2010-01-12 21:14:22
Интервью

Мнение специалиста. Виталий Ерфилов: вновь с вами

Мнение специалиста. Виталий Ерфилов: вновь с вамиВозвращение Владимира Сафонова в Беларусь летом 2009 года ознаменовалось оглашением руководителями федерации планов возрождения и подъема на качественно новый уровень детско-юношеского хоккея. А для решения злободневных проблем, в том числе и подготовки ближайшего резерва как для национальной дружины, так и команды КХЛ, специалист пригласил своих давних знакомых. Один из них — Виталий ЕРФИЛОВ. Известный российский тренер, давший мировому хоккею Валерия Харламова и Владислава Третьяка, нынче пытается отыскать белорусские таланты.




— Виталий Георгиевич, если не ошибаюсь, вам не впервой работать с нашими сборными?
— Действительно, в конце 90-х годов прошлого века помогал Михаилу Захарову в молодежной сборной. Но тогда мы свою задачу не выполнили — в элитном дивизионе не удержались. По стечению объективных и субъективных обстоятельств. Вспоминать то сотрудничество трудно. Получилось так, что в самый ответственный период подготовки к чемпионату мира Михаил Михайлович разрывался на два фронта. Первый — это сборная, которая проводила последнюю подводку к турниру, а второй — клуб. График тренировок и их объем часто нарушались. А потом он уехал куда-то играть за команду вашего президента, в результате “молодежка” осталась без руководства. Логично задать вопрос: “А что же делал Ерфилов?” Отвечаю: ситуация вокруг той сборной сложилась весьма запутанная. Захаров толком работать мне с ребятами не давал. Потому что он — главный, он за все отвечает. А когда Михаил Михайлович уехал, оказалось, что и питание хоккеистов происходило по каким-то личным каналам Захарова. Денег выделялось немного, а цены-то везде были коммерческие. И так как сборы проходили в Минске, а костяк дружины составляли столичные ребята, пришлось на несколько дней распустить всех по домам. А что еще делать, когда парни сами признавались, что они голодают. Иногородних тогда было мало, и они также разъезжались с минскими ребятами. Как итог — вылет сборной из элитного дивизиона.

— Учитывая тот печальный опыт, почему решили вновь помочь белорусам?
— Сейчас звал уже другой тренер. К тому же тогда я приезжал помогать Захарову как тренер, а нынче специализация моя узкая — только консультации ваших молодых голкиперов, в другие вопросы не влезаю. Если Владимир Сафонов интересуется моим мнением, высказываю свою точку зрения. А вмешиваться в деятельность и Сафонова, и Микульчика, и Заливако не вижу необходимости: эти специалисты работают добросовестно, вдумчиво. Вполне на уровне России, если не еще кропотливее.

— До возвращения Сафонова наши прежние наставники также ничем не отличались от российских коллег.
— Старая закалка. В советские времена все работали на совесть, а не ради личных благ.

— И как вам юные белорусские вратари?
— Как и все голкиперы их возраста: добросовестные, старательные, в каждом есть определенная искра божья.
Но что бросилось в глаза по прошествии нескольких месяцев тренировок — нехватка опыта международных встреч. Взять последний представительный турнир в Пинске, где белорусы соперничали со сверстниками из Германии, Словакии и Дании. Наши ребята попросту не ожидали, что броски могут исполняться с дистанции больше чем семь-девять метров, и не были к этому готовы.
Но кое-как выдержали то испытание, набрались опыта. И в принципе вратари в этой юношеской сборной — не самое слабое звено. Ведь часто бывает, что команда отлично укомплектована в защите и атаке, но голкиперы — никакие.
Я много лет работал с различными сборными СССР и России, потому прекрасно знаю, что год на год не приходится. В одном возрасте отличные нападающие, в другом — защитники. Помнится, однажды поехал на юношеское первенство Европы, по сути, без вратарей. А ведь в ту пору на главные команды страны работал весь Союз, сейчас же — одна республика. Тогда на заметке были два хороших стража. Но один провалил сезон, а другой, пытаясь вырваться со сборов в город, сломал пятку, неудачно прыгнув со второго этажа.

