ребята-сборники снова находятся в хорошей форме и в любой момент готовы помочь главной команде.


— Какой матч удался тебе хуже других, а какой — лучше?


— Самый неудачный поединок провел против “Юниора” после возвращения с латвийского этапа “Евровызова”. Багаж с формой прибыл из Риги с опозданием, поэтому пришлось пропустить не только матч с “Химиком” в Новополоцке, но и четыре дня тренировок. К тому же не участвовал в игре центральный нападающий нашего звена Алексей Крутиков, у которого во время пребывания сборной в Латвии умер отец. Без Лехи у нас с Димой Мелешко ничего не клеилось. И, несмотря на победу “Керамина” 5:1, мы свой микроматч умудрились проиграть. Лучшие же встречи наше звено провело в Минске против лиепайского “Металургса”. Мне тогда удалось забросить по две шайбы.


— Какие впечатления оставил стартовый отрезок сезона? Можешь сравнить его с аналогичным периодом прошлого года?


— На мой взгляд, в этом году национальный чемпионат стал еще сильнее. Значительно укрепило его возвращение в Беларусь известных игроков. Олег Романов, Олег Микульчик, Андрей Расолько, Сергей Чернявский, Александр Андриевский, Александр Гальченюк задают тон в “Юности”, “Гомеле” и “Химволокне”. Появилась новая команда приличного уровня — минское “Динамо”, которое возглавил очень сильный, грамотный специалист Юлиус Шуплер. Как ни парадоксально, но введение лимита на легионеров тоже сыграло свою положительную роль. Ограничения на иностранцев вынудили более тщательно и взвешенно относиться к приглашению варягов. Александр Волчков, Владимир Зоркин, Игорь Андрющенко, Владимир Завьялов, Игорь Зеленчев — все они в свое время пребывали не на последних ролях в российской суперлиге. Перечисленные факторы, думаю, поспособствуют завязке неслабой интриги. Ведь количество претендентов на медали увеличилось. В том числе и благодаря лихому старту “Немана”, от которого никто не ожидал подобной прыти.


— Укрепление национального первенства — дополнительный козырь в руках сторонников выхода белорусских клубов из ВЕХЛ…


— Участие в Восточноевропейской хоккейной лиге не способствует стабильности, ритмичности календаря. Это минус. Но он с лихвой компенсируется разнообразием и колоритом, которые вносят в турнир прибалтийские и украинские команды. А то местные соперники за сезон настолько приедаются! Если же количество кругов белорусского чемпионата еще увеличится…


— В минувшее межсезонье у тебя были приглашения в другие клубы?


— Летом уезжать никуда не планировал. Еще в ходе прошлого первенства страны продлил соглашение с “Керамином” на один год. Хотя после чемпионата мира поступило приглашение из Хабаровска. Я даже поставил подпись на факсимильном варианте договора, с предварительными условиями которого ознакомился. Правда, больше от дальневосточников не было ни слуху ни духу. Как мне потом объяснили, сотрудничество во многом не состоялось из-за неудачного выступления нашей сборной на мировом форуме в Финляндии. Слышал также, что весной определенный интерес к моей персоне проявлял воскресенский “Химик”. Но до конкретного разговора дело так и не дошло.


— А в прежние годы пытался начать легионерскую карьеру?


— Два года назад Владимир Сафонов приглашал в Екатеринбург. Но пребывание в “Динамо-Энергии” произвело удручающее впечатление, и я рад, что вовремя ушел. Клуб не имел ни нормальной базы, ни катка. Да и сам Урал, и обстановка в команде действовали как-то угнетающе. Это можно было бы стерпеть, если б доверяли место в составе. Но увы… В общем, не мой это был коллектив. И когда “Динамо-Энергия” находилась на предсезонном турнире в Санкт-Петербурге, меня разыскал по телефону Валерий Воронин, посоветовал вернуться. Что я и сделал, и ничуть о том не жалею. Ведь в минувшем чемпионате екатеринбургская команда находилась на грани развала…


— Махнуть за океан мыслей не было?


— Туда меня никто не звал. Да и не отношу я себя к игрокам североамериканского стиля — больше по душе комбинационный хоккей, который исповедует мое кераминовское звено. С Лешей Крутиковым и Димой Мелешко мы понимаем друг друга с полувзгляда, с полужеста. Причем не только на площадке, но и в жизни. Такая сплоченность здорово помогает. И моя удачная игра — это не меньше чем наполовину заслуга товарищей по команде.


— Весной тебе довелось испытать силы в компании лучших сборных мира в Финляндии…


— Признаться, изначально попасть на чемпионат мира даже не планировал. Более того, я не был уверен, что пригласят на сборы национальной команды. За предоставившийся шанс схватился руками и ногами. Где-то помогло благоприятное стечение обстоятельств, удалось хорошо проявить себя в товарищеских матчах с Украиной, на сборе в Германии. Плюс травмы Скабелки и Антоненко. Что касается оценки своего выступления, то удачным его признать никак нельзя. Хотя, с другой стороны, со своей задачей-минимум — не пропустить — справился, не проиграв ни одного микроматча. Но большего достичь не сумел. Впечатления от встреч с лучшими командами — не в нашу пользу. Находясь на площадке рядом с куда более искушенным соперником, ощущали дискомфорт, не успевали за развитием событий. На оценку ситуации отводилось куда меньше времени, чем в национальном первенстве. Всего лишь повернул голову — а ситуация уже изменилась на 180 градусов. Канадцы, шведы и американцы превосходили нас практически по всем компонентам: в катании, технике, тактике. Положение усугубили нагрузки, которыми измотал команду Крикунов перед чемпионатом. Планировалось, что к старту мы будем в тонусе, вышло же наоборот. По сути, прошли еще одну предсезонку. Лично мне было очень тяжело функционально, из-за чего в нападении ничего не показал. Я ведь побегать могу и люблю, но не хватало ни сил, ни дыхания, ног под собой не чувствовал.