— Возможно, следует подтягивать в юношескую и молодежные сборные голкиперов, которые моложе полевых хоккеистов, тем самым закрывая позицию и работая на перспективу?
— Мы так и поступили. Ян Шелепнев на год моложе, Сергей Степанов из “Юниора” тоже 1993-го. А вот если, к примеру, брать в эту дружину парня 1994 года рождения, необходимо хорошенько изучить кандидата. Все же шестнадцать и восемнадцать лет для голкипера — очень большая разница. В таком случае нужен крупный массивный мальчишка, который достойно смотрелся бы в компании старших. Через год может прыгнуть только очень одаренный и способный хоккеист. Вот в этой сборной Владимира Сафонова есть такой паренек, Артур Гаврус — шустрый, техничный. Периодически подключаю его к занятиям с вратарями, чтобы и он больше возился с шайбой, и голкиперов потренировал. Порой даже покрикиваю: не смотрит еще, что делает. А так пацан хороший, думающий. Будь он росточком сантиметров на десять выше и весом килограммчиков на столько же тяжелее, можно было бы безбоязненно подключать Гавруса к старшему возрасту. В юношеском хоккее из-за такой разницы в антропометрии столько ненужных травм случается. Не увернется — и белорусский хоккей потеряет талантливого паренька.

— То есть форсировать вывод на качественно новый уровень не рекомендуете?
— С Владимиром Михайловичем Сафоновым много говорим на эту тему. Сошлись во мнении, что Артура необходимо подпускать аккуратно, без перегиба.

— Виталий Георгиевич, что заставило вас переквалифицироваться в узкоспециализированного наставника по вратарям? Ведь прежде вы не один десяток лет работали, скажем так, общим тренером.
— Причин несколько. В 1995-м стал пенсионером. Последний возраст, который вел в московском “Динамо”, — 1981 год рождения, уровень исполнителей подобрался средний. А из обоймы сборных СССР ушел еще раньше, на прощание поработав с поколением 1970 года. Потом в союзные команды пришли новые наставники со своими помощниками. Да и устаешь от стольких лет нахождения под прессом. Каждый тренер любит и хочет выигрывать, но у нас же еще требуют сверх обязательных побед. Каждое поражение оборачивается поиском мозгов в тех местах, где их и быть не может. Почему взял того, а не этого, почему поставил в состав этого, а того задвинул в другое звено и так далее. К тому же с начала 90-х вмешиваться в деятельность тренеров стали родители. Это и подвигло уйти на покой. Однако тогда же получил предложение работать исключительно с голкиперами. В Москве предприниматель Анатолий Руссу создал частную структуру “Международная школа хоккейных вратарей”.
Я начал заниматься только с представителями этого амплуа, о чем впоследствии не жалел. Перестроился быстро и безболезненно, потому что с первых дней тренерской деятельности почему-то уделял голкиперам больше внимания. До создания МШХВ обычно сам искал возможность, чтобы позаниматься с ребятами из “Динамо”, выбивал время, место. А затем эта необходимость отпала. Когда начинали, Анатолий Федорович спросил: “А что мы будем делать, если придет человек девяносто?” На что я ответил: “Хорошо, если два или три придут”. В середине 90-х ситуация другая была. Это сейчас юных вратарей возят на машинах, у них по два комплекта формы, они могут куда угодно приехать. А в ту пору мальчишки ездили на метро, с тяжеленными баулами. Спартанские переезды по Москве отбили бы у любого желание стать голкипером.

— И сколько человек пришло на первое занятие?
— Трое. Нет, четверо, с учетом сына учредителя. Но постепенно о нас узнали, количество учеников увеличилось. До 2000 года работали стабильно. Но после дефолта 1999 строительная фирма основателя центра обанкротилась.

— Неужели при вашем авторитете и российском дефиците классных вратарей не было желания обратиться за помощью или в хоккейную федерацию страны, или к московским клубам?
— Пробовал, но не получилось консолидировать усилия на общее благо. Об острой нехватке льда говорить, думаю, излишне. Даже несмотря на то, что в Москве понастроили хоккейных коробок и открыли множество различных детских школ. Но мэрия постановила: заниматься детям разрешено строго с восьми утра до восьми вечера. И только начинаешь просить лишний час для вратарей, как слышишь, что я отнимаю площадку у других коллег. Тренерский состав каждой школы был категорически против. А руководители ЦСКА, “Спартака”, “Динамо” нынче больше пекутся о насущных проблемах, не желая смотреть в будущее. Как говорил великий тренер Борис Павлович Кулагин: “Когда эти пацаны вырастут, меня уже уволят”.
Но одно время я мог до пяти раз в неделю тренировать исключительно голкиперов. На Малой арене Лужников мне предоставляли возможность для занятий на арене, где базируется команда Москвы. Собиралось по пятнадцать юных вратарей. Недавно вот мой воспитанник Сергей Сергеев пригласил в школу ЦСКА заглянуть, помочь ему. Но там такие разгильдяйчики 2000 года рождения, что я с ними не справляюсь. (Смеется.)

— В Беларуси Александр Шумидуб также несколько лет пытался создать школу вратарей, однако, наевшись завтраков от руководителей федерации, перебрался в Гомель, где и воплотил свои идеи в жизнь.
— Знаю о ней, однако пока не сотрудничаем. Саша — суровый мужик. Мы знакомы еще с юношеской сборной СССР, а в 1982 году вместе выиграли юношеский чемпионат Европы. Помню, постоянно подкалывал его: “Саша Шумидубов”, на что слышал в ответ: “Я Шумидуб”. Ладно, думал, дуб так дуб. Но характер у Александра был не сахар. И работал он не покладая рук. Вот и в эту команду Владимира Сафонова из “Гомеля” вызывается Миша Моцар. Толковый паренек, рассказывавший, что Шумидуб занимается в структуре клуба со всеми вратарями.
У нас профессия такая, что работать необходимо со всеми. Начнешь выбирать — останешься без учеников. Во-первых, талант голкиперов трудно распознать. Во-вторых, есть множество сопутствующих факторов.
К примеру, способный паренек живет в пригороде и не может постоянно приезжать на тренировки. А есть городские ребята, пусть и менее одаренные, но регулярно посещающие занятия. И нужно пытаться выжать, вылепить что-то толковое из каждого. Был у меня талантливый мальчишка, Сашка Фомичев, выделялся по своему возрасту в России. Уехал в Северную Америку, там быстро завоевал авторитет и уважение. А вернулся на родину и потерялся. Почему? Из-за языка.

— Незнание английского помешало заиграть в НХЛ?
— Да нет же, из-за своего языка. Фомичева Быков и Захаркин взяли в ЦСКА и давай чему-то учить. А Сашка им: “Пятнадцать лет назад мне все это уже Ерфилов растолковал”. И все. Александр осмелился противоречить тренерам и потерял место в составе. Начал переживать, дергаться, постоянно был напряжен, это влияло на игру. Дай бог, чтобы сейчас у него все пошло в гору в Нижнем Новгороде.

— Тренер вратарей — это больше наставник или психолог?
— Необходимо по-разному подходить к ребятам каждого возраста. Начинающих больше учишь, ставишь им технику, потом уже требовать, давать нагрузки. С малышами тяжело физически, потому что постоянно нужно все упражнения показывать самому. Старшим же можно дать задание и смотреть, корректировать его выполнение. С другой стороны, сложно работать со всеми возрастами. Ибо важно убедить ребят в пользе того, что от них требуешь.
Я как-то предложил московской федерации и столичным клубам проводить детское шоу вратарей. К примеру, в этом году “Динамо” выделяет определенное ледовое время, на каток “бело-голубых” приезжают представители многочисленных школ и центров определенного возраста. Проводим эстафету, проверяем катание, даем различные упражнения. И по итогам каждого конкурса отсеиваем худших, таким образом определяем лучшего. На следующий год уже другая команда выступает в качестве хозяев шоу и так далее. Но никто не желает осуществить эту затею.