— Лучшим игрокам белорусского чемпионата реально приблизиться к уровню ведущих сборных?


— Я считаю, вполне. Но это возможно лишь в том случае, если хоккеист попадет в сильную команду. Постоянно имея перед глазами ориентиры в лице классных партнеров, он будет тянуться за ними, развиваться. Постепенно приспособится, обобьется в этой среде. Конечно, это тяжело. Придется многое стерпеть и набить немало шишек. Но если хватит целеустремленности, то прогресс будет. Хочется в ближайшие пару лет попробовать себя в более сильном чемпионате, желательно в России. А если еще и всей нашей тройкой в одной команде — то вообще замечательно было бы. Впрочем, можно и в Европу махнуть. Например, мне импонирует швейцарский чемпионат, он весьма приличного уровня. Только вот рекомендацию тамошним клубам получить не от кого. Правда, у меня есть агент — россиянин. Подписал с ним контракт после чемпионата мира. Но этим все наше сотрудничество пока и ограничилось. Никаких сигналов мой промоутер не подает, хотя летом обещал меня куда-нибудь устроить. Вообще же хороший, компетентный агент — это большое дело. Он и контракт грамотно составит, и в суде твои интересы будет отстаивать. У игрока-то времени на тяжбы да волокиту не всегда хватает.


— Вернемся к делам сборной. Как оценишь недавнее выступление ее экспериментального состава в Латвии на “Евровызове”?


— В команде происходит смена поколений, и молодежи рано или поздно придется занимать места аксакалов. Чтобы этот процесс был менее болезненным, юных игроков необходимо уже сейчас бросать в бой. Для чего, собственно, и существуют турниры типа “Евровызова”. Думаю, в Латвии мы выглядели достойно. И уроки, полученные в поединках против сборных сильнейшего дивизиона — Латвии, Франции и Казахстана — не пропадут даром. Пусть не хватало опыта, мастерства и удачи, зато проявили бойцовский характер.


— Комментируя твое выступление на “Кубке ”Спартака", главный тренер сборной Михаил Захаров заметил, что “если бы Чуприс использовал хотя бы половину голевых моментов, то обратил бы на себя внимание российских клубов”…


— Объяснение простое — не хватает мастерства именно в реализации моментов, в завершающей стадии. А еще опыта, хладнокровия. Ну и везения, конечно. Но его нужно заслужить. Упорной работой, тренировками.


— Еще одна характерная черта Чуприса — взрывной характер. Кстати, пролей свет на дисквалификацию, наложенную на тебя и Игоря Леоновича Международной федерацией хоккея после матча Континентального кубка с норвежской “Волеренгой” два года назад…


— С моей стороны был обычный силовой прием. Может быть, выполненный не совсем чисто. Но максимум, на что тянул, — это удар в спину. Игрок после столкновения встал и побежал дальше как ни в чем не бывало. А судья удалил меня до конца встречи как за колющий удар, повлекший трехматчевую дисквалификацию. За дальнейшим откровенным “сплавом” я наблюдал с трибуны. И нет ничего удивительного в том, что произвола, творимого судьями, не выдержал набросившийся на арбитра известный горячим нравом Игорь Леонович…


Вообще же по характеру я холерик. Завожусь очень легко. Впрочем, так же легко и остываю. Никаких обид на соперника, да и на судей, с которыми в запале борьбы имею обыкновение пререкаться, за пределы площадки не уношу. И совладать со своими эмоциями очень трудно. Со мной даже исполнительный директор клуба на эту тему воспитательные беседы проводил. Безрезультатно. Правда, замечаю, что сдержанность сама потихоньку приходит с возрастом. В детстве же доходило до слез. Я и мои партнеры по тройке, Трепенок Андрей и Вова Шульженко, были маленького роста, первый тренер Владислав Астапенко нас еще “горохом” прозвал. Выходили на лед в третьем звене, но проигрывать ужасно не любили. Когда же что-то не получалось, я закатывал истерики.


— Какими еще видами спорта интересуешься?


— Спортивный канал включен почти все время, пока нахожусь дома. Разбираюсь практически во всех игровых видах. Разве что в правила керлинга никак не вникну. Да и то потому, что объяснить некому.


— Другие увлечения: книги, фильмы, автомобили, путешествия?


— Времени свободного не так много, поэтому редкие выходные стараюсь провести в компании с друзьями и любимой девушкой. Автомобиль недавно приобрел. Но он для меня — только средство передвижения. Ковыряться в нем не стану. Путешествия? Только если на поезде или автобусе. Перелетов же панически боюсь, страдаю аэрофобией. Когда самолет трясти начинает, ребята шутят, смеются, а меня пот холодный прошибает. Высота ассоциируется с безвыходностью. Может, потому, что всю жизнь живу на первом этаже?





Комментарии (0)