— Какие слабые стороны нынешних голкиперов?
— Сравнивать со стражами, к примеру 80-х годов, думаю, неуместно. За последние десятилетия очень выросло мастерство полевых игроков. Поэтому и требования к голкиперам ужесточились. К тому же почти все вратари стали опускаться на щитки. А это очень хитрый и неоднозначный момент: нужно точно знать время и место, когда садиться. И важно научиться делать это правильно. Основная ошибка в том, что голкиперы садятся вместе с руками и плечами. Хотя плечи по идее всегда должны быть расправленными, тем самым человек закрывает больше пространства “рамки”. Но получается, что весь верх оказывается свободным, а потом уже хаотичные махания бабочки в попытках выручить команду. Вот форварды и раскачивают стражей, а после вгоняют шайбу под перекладину. На ногах-то ты еще двигаешься, успеешь переместиться, а на коленях уже все — прикован ко льду.
Чего до сих пор не могу понять, так это зачем многие современные вратари выкатываются из ворот при развитии атаки соперников, а при замахе для броска начинают отползать обратно.
Ведь поначалу все было сделано правильно: выкатившись, ты сокращаешь угол обстрела, усложняешь задачу оппоненту. И ни один голкипер так толком и не объяснил, почему он при замахе начинает пятиться. Элементарная ошибка, присущая многим.

— Следите за белорусскими стражами?
— По мере возможности. К примеру, на мои тренинг-кэмпы постоянно приезжает паренек из школы “Юность” 1997 года рождения по фамилии Красный. Ребята из других ваших городов также периодически появляются на сборах. И могу вас обнадежить: голкиперы у белорусов не самая слабая сторона. С защитниками дела обстоят куда плачевнее.

— Но о способностях Мезина, Коваля и Шабанова вы, безусловно, осведомлены лучше. Как думаете, кого из них лучше сделать основным на Олимпиаде в Ванкувере?
— Прекрасно знаю Сергея, с которым пересекались и в Новокузнецке, и в Питере, и в Москве. И он, и Андрей, и Виталий совершают одну и ту же ошибку: неправильно руководят своим вниманием во время матчей.
Это целая наука. Голкипер должен мыслить как полевой игрок, чтобы быстрее понимать: кто и что будет делать в той или иной ситуации, четко улавливать момент атаки и отличать ее от имитации. А чтобы усовершенствовать Шабанова или Мезина, нужно с ними тесно пообщаться, повертеть в руках.
В игре же стражи делают то, что умеют. Проанализировав, почему пропущена шайба, можно понять, где ошибся вратарь: прозевал момент броска, не выкатился или не прочитал комбинацию.

— В истории суверенного белорусского хоккея с голкиперами связаны два великих события. Первый — это признание Андрея Мезина лучшим стражем последнего чемпионата мира.
— Считаю, по делу. Он очень помог вашей сборной.

— Второй — шайба Владимира Копатя в олимпийском четвертьфинале 2002 года.
— У Сало в тот вечер, по-моему, случилось мгновенное затмение. Такие явления периодически происходят с вратарями. Не знаю их природу: от перенапряжения ли, или еще от чего. С Шабановым вот тоже был один забавный случай в Новокузнецке. Играл местный “Металлург” с воскресенским “Химиком” дома. До окончания третьего периода остается полминуты, а “Кузня” ведет — 3:2. Сергей ловит шайбу в ловушку и, чтобы не делать вбрасывание у своих ворот, начинает вытряхивать ее на лед. А та застряла. И тут Серега бьет себя об щиток, шайба вываливается и попадает на конек партнеру, после чего оказывается в воротах. В овертайме “Металлург” уступил. Главный тренер Николай Соловьев не стеснялся тогда в выражениях в адрес Шабанова.

— Что делать, чтобы в Беларуси появились нормальные вратари?
— Идти по проверенному в Европе пути. В Швеции когда-то постановили: в клубах элитного дивизиона должны быть только свои голкиперы. И сейчас сколько скандинавов играет в НХЛ! Вот они, плоды той грамотной политики. Жизнь заставит рано или поздно. Правда, до этого много молодых ребят так и пропадут, сидя за спинами дорогих легионеров. В России уже дошли до этого. В Беларуси ведь условия созданы хорошие. Но вам надо развивать детский хоккей. Хотя вот у Толи Беляева недавно разогнали один возраст. А это не дело...




Комментарии (0